Fade to Black

Объявление

The New York Observer
Убийца отца практически дышал ей в затылок, и эти еле ощутимые вибрации мертвеца, который обязан гонять по лёгким воздух, чтобы издевательски посмеиваться, липким чувством бессилия бежали по коже. Будто собака из эксперимента Селигмана, Клэр осознавала: новая боль наступит, и с этим ничего не сделать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Memory remains » Bad girls do it well


Bad girls do it well

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/dXAC04Y.png

SAMANTHA CROWLEY, CHLOE SHERMAN

30 апреля 2015 года, Нью-Йорк, кладбище Гринвуд, поздний вечер, облачно, +13С°
Гопники, глюки и кладбища – connecting people.

0

2

«Ну и катитесь вы нахуй, ублюдки», - девушка, зябко кутающаяся в ярко-желтую тряпичную курточку-облипку пнула каменный поребрик и тихо взвыла от боли, прыгая на одной ноге и забористо ругаясь сквозь стиснутые зубы, - «Усралась мне ваша должность».
В русской литературе ее нынешнее настроение могли бы обозначить крылатой фразой «А виноград еще зеленый», принадлежащей перу известного баснописца, но Саманта не получила образования, позволяющего свободно цитировать русских писателей, да и вообще о России знала только что она большая, находится на соседнем материке там, где китайцы, что по улицам там ходят медведи в шапках ушанках, с балалайками, и не прекращая пьют водку прямо из самоваров. Где-то в глубине души, Кроули, конечно, подозревала, что все это брехня и говно собачье, но ее просто не занимали такие важные вопросы. Сейчас ее куда больше занимало то, что на работу ее в очередной раз не взяли, - сука на собеседовании морщила свои ярко, как у шлюхи, накрашенные губешки, и смотрела на Сэмми как на существо второго сорта, разглядывая ее  покрытые татуировками, закрывающими шрамы от старых дорожек на венах, руки и заполненную анкету.

- Адаптация, мисс Кроули, - пробормотала себе под нос девушка, явно пародируя чей-то голос, - Важная часть вашей жизни после освобождения. Шмара крашеная!
Последнее явно относилось в адрес женщины-эйчара, с которой он общалась несколько часов назад. Мысли у Саманты наползали одна на другую, как собаки по весне, веселым клубком спрутов перевиваясь между собою липкими щупальцами. И мысли эти были, в основном, безрадостны. Если в ближайшее время она не найдет работу, ей придется выметаться с занимаемой жилплощади и искать себе уютную коробку из-под холодильника. Хотя, с ее габаритами и из-под микроволновки сойдет. К тому же, на кармане оставалось очень мало наличности даже на простое «пожрать и не сдохнуть», а сейчас и того меньше, ибо злющая Сэм, вышедшая с собеседования с трясущимися от беззубой ярости руками, не придумала ничего лучше, чем зарулить в ближайший бар и влить в себя парочку шотов. Не полегчало.

«Ад, ад, ад», - они бормочут, ввинчивая свои визгливые голоса в тонкие стенки ее черепной коробки, прорываясь через дисгармонию звучащего на фоне музыкального стона, среднего между воем дверных петель и плачем кошачьего детеныша, - «Спал, видел Ад, брат мой, спал, видел Ад!»
Девушка сжимает виски ладонями, словно в тисках стальных, да проржавевших до слабости, стонет сквозь зубы. Как там ее учили? Вдох, вдох, вдох, пока в груди не останется пустого места, пауза по счету сердечного метронома на шесть, выдох, выдох, выдох, словно выплевываешь воду мелкими порциями. Заткнитесь, суки, ненавижу.
Слишком перенервничала сегодня, позволила прорваться тонкой плотине встроенной между собой и собой, между гомоном и беззвучием. Омерзительное состояние собственной беспомощности.

А ноги сами несут вперед, по темным улицам, туда, куда не смотрят даже темные глаза, сейчас отражающие немощный хор многоголосья, что спрятался за лобной костью. И прорывающийся извне, - неожиданно не изнутри, не от ее личного сборища демонов клыкастых, - голос она сначала принимает за одного из Них. А потом, понять не может, кто они - вставшие перед ней, улыбающиеся как-то нечеловечески, неправильно. Так улыбаются псы, обгладывая мясо с чужих пальцев, так они улыбаются, когда им скармливают чужие души. Люди-псы смотрят и с пастей их не капет слюна, но Саманта ее видит. Как пену кровавую. Краем сознания понимает, что ей очень повезло, что она не пожелала сменить любимые кеды на респектабельные туфли, - занятые у соседки, откуда у нее собственные? -  даже ради вожделенной работы. Драпать на каблуках это за гранью добра и зла.

Курточка ярко-желтая, лепестком подсолнуха, пламенем в центре свечи. Свет манит не только мотыльков.[icon]http://s8.uploads.ru/8Tjv1.png[/icon][info]Саманта Кроули
одаренный, 24 года
безработная[/info]

Отредактировано Samantha Crowley (2018-11-24 00:34:50)

+1

3

Подходила к концу учебная неделя, а преподы все надеялись, что кто-то до конца учебного года станет умнее и спокойнее. Вообще сказать наивность учителей постоянно умиляла Хлою: те каждый раз думали, что кто-то потянется к доброму, вечному, правильному и законному. Ну, или хотя бы, к двум последним вещам.
Лично у Хлои всего этого никогда не находилось, поэтому мысленно плюнув, она ушла отдыхать к приятелям. В сквот. Ей нравилось находиться в этом оплоте вольнодумства и разгильдяйства, где можно было забить на правила, мачеху, психолога и далее по списку.
Хлоя слишком задержалась.
Хлоя решила прогуляться.
Это оказалась ее ошибкой.

- О, еще девка, - отвлек ее от мыслей чей-то голос. – Детка, иди к папочке. 
Хлоя подняла голову. «Папочка» оказался здоровяком лет двадцати пяти на вид. Да и остальные парни-то взрослые, отнюдь не ровесники. А вот первая «девка» имела весьма хрупкий вид. И желтую куртку. Если и бывали ситуации намного худшие, чем расклад «упавшего забьем ногами», так это пятеро на двоих. Двое – уже скверно, трое – готовься к переломам, а пятеро – закажи кадиш заранее. И она даже без кастета, старого и верного. Хотя в данном случае вряд ли он ей помог. От этих отмахаться никаких сил не хватит. Физических так точно. Решила, Хлоечка, прогуляться.
Девушка чуть не застонала в голос. Тяжко вздохнула:
- Если верить банальной эрудиции, некоторые индивидуумы способны игнорировать тенденции эволюции и не могут превзойти критерий парадоксальных эмоций в экстренных тенденциях, при неадекватных реакциях мозга на раздражение. Так как ваш потенциальный уровень интеллекта равен нулю и стремится в минус-бесконечность, дальнейший разговор считаю нерентабельным.
- Э-э-э? – мозгов здоровяку явно не хватало на перевод с научного языка на человеческий.
- Греби, - коротко посоветовала она этому «папочке». Перевод тот уже понял, хоть грести отказался наотрез.
Вот и поговорили.

А вечер так невинно начинался. Хлоя вздохнула и снова спросила у себя: если она такая умная, то почему вечерами гуляет, и язык не придерживает?
Эх, сейчас бы магию как в Гарри Поттере и умение аппарировать – как бы стало все простенько. Переместиться бы куда-нибудь подальше отсюда, а там бы разобрались, чай не маленькие.
Но если магглом, то бишь, шлимазлом родился – от того и помрешь, как говорила бабушка, вздыхая над внучкиной рыжей стриженой макушкой.
В Сантьяго идет дождь. Над всей Испанией безоблачное небо. Над жителями Нью-Йорка пролетела птица-обломинго.
Что ж. Оставался еще один вариант.

- Бежим! – схватила она за руку девушку. 
Если незнакомка и хотела бы остаться в одиночестве, наслаждаясь обществом вежливых джентльменов, то ей немножечко не оставили выбора.  До сквота они не добегут, но до кладбища успеют. А там можно отлично спрятаться – Хлоя как-то уже проверяла.

+1


Вы здесь » Fade to Black » Memory remains » Bad girls do it well


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC