Fade to Black

Объявление

The New York Observer
Убийца отца практически дышал ей в затылок, и эти еле ощутимые вибрации мертвеца, который обязан гонять по лёгким воздух, чтобы издевательски посмеиваться, липким чувством бессилия бежали по коже. Будто собака из эксперимента Селигмана, Клэр осознавала: новая боль наступит, и с этим ничего не сделать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Memory remains » We're all death's meat in the slaughterhouse


We're all death's meat in the slaughterhouse

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s3.uploads.ru/wSpyM.jpg

RICHARD FERGUSON, SAMANTHA CROWLEY

19 марта 2016 года, суббота, два часа после полудня. Манхэттэн, Мидтаун. +9°, облачно, слабый ветер.
Они оба просто делают свою работу.

Отредактировано Samantha Crowley (2018-11-26 21:36:58)

+1

2

Если ты белый, лучше в Гарлем не соваться. Если ещё и изображаешь щеголя из самопровозглашенного высшего общества, небрежно помахивая тросточкой и стуча каблуками хороших туфель по здешнему замызганному тротуару, то лучше и вовсе сваливай, пока кости целы. Ну или хотя бы не особо маячь на улицах, а то здоровенные чернокожие амбалы, играющие в баскетбол, быстро захотят сделать добротный мяч и твоей головы даже при свете дня. Увы, работа требовала идти на риск - "легенда" гласила, что он нынче Ричард Ричман, богатенький сукин сын, чьи деньги были заработаны путем стрельбы в людей под разными широтами земного шара. Вернувшись из очередной поездки, мистер Ричман возжелал пожить на широкую ногу хотя бы пару недель, для чего и сорил деньгами налево и направо. Дорогой костюм от какого-то педиковатого кутюрье-макаронника был единственным элементом образа, не таящим в себе особых сюрпризов, он всего лишь задавал общий тон, дополненный тросточкой (хорошо замаскированным клинком шпаги), шляпой с узкими полями (где притаился небольшой пакетик с отравой), туфлями (по привычке всунул в подошву сплющенный и хорошо заточенный гвоздь) и перчатками из тонкой кожи. Эти самые перчатки служили основным средством защиты от пакости из шляпы, так что тоже относились к вещам с подвохом. Дабы пустить окружающим в глаза совсем уж неприличное количество пыли, он приехал на машине представительского класса и в сопровождении пары мордоворотов из охранного агентства, что неодобрительно зыркали по сторонам, даже особо и не скрывая, что вооружены до зубов и готовы наделать в местных жителях множество отверстий. В общем, прибыл этакий богатенький буратин в не самый дорогой бордель не самого хорошего в мире района, чьи жители всего-то хорошего миру и сделали, что в Первую мировую выставили прорву солдат. Почему именно сюда? Ричард не задумывался над такими тонкостями, ему было велено упомянуть некоего "Большого Зи" и пенять на то, что эскортницы слишком дороги, да и не на всё согласятся. Потом приглядеть проститутку на свой вкус и сделать поганое дело номер раз. Отравить Эй Джея, здешнего воротилу, с расчетом на смерть последнего где-то через недельку. Дело, в общем, нехитрое - можно подбросить в выпивку, отравить деньги, смазать дверную ручку, наконец. Ферг... Ричман сработал чуть иначе, предложив бедолаге "заряженную" сигару, заботливо прикуренную от ста баксов в качестве демонстрации собственного наплевательского к ним, баксам, отношения. Разумеется, ценник тут же полез вверх с упорством альпиниста, покоряющего Эверест, но вот что-что, а деньги Ричарда не особо волновали. Всё равно для "Челвоекосилы", как он иронично сокращал название своей группировки, это всё было каплей в море, а вот впечатление на любящего блестяшки дикаря произвести удалось, договорившись между делом, что проститутку не просто привезут по указанному адресу, но и подключат её клиенту тариф "Извращенец+", позволяя хоть на ломти бедолагу порезать и скормить местным бомжам под видом говядины. Залог, понятно, будет утрачен безвозвратно, но к образу богатого полудурка добавилось клеймо извращенца и садюги, любящего полную власть над людьми, что в данном случае было только на руку "засланцу". Яркий, заметный, со странностями, он вызывал куда меньше подозрений, чем какой-нибудь неразговорчивый белый тип в чужом районе, что забрел сюда вроде как случайно. Вот такого-то точно бы поколотили от души, а с щеголем связываться, да рыпаться на его охрану, это себе дороже. Итак, дело сделано, через некоторое время Эй Джей подохнет от отравления полонием, лучшим другом российских спецслужб, если верить британским СМИ. Только кто ж его найдет здесь, этот полоний? Вот то-то же, что даже искать не будут. Помер и помер, хрен бы с ним, новый найдется тут же. Более удобный для "Человекосилы" причём.
Квартирка, если вдуматься, была неплохой. Просторная, светлая, на десятом этаже не самого высокого из здешних небоскребов. У Ричарда хватило времени на размещение здесь пары простеньких тайников с деньгами и оружием, при этом деньги были фальшивыми, а оружие не стреляло. Просто на случай, если заказанная потаскуха, выбранная по принципу "больше других похожа на человека" окажется с поганым характером и попытается клиента обокрасть или прикончить. Теперь оставалось только ждать, удобно устроившись на кожаном диване и поглядывая в окно на прекрасный пейзаж, рукотворное совершенство, созданное, что характерно, простыми людьми без каких-то там магов и, тем паче, нелюдей, которые и вовсе паразиты поголовно. Простые люди спешили по своим простым делам, не подозревая, что скоро в новостях появятся кричащие заголовки, и тем паче не связывая эти заголовки со спокойно глазеющим на них сверху мужиком в дорогом наряде. Приятно было ощущать себя вершителем судеб хотя бы на местном уровне, он явно был способен встряхнуть этот муравейник, что и собирался проделать. Но - всему своё время, сперва требовалось уладить ещё целую кучу небольших дел и делишек, а перед тем и вовсе набить себе живот. Пройдя на кухню, мужчина с тоской воззарился на холодильник, который явно пустовал последние дней несколько - и потянулся к телефону. Служба доставки пиццы, разумеется, его выручит, как выручала не раз до этого.

Отредактировано Richard Ferguson (2018-11-26 21:25:20)

+1

3

Покажите человечеству того придурка, что ходит по борделям с утра, как в булочную. Серьезно, любой более или менее здравомыслящий человек должен понимать, что упахавшиеся в самую тяжелую для себя, - вечерне-ночную, - пору девушки будут, мягко говоря, не в том состоянии, чтобы демонстрировать миру и клиенту то, чего от них ждут - хорошенькие мордашки, дежурные, как у стюардесс, разве что не дружелюбные, а зазывные, улыбки и всегда хорошее настроение. Шлюха не имеет права хандрить. Шлюха не имеет права чувствовать себя плохо, быть уставшей или больной. Шлюха должна быть этакой девочкой с картинки из порно-журнала. Не особо умной, - с ней никто не собирается играть в шахматы, не важно с каким характером, - сюда приходят выбирать совсем не жен. Всего лишь достойным оформлением отверстия, продающегося отдельно в любом магазине интимных товаров. И очень сложно быть таким, достойным, с самого утра. Потому по утрам никто в бордели и не ходит. Но, в этот раз, один придурок таки нашелся. И пока он беседовал с Эй Джеем, Каролина, старшая над всеми остальными девочками работающими в «Lush», спешно организовывала ему какой-то выбор из тех, кто в эту ночь остался без работы, а потому выглядел не так заебанно, в прямом и переносном смысле. Рыжая стерва носилась по второму этажу здания бывшей гостиницы, или общежития, - хрен его знает, что тут было раньше, пока ушлые нигеры не решили, что оно достаточно удобное для того, чтобы открыть блядюжник, - и расталкивала выживших.
- Быстро, быстро, куколки, - голос Каролины вырвал Саманту из сна, резкий и противный, как визжание бензопилы, - Десять минут на то, чтобы накрасить рожи и спуститься вниз.

Голова после сна тяжелая - сотней каменных ядер с ног невольников, таких же, какие, метафорические, на их лодыжках застегнуты. Отрывает себя от мягкости чужой кожи, смуглой, с оттенком молочного шоколада. Рассыпает вокруг полуночные пряди, скользя ими по животу любовницы, пытаясь заставить себя принять положение более уместное для человека, носящего гордое имя «homo sapiens», хотя, какая она, мать ее, «sapiens», раз находится сейчас тут, а не в своем доме, рядом с, - о боже мой, - мужем или своим парнем, и даже не собирается на любимую (или ненавистную, как лягут карты) работу, где не надо торговать собой за жалкий процент с оплаты, что не идет в карман сутенера. Да никакая. Максимум «homo habilis», с этим-то точно никто не поспорит. «А Саманта учится? Нет, Саманта уже умеет». Ха-ха. Три раза.
- Что случилось? - Элли зевнула, демонстрируя крупноватые зубы, и посмотрела на свою подругу мутноватым взглядом черных, как пустая звездная бездна, глаз, - Чего она верещит?
- Клиент, - Сэм сползла с кровати, направляя свое, все еще не желающее переходить в режим бодрствования, тело в сторону крохотной ванной комнаты.
- Какой придурок ходит по борделям с утра? - Элли села на постели, потягиваясь.
Хотела бы я это знать, - могла бы ответить Кроули, но не ответила, потому что спешно чистила зубы. Спорить с Каролиной не хотелось, они и без того были не в самых лучших отношениях, а рыжая сука могла ощутимо испортить ей жизнь. Во-первых, характером она обладала склочным и омерзительным, а во-вторых ее трахал Эй Джей. А сложив эти две истины вместе, на выходе можно было получить кучу проблем на одну тощую татуированную задницу.

Минимум, - больше просто не успеет, - косметики, путь и яркой, тут никто не требует соблюдения норм дневного и вечернего макияжа, лишь бы ты была похожа на экзотическую бабочку, пеструю и вызывающую желание схватить за крылья. И плевать всем, что бабочка умрет из-за этого, главное, что бабочка уже оплачена. Один из ее постоянных клиентов очень любил размазывать ярко красную помаду с губ на щеку, говорил, что это выглядит так, словно она давно мертва и очень красива.
Расчесать длинную гриву, на уход за которой уходит столько времени, что Саманта почти каждый день замирает перед зеркалом с большими ножницами, держа их раскрытыми у виска. И сама не сильно понимает в такие моменты, хочет она щелкнуть ими, оставляя шелковые на ощупь пряди на полу, или вогнать острые кончики себе в висок, туда, где кость тоньше и уязвимей всего, где бьется птичьим криком пульсирующая вена. И каждый раз останавливается, потому что знает, что за срезанными волосами последует боль, - Эй Джей не простит ей порчи товарного вида, а за смертью не последует ничего, разве что пустота наполненная криками. Саманте очень страшно думать о том, что те голоса, что бьются в виске рядом с веной, это те, кто уже умер. Страшно думать, что после смерти она будет вынуждена присоединиться к этому хору.
Нацепить полупрозрачное красное платье на тоненьких бретельках. Туфли на высокой прозрачной платформе. Едва ли в таком виде пустят в приличное общество, но, боже, где вы тут видели приличное общество? Она дожидается судорожно натягивающую чулки Элли, сжимает легонько ее ладонь своими прохладными пальцами. Прорвемся, солнышко? Ведь прорвемся же.

Внизу выстраиваются в ряд, словно на смотринах, - почему словно? это и есть смотрины, выбор, как на ярмарке породистую овцу, что шерсти больше прочих даст, - ненароком демонстрируя себя в самых выгодных ракурсах. Филонить не получится, Эй Джей за этим зорко проследит. Девочки должны отрабатывать свою программу по полной. Саманта рассматривает клиента, ничуть не стесняясь, даже вызывающе немного, проводя языком по пухлым ярко-красным, как открытая рана, губам. Белый, что уже редкость в Гарлеме. И выглядящий как... мажорный пидорас, если уж быть совсем честной. Редкая птичка. Павлин в курятнике. Саманта хочет смеяться во все горло, но не позволяет даже тени своего веселья проступить на лице. Смех - это последнее, чего ждут от шлюхи. Что-то в образе клиента выглядит ненатурально. Словно бы ее саму нарядили в дорогие шмотки и попытались выдать за королеву Англии. Что-то, чего не прячешь под костюмом. И когда он проходит мимо нее, голоса в голове захлебываются отчаянным воем, теряя всякое подобие голосов человеческих, становясь хором животным, трагическим.
Господи, ну что тебе стоит, путь выберет Франческу, негритянку с сиськами больше, чем голова. Путь посмотрит на Клэр, худенькую креолку с огромными глазами. Хоть раз услышь.
Не слышит. Как, впрочем, и всегда. Блондинистый франт кивает на Саманту и та улыбается, всем своим видом демонстрируя, - правильный выбор, сладкий, ты не забудешь этого. Девушки расходятся по своим комнатам, досыпать, а она идет в одну из комнат для клиентов, еще успев поймать взгляд Элли, полный не сочувствия, но ободрения. Сочувствие тут не в ходу, слишком дорогой и бесполезный товар.

Вот только в комнату заходит не клиент, а Каролина, окидывая ее странным, почему-то торжествующим взглядом.
- Тебя выкупили на две недели, - тянет она так сладко, что Сэм всерьез боится заболеть диабетом, - Все включено.
Сердце падает куда-то в район коленей. «Все включено», это не отель в Турции, это, на местном сленге, значит лишь то, что за нее заплатили столько, сколько бы заплатили за мертвую. И вернуть ее могут даже по частям в разных пакетах. Такое, конечно, не особо возможно, но она точно знает - это две недели запомнятся ей очень, очень надолго. Главное, чтоб не попортили татуировки, - отстраненно думает Саманта, заливаясь истерическим смехом, почти сразу обрывающимся резкой болью пощечины. Каролина смотрит в упор, кривя губы.
- Сиди спокойно, блядь, накрасилась как будто руки из сраки. Сейчас будем делать из тебя конфетку.
О чем ты, блядь, какую конфетку, - хочет заорать на нее Кроули, но молчит, только вздрагивает от прикосновения к лицу, прикрыв глаза, - Скорее обертку красивую, которую будет приятней порвать на клочки.
Когда, наконец, Каролина пихает ее к зеркалу, Саманта смотрит в лицо фарфоровой статуэтки. Статуэтки, которой предстоит быть разбитой.
- Не смей! Размажешь, дура криворукая! - Каролина хлопает ее ладонью по руке, тянущейся к очерченности скулы, проверить, можно ли порезаться о линию эту тонкую, - Все, вали собирай шмотки. Одежды много не бери, только белье.
- Я знаю, - огрызается.
В конце концов, за год она перевидала столько всяких извращенцев, что может написать автобиографический роман «Не я и бал, но меня конкретно». Черные гарлемские ребята почему-то очень любили брать именно белых девушек, видимо в их лице стараясь наказать всю европеоидную расу за века притеснений. И Саманте доставалось чаще прочих. «Это нормально», - говорила потом Элли, перебирая волосы любовницы, уткнувшейся ей лицом в колени, - «Ты тут меньше года, да и прости конечно, но выглядишь так, что на лбу тянет написать слово жертва». Нормально. Когда она стала считать такую жизнь нормой?

По дороге она молчит, уставившись в окно и с ненавистью разглядывая свое отражение в боковом зеркале. Лицо как у ягненка предназначенного на убой. Каролина сука. Всегда сукой была, и сукой подохнет. Очень хочется провести по лицу рукой, стирая эту маску, из-за блесток на ресницах не дающую смотреть нормально, словно швырнули в искусственный сугроб на Рождество, но нельзя. Саманта выдыхает несколько раз, успокаиваясь. Все в порядке. Ничего страшного, в конце концов. Не был похож тот придурок на совсем уж отмороженного садиста. Нечего мандражировать заранее.
В квартире, где она оказывается, Саманта ведет себя как кошка, принюхивающаяся к новой территории - обычная квартирка, из тех, что снимают подобно шлюхам - на время попользоваться. Не слишком явно, конечно, ведь ее сейчас, по канону, должна интересовать только одна фигура местной обстановки. Саманта поднимает глаза на мужчину, улыбаясь.
- И как я должна тебя называть? - голос мурлыкающий, натренированный часами перед зеркалом.
Да и вопрос нужный, ибо кто их знает, извращенцев, как у них принято?

Отредактировано Samantha Crowley (2018-11-27 17:41:20)

+1

4

Она прибыла даже раньше, чем ожидалось, опередив доставку, которой Ричард был бы рад куда больше, чем живой кукле. Как будто для усиления впечатления, эти ублюдки черножопые решили накрасить девку так, чтобы она и впрямь походила на ожившую статую из какой-нибудь гробницы. Блеклая и яркая одновременно. Живой человек, засунутый в восковую фигуру, как в фильме ужасов. Увидев её, "Ричман" заметно поскучнел, даже не собираясь делать вид, что не разочарован "оберткой". Ему ж не для потраха она нужна, а для сложной, комплексной легенды мужика с букетом странностей, который, что характерно, не был кем-то необычным в списке клиентов такого рода борделей. За вменяемые деньги купить не сильно потасканную бабу, которую можно со вкусом унижать, пытать и потом убить и раскидать по канализационным коллекторам, причём именно купить - да за такое предложение явно цепляются разного рода ублюдки, не слишком дружащие с "чердаком". Пожалуй, этой даже повезло, она в итоге умрет быстро и безболезненно. Мужчина посторонился, пропуская проститутку в квартиру и окидывая оценивающим взглядом несколько иного характера, чем стоило ожидать от такого рода клиентов. Профессионально деформированный давным-давно и совершенно наглухо, его разум в первую очередь расценивал женщину как ходячую бомбу, потом как подосланную убийцу, только потом как обладательницу приличной фигурки и симпатичного личика с глазами уже затраханного на две недели вперед человека. Спохватившись - идиот, какие тут бомбы!? - немного запоздало, Ричард преспокойно захлопнул дверь перед самым носом здоровенного негра, который в нормальной ситуации явно сунулся бы проверять квартиру на предмет пачки извращенцев в шкафу и алтаря Ктулху в туалете, но упс - бабенка была выкуплена насовсем. В сущности, эти две недели, щедро проплаченные, были лишь своего рода гарантийным сроком, в течение которого эта лярва должна вести себя прилично. Что там с ней будет дальше, бордель не волновало. Можно даже дать пинка под зад и пусть начинает новую жизнь, но... не тот случай.
- Ричард. Будешь хорошей девочкой, сократим до "Рич". Нет, хорошей не в привычном тебе смысле.
Он вернулся к окну, всё ещё небрежно помахивая тросточкой и буквально на уровне инстинктов ощущая, что Саманта (Хороший выбор, сэр! Умелая и покладистая!) встревожена не на шутку. Интересно, у них бывали прецеденты, когда вот так вот кого-то выкупали, а потом пропускали руки-ноги через мясорубку, остальное просто прижигали... тьфу, какие гадости-то. Нормальный человек так с другим человеком поступает единственно в силу большой необходимости, а не просто по прихоти. Что толку ломать пальцы, когда она не расскажет ничего интересного в обмен на укол мощного обезболивающего?
- Теперь топай в уборную, смывай с себя всё это блядство и возвращайся сюда в голом виде.
Голос мужчины был откровенно скучающим, как будто командовать проститутками приходилось каждый день по сотне раз, и ничего особенного в помыкании другими людьми он не видел. На деле же, Ричарда просто утомлял этот подход к выполнению его заказа. Формальный. Как привыкли. Могли бы хоть немного пораскинуть своими тупыми мозгами, что рядом с ним, этаким франтом, подобная кукла будет смотреться крайне ущербно в принципе. Да и истязать её, признаться, было бы лучше без всяких там блесток, отвлекающих и раздражающих своей безвкусностью. Ну как будто к чернозадому рэперу привезли, который от одной мысли, что будет натягивать белую сучку, уже кайфует как от наркоты своей. Хотя ладно, их не стоит осуждать, привыкли работать именно так, а отвыкнуть уже и не успеют.
- Основные черты характера, предпочтения в еде, болячки, вредные привычки. Выкладывай.
Когда проститутка вернулась, её ждали вопросы, к которым она явно не была привычной. Однако, для "Ричмана" было крайне важно узнать, с кем ему придется делить эту квартирку ближайшие дни. Она не сможет притворяться послушной марионеткой так долго, особенно когда рядом нет надсмотрщика. Вот ирония, в огромном городе страны победивших идей Севера, купить белую девку у черного хозяина. Знал бы Линкольн, до чего докатятся потомки, в гробу бы вертелся похлеще гироскопа. Мужчина не спешил разворачиваться, позволяя злобно буравить свою спину взглядом и корчить гримасы. Ему было всё равно, да и потом, пусть стоит себе голышом, ничего зазорного в этом нет. Чай не зимняя улица, не простынет.

+1

5

Выражение лица франта ей сразу не понравилось. Он даже не потрудился скрыть недовольство при взгляде на то, во что Каролина ее превратила. В чем-то Саманта его понимала, и даже была согласна, но шлюхам слова не давали, так что оставалось только смириться и по тихому порадоваться просьбе, - хотя на просьбу это походило меньше всего, скорее приказу, - смыть все это к ебаной матери. Очень вовремя, потому что ей изо всех сил приходилось останавливать себя от привычных жестов вроде как почесать нос или провести пальцами по щеке в задумчивости. Не любила Саманта тональный крем, и не пользовалась им практически никогда. Ей такая придурь была не нужна, природа решила, что достаточно отдохнула на ее характере, и на мордашке можно расстараться. Вторая половина приказа тоже не была необычна, в каком же еще виде предпочитают лицезреть проститутку, как не в голом? Кроули кивнула, и направилась на поиски уборной, подхватив свою сумку. Водой и мылом она это великолепие будет стирать до завтра, а о таких вещах как тоник для снятия макияжа мужчина едва ли озаботился, оно им, мужикам, не особо свойственно, знать такие мелочи. Зато ей было свойственно думать обо всем, что может пригодиться на две недели пребывания вдалеке от основной массы своих вещей. Оставив на раковине с десяток перепачканных ватных спонжей, Саманта уставилась на себя в зеркало, мерзко хихикая. Результат сейчас напоминал кадры из незабываемого диснеевского мультфильма про храбрую китаянку. Оставалось только запеть что-то вроде «Кто эта девушка? Кто же ты? Дай ответ!» и грустно смотреть на могилы предков. А сняв всю косметику, девушка всерьез задумалась, стоит ли рисовать новую маску, или хотя бы подкрасить губы прозрачным блеском, появившимся в ее косметичке не иначе как чудом. В итоге решила, что если бы клиенту было надо, он бы сообщил об этом, а, как говорят русские, без внятного тз результат хз. Если ее продали как породистую, - скорее беспородную, но так куда обиднее, - кобылу, это еще не значит, что она будет лапочкой, предугадывающей все пожелания и выполняющей их до произнесения. Куда проще включить идиотку. И безопаснее для себя, кстати. Саманта сложила вещи на свою сумку, отрепетировала перед зеркалом выражение лица, не сильно напоминающее гримасу человека, который хочет домой и какать, и вышла наружу. Вот только стараний ее явно не оценили.

Клиент просто отвернулся к окну, заставив девушку уронить пристегнутую к затылку маску, которая тут же разлетелась на куски у самых кончиков пальцев ног. Она почти увидела это, нервно отступив на шаг назад, опасаясь изрезаться о метафорические осколки.
Какого хрена тут происходит?
- Мы, блядь, что, на собеседовании? - одной из главных проблем Кроули было то, что она так и не научилась вовремя закрывать рот.
Вот и теперь все недовольство, рвущееся наружу праведным возмущенным писком, утихло только после бритвенного взгляда, брошенного мужчиной. Саманта вдохнула полную грудь воздуха, мысленно матеря себя, и медленно выдохнула. Вспышки ярости еще никого до добра не доводили, особенно перед человеком, которому ты, формально, принадлежишь. Ей даже возможности скипнуть по дороге не дали, доставив до самой двери под конвоем. Эй Джею явно не нужны были проблемы с богатеньким Пиноккио из-за строптивой шлюхи. Кроули заложила руки за спину, и принялась раскачиваться с пятки на носок, как рассказывающая урок школьница. Учитывая ситуацию, наверное, это выглядело очень комично. Но никто не смеялся.
- Холерик, хотя для тебя могу быть кем угодно, ты знаешь, как это включается. Вегетарианец. Ничего заразного или хронического нет.
Мужчина, наконец-то, отвлекся от созерцания видов за окном, обходя Саманту по кругу, все больше усиливая ассоциацию с ярмаркой и покупкой кобылы, чем неимоверно ее нервировал.
- Курю, пью, ругаюсь матом, трахаюсь с мужиками. Иногда с бабами.
Саманта прекрасно понимала, что злить этого мужика не стоит, но из-за нервов, вызванных его поведением, ее было уже не остановить.

Отредактировано Samantha Crowley (2018-11-28 21:12:47)

+1

6

Вот что делает нормальный человек, общаясь с тем, кто может выпустить ему кишки и вывесить ещё корчащееся тело за окно, зацепив ржавым крюком пару-тройку ребер за раз? Наверное, слушается, старается не привлекать особого к себе внимания - и, разумеется, тщательно выбирает слова, которыми излагает свои нехитрые мысли. Саманта нормальным человеком не могла быть по определению, для Ричарда проститутки были своего рода переходным звеном от свиноматки к людям с пониженной социальной ответственностью, иначе говоря - маргиналам. Смесь явно такая себе, что только что подтвердилось на практике, заставив лишь ещё сильнее уверовать в собственную точку зрения. Мужчина не стал тратить время на пространные рассуждения о месте этого куска мяса в здешней иерархии, просто полуобернулся и зыркнул так, будто рассекал надвое пулеметной очередью. Кажется, подействовало. Подождав пару секунд и прикидывая, куда же ему в итоге теперь смотреть, Ричард решил, что вид за окном его привлекает покамест сильнее, чем голая баба посреди комнаты. Она, в общем, статична и не будет изменяться, если не начать ей в этом активно помогать, а вот городской пейзаж ежесекундно преобразовывался во что-то новое, добавляя и убавляя красок, суеты и едва различимого через хорошую изоляцию, шума. Шлюха тем временем соизволила перейти прямо к делу, что несколько приподняло её в глазах временного владельца. Так, чуть-чуть. Холерик. Заметно по неумению держать язык за зубами и скрывать свои эмоции. Ничего особенного, так даже лучше, авось сболтнет что-то интересное, пытать её было решительно недопустимо. Разве что совсем задолбает, но тогда уж сразу - в расход после завершения процедуры. Вегетарианец. Мужчина чуть заметно скривил губы, подавив желание ехидно пошутить про семенную жидкость негров, которую явно не из сои делают. Сдержался, как-никак, был в большей степени флегматиком, не особо яркие эмоции не щедрым. Ничего заразного или хронического нет... это вообще не ответ, кто ей разрешил додумывать, какая именно болячка интересна заказчику? Пожалуй, если бы не отвращение к черножопым сутенерам, он бы непременно позвонил этому Эй Джею и попросил провести с девкой воспитательную беседу, чтобы самому не мараться. Но ладно уж, чего беспокоить будущий труп почем зря? Будет много нервничать, так может и подохнуть слишком рано, мать его ниггерскую. Фергюсон, вдобавок ко всему, был изрядным расистом, хоть и умудрялся делить тех же негроидов на темнокожих и черножопых, например. Вот владелец борделя был самым настоящим черножопым ублюдком, которому место в адском пекле, например. А иные темнокожие из числа сослуживцев - ничего так, приятные в общении ребята. Ладно, хватит отвлекаться, пора устраивать смотрины. Плавно развернувшись, Ричард неторопливо обошел женщину, разглядывая её с выражением старьевщика, подбирающего раздолбанный автомобиль, чтобы перепродать его с наценкой какому-нибудь дураку, при этом не переплатив. Татуировки, татуировки, кругом татуировки. От такого обилия изображений, в голове  сработал сигнал тревоги, ориентированный на наркомафию или банды латиносов... что зачастую одно и то же. Хватило ума приглядеться, чтобы понять - рисунки обычные. Наверное, даже красивые, если бы она знала меру. А так - вульгарное уродство и отличительный знак шлюхи. Впрочем, она и была шлюхой, удивляться нечему. Обход был окончен довольно быстро, никаких внешних повреждений не выявил, хотя те же следы уколов даже высматривать было бесполезно. Встав прямо напротив вредной бабы, которая явно нервничала больше обычного - немудрено, не каждый день её продают с хорошим шансом получить назад труп - "Ричман" неожиданно мягко заметил:
- Ты портишь первое впечатление о себе. Не надо так.
Им ведь на самом деле жить вместе много дней. Желательно бы, чтобы эти дни не превратились в бесконечные страдания для Саманты, и дело тут не в человеколюбии. Бедолагу выбрали в качестве основного тестового образца для одного гадкого снадобья, поэтому, как настоял представитель яйцеголовых, объект не должен значительно выходить за рамки своего нормального существования. То есть не избивать, не калечить, не привязывать к батарее на несколько дней. Ей, пожалуй, повезло. Курорт будет, если не сильно обнаглеет.
- И да, я не государство, чтобы раскошеливаться на твою травоядность, придется есть мясные продукты и не корчить при этом рожу. Теперь...
Чуть наклонив голову набок, Ричард посмотрел прямо в глаза проститутке, ничего особо хорошего ей не суля этим своим взглядом. Возиться с ей подобными он всегда брезговал, избегая борделей и "спуская пар" в обществе туристок, что охотно велись на стать и военную форму. Ну и на деньги, разумеется, тоже - но тут, если крикнуть в промежность, хотя бы эхо не будет неделю гулять.
- ...ты подробно перечисляешь свои заболевания, включая повреждения тканей, переломы и прочие последствия бурной жизни. На тебе татуировок больше, чем на боевике наркокартеля, так что постарайся ничего не забыть, если я случайно обнаружу хотя бы один шрамик под этой краской, то очень огорчусь.
На самом деле, ему было решительно наплевать на состояние бабы, с которой детей не крестить, на светские рауты не выходить, и даже в постели не кувыркаться, ибо брезгливо. Опять-таки, всё это нужно во имя чистоты эксперимента - вдруг у неё удалили аппендицит, и это на что-то там влияет?
- И да, одевайся, нечего сиськами светить, не на пляже нудистов.
Как она будет совмещать рассказ с одеванием, в сущности, тоже было наплевать. Ей дали приказ, вот пусть сама и ломает голову над его исполнением, если не хочет угодить под раздачу мотивирующих трендюлей, для начала - моральных. Растоптать остатки самооценки, если они там ещё были, можно без какого-то там чрезмерного труда, просто по порядку перечислить все её видимые недостатки, пройтись по социальному статусу и так далее. Как ни странно, абсолютного подчинения мужчина не предполагал, как и тупого исполнения только тех указаний, которые он дает. Нет, самостоятельности будет в достатке, тут дело исключительно в приоритетах. Его, Ричарда, слово - должно быть превыше всяких там "не хочу". И дало даже не в том, что Саманта сейчас - вещь, которую можно ломать и перекраивать по своему желанию, а в принципе в банальной дисциплине, не имеющей ничего общего с BDSM и иными игрищами извращенцев на тему безоговорочного повиновения. Придётся поддерживать хрупкий баланс между "можно" и "надо", чтобы, с одной стороны, не одуреть со скуки в компании "дурочки", с другой - добиться от неё нужных результатов. "Золотую середину" эту предстояло найти, причём в ближайшее время.

Отредактировано Richard Ferguson (2018-11-29 18:55:56)

+1

7

Вся эта ситуация напоминала какой-то арт-хаусный фильм. Хрен, покупающий проститутку, чтобы задать ей пачку идиотских вопросов и рассмотреть ее татуировки, вместо использования по прямому назначению. Саманта закатила глаза и мысленно досчитала до десяти, заставляя себя проглотить все возмущения и язвительные фразочки, напоминая себе о том, что она, вообще-то, тут тварь бесправная и должна делать то, что скажут. И постоять с голой задницей, отвечая на вопросы в стиле социального теста-опросника, это еще не самое страшное. Куда лучше чем, например, обслуживать троих сразу, насмотревшихся в интернете видео с сайта, на чьей заставке гордо возвышалась крепость арсенала Сан-Франциско. Правда не совсем понятно, как она должна была одеваться и одновременно отвечать на вопросы, но Кроули просто дошла до ванной комнаты, взяла свои вещи и вернулась обратно.

На заявление о том, что возиться с ее заебами по поводу вегетарианства он не собирается, Сэм только дернула плечом. Она не испытывала отвращения к мясной продукции, не закидывала мясные магазины тухлыми помидорами и вообще никому не мешала жить со своей, как он изысканно выразился, травоядностью. Но в ее случае вегетарианство было вынужденной мерой - шлюхам пенсию не платят, а возраст пригодный для работы проходит очень быстро. Так что поддерживать себя в форме в данном случае не прихоть, а суровая необходимость. А это означало следить за тем, то берешь в рот. Как бы смешно это в ее случае не звучало. Ну что же, две недели как-нибудь проживет на том, что сумеет наковырять с общего стола из съедобного для себя лично. Оставалось надеяться, что этот конкретный экземпляр мужика не предпочитает питаться фастфудом.

- Я не помню, - заявила она, в ответ на уточнение о количестве и качестве нанесенных ей повреждений, застегивая крючки на нижнем белье.
Она и в самом деле не помнила, когда и сколько травм у нее было. Запоминать каждую трещину в костях, полученную от нажравшегося отца, каждый синяк и порез, нанесенный клиентами, возбуждающимися от вида слез и крови, каждую ссадину, заработанную когда она, напившись со своей девушкой, подсадившей ее на наркоту, танцевала на перилах мостов, хохоча в ночное небо... слишком много всего. Сэм никогда не была домашней милой девочкой, самой страшной травмой для которой мог стать порезанный на кухне палец.
Блондин, однако, решил, что таким способом она решила позлить его, увиливая от ответов. Девушка едва сдержала себя от жеста капитана Пикара. Он что, серьезно?
- Я не помню всех своих переломов, повреждений ткани и прочего дерьма. У меня в башке нет суперкомпьютера, - сочла необходимым пояснить Саманта, с трудом сдерживаясь от злобного ехидства, прорывающегося наружу тонкими нотками в голосе, - Точно были трещины в ребрах, с десяток сотрясений, я не считала порезы, синяки, ожоги...
Она могла продолжать список своих травм до послезавтра, но решила, что клиент и сам умный мальчик и догадается, что шлюха нередко может быть избитой и травмированной, и совершенно не обязана запоминать каждый такой случай. Кажется, до него что-то дошло, но не совсем. Блондин скорчил мерзейшее выражение лица и светским тоном поинтересовался, не является ли ее нынешняя неприязнь следствием того, что она мечтает быть избитой в качестве знакомства, или просто так его боится, то не может держать язык за зубами.
- Боюсь, - Сэм дернула губой, глядя куда-то мимо его лица, памятуя о том, что прямой взгляд не нравится никому, - Но тебя-то это не ебет, верно?
Действительно, с какой бы стати его должно ебать, то будет чувствовать та, кого он будет... какой забавный каламбур получается.

Он сбил ее с толку, заставил уронить маску сладкой девочки, которая должна глупо хлопать глазками, открывать рот только для того, чтобы взять в него член, и вообще вести себя как умственно отсталая кокетка. Вот пусть теперь сам и думает, что делать с ощетинившейся девкой, которая явно не понимает, чего от нее хотят.
- Мне с тобой две недели как-то жить, дурная ты баба. Желательно, без необходимости каждый раз связывать и бросать в угол, чтобы глотку не перегрызла ночью, - устало и как-то скучно проговорил клиент.
Саманта рассмеялась, закрывая лицо ладонью. Он что, серьезно решил, что девчонка ростом ему по грудь, способна что-то ему сделать?
- Вообще-то, ты за меня заплатил, - самым гнусным из своей коллекции голосов тоном напомнила Кроули, - А если я шлюха, это еще не значит, что у меня нет совести или понятий о честности. Подумай об этом, когда будешь засыпать, ладно?
Девушка застегнула ремень на джинсах, представ перед мужчиной в том виде, в котором появилась в квартире, разве что без куртки и беспокойно переступая по полу босыми ступнями.

Отредактировано Samantha Crowley (2018-12-03 14:59:24)

+1

8

- Ты всегда такая... забывчивая, или только когда хочешь позлить клиента?
По голосу Ричарда было сложно догадаться, испытывает ли он какие-то особые эмоции в связи с тем, что эта бордельная девка не считает нужным выполнять прямое распоряжение. Не помнит она, как же. Просто пытается демонстрировать характер, явно не от хорошей жизни - и её даже можно понять. Не каждый день выпадает такой вот "кот в мешке", который может её порезать на куски в любую минуту без каких-либо прелюдий или поводов, просто по желанию левой пятки. Нет у неё суперкомпьютера, видите ли. Да за такие деньги могла бы и вспомнить, и выдумать ещё что-то, а она пытается играть в сарказм, пользуясь тем, что из-за гребаных татуировок ничего особого и не видно. А ведь там вполне себе можно разместить с десяток шрамов от операций, целую прорву уколов, добавить несколько гематом по вкусу, и хрен же так просто это всё попадётся на глаза! Впрочем, если яйцеголовым на самом деле требовалась бы совершеннейшая точность, они послали бы на задание кого-нибудь из своих ребят, просто для подстраховки, не доверяя головорезу из числа боевиков. По всему выходило, что и ему тоже не требуется знать всё-всё-всё, тем более, что никто и не собирается раскрывать такие подробности, как, например, небольшой шрамик на затылке, от падения в детстве с качели. Ему хватит и услышанного: трещины в ребрах, ожоги, порезы, типичный набор проститутки, которую никто особо не бережет. Видимо, поэтому и удалось так легко и просто "снять" её с тарифом "Извращенец+", когда даже отрезанная нога не будет поводом задавать глупые вопросы состоятельному клиенту. А баба одноногая пойдет себе побираться в метро... хотя нет, не пойдёт, её ведь тоже потребуется "зачистить". Ничего не поделать, работа такая, кто-то передком на жизнь зарабатывает, а кто-то людей убивает без лишних колебаний. Эмоции, кстати, мешают в обоих случаях, а у Саманты этой явно были проблемы с их сдерживанием. Вообще-то, ей положено оставаться туповатой куклой, отвечающей на вопросы и удовлетворяющей любую прихоть, но... она нервничала так явно, что это нельзя было проигнорировать.
- Твою неприязнь проще пощупать, чем твою же задницу, тянуться далеко не надо. Ты предпочитаешь избиение в качестве предварительных ласок, или просто боишься меня до усрачки?
Кажется, у него тоже были проблемы с эмоциями - презрительная гримаса на короткий миг промелькнула на лице, что явно не прошло незамеченным. Впрочем, плевать он хотел на чувства какой-то там продажной бабы, которая должна радоваться, что сейчас просто стоит и разговаривает, а не корчится от боли в каком-нибудь притоне черножопых садистов, развлекая этим сразу целую толпу. Нет, у них всё чинно, спокойно, без резких движений и прочего варварства. Практически светское мероприятие по выбору достойной кухарки для уважаемого человека, не иначе. Кстати, кухаркой она тоже будет... только хотелось бы, чтобы во время готовки она руководствовалась желанием сделать что-то приличное, а не отравить клиента и сбежать. Страх, он способен сделать с людьми самые разные вещи. А она боится, сама призналась. Боится остаться в этой квартирке навсегда, застыв алыми разводами на полу? Или просто считает, что клиент, мать его так, решит вышвырнуть шлюху в окно, на оживленную улицу, просто забавы ради, чтобы поглазеть на людскую суету и уйти спокойным шагом до приезда полиции? Кто ж её знает...
- Мне с тобой две недели как-то жить, дурная ты баба. Желательно, без необходимости каждый раз связывать и бросать в угол, чтобы глотку не перегрызла ночью.
Откровенность за откровенность, она боится - он осторожничает. Перегрызть глотку, конечно, она не перегрызет, а вот кухонным ножом в грудь пару раз ткнуть, быть может, и осмелится. Пробьет легкие, заставив мужчину захлебнуться собственной кровью до того, как он сможет что-то предпринять. Заберет деньги. Уйдет спокойным шагом задолго до прибытия полиции. Вариант, кстати, вполне жизнеспособный. Что бы она там ни говорила про совесть и честность, подобные вещи довольно быстро атрофируются за ненадобностью у людей такого рода. Даже не совсем людей, почти людей, ведь человек - это звучит гордо, и нужно соответствовать, а не трахаться с кем попало. Наверное, даже с вампирами, за деньги-то. Впрочем, хрен с ней... на ней, иногда в ней.
- Так, ладно. Даю вводную: перед тобой человек, которого, быть может, дней через двадцать пристрелят. И который хочет пожить нормальной жизнью, или хоть её подобием, пока есть такая возможность. Так что от тебя требуется роль больше эскортницы, а не подстилки - привыкай к этому. Вопросы?
Пора было перейти непосредственно к делу, "Ричман" не привык к долгому словоблудию, оно раздражало. Как раздражала одежда на этой бабе, подобранная без даже базового представления о вкусе. Как раздражала невозможность на самом деле пожить нормальной жизнью, вынуждая себя жертвовать личным ради общего. Если вдуматься, они были даже походи с этой девкой, каждый жертвовал собой, выворачивая жизнь наизнанку. Только вот она это делала просто чтобы с голодухи не помереть, а он... да наверное, просто не мог уже иначе. Семейные традиции ли, личный ли выбор, сделанный давным-давно, уже нет особой разницы. Главное, что оба уже не принадлежат себе. Проститутка и матерый головорез, какая ирония... мужчина несколько раз хлопнул глазами, отвлекаясь от своих невеселых мыслей. Ей что-то надо? Ах да. Список обязанностей. Тьфу ты, ё-моё, какой ещё список, баба ты бестолковая?!
- Я похож на человека, который будет забивать себе башку подробным списком? Не тупить, не пакостить, не спорить. А уж как ты будешь трактовать то же "не тупить", и совпадет ли эта трактовка с моей...
Вот же ж делать ему нечего, сидеть тёмной ночью за столом и черкать на сияюще-белой бумаге старым истрепанным карандашом что-то типа "запрещается ходить в сортир без разрешения", "надлежит драить пол ежевечерне" и прочее. Как у координатора сложной операции, от которой зависело слишком уж многое, у Ричарда хватало забот и без такой глупости. И потом, жесткая фиксация обязанностей не позволит разгуляться фантазии, превратит Саманту в тупого болванчика с набором команд, а это уже скучно. Две недели скуки? Явный перебор. Именно поэтому он, кстати, и не будет ничего намекать в случае расхождения трактовок. Нельзя жить без ошибок и проблем, это опять-таки - скучно! Мужчина демонстративно вздохнул, как бы говоря этим, что она уже тупит, но на первый раз это прощается.
- Ладно, даю тебе два часа на личные нужды, потом ты мне понадобишься. Из квартиры, понятное дело, выходить не стоит.
Пускай попривыкнет, придет в себя, отдохнет, наконец. Ибо потом им предстоит выход "в люди", а делать это с замученной недосыпом бабой, которую можно вместо очередной дерготни отправить отдыхать... как-то глупо. За эти же два часа, как минимум, привезут пиццу. А ещё можно будет и самому немного отвлечься от сегодняшней беготни, занявшись чем-нибудь приятным, отличным от инструктирования проститутки. Тащить её в постель, понятное дело, никто и не собирался, так что им обоим лучше разойтись по разным углам и, например, побродить по просторам всемирной паутины. Оййй, какая же оан непонятливая! Зачем переспрашивать, зачем упоминать обычное поведение, какие-то рамки? Вот может она делать, что хочет, в своё-то личное время? Да на то оно и личное!
- Да. Я пока своими делами займусь, не до тебя всё равно будет.
Тем не менее, он был спокоен, хотя внутри больше напоминал ворчливую бабульку у подъезда в какой-нибудь восточноевропейской стране. Эхх, молодежь пошла бестолковая. и ничего-то они не понимают, лучше бы вместо своего кина книж... когда Саманта, уцепив себе книгу, забралась в кресло с ногами, явно собираясь читать, внутренняя бабка Ричарда ажно потеряла дар речи. Вот те раз, девка распутная - и литературой интересуется, причем не камасутрой! Впрочем, её время это её время, пусть себе читает, Фергюсон имел на эти два часа чуть другие планы. Устав, наконец, стоять здесь на манер истукана, он прошел на кухню, где на подоконнике покоился небольшой ноутбук. Пододвинув к окну табуретку, мужчина неожиданно для себя сделал вывод, что стоит расположиться поудобнее, коли есть такая возможность - и двинулся обратно, в итоге развалившись на диване прямо в своём щегольском дурацком наряде, с ноутбуком на животе и взглядом человека, явно увлеченного каким-то важным делом. На самом деле, дурацкие рассказы и видео с котами никто ещё не отменял...

+1


Вы здесь » Fade to Black » Memory remains » We're all death's meat in the slaughterhouse


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC