Fade to Black

Объявление

The New York Observer
Убийца отца практически дышал ей в затылок, и эти еле ощутимые вибрации мертвеца, который обязан гонять по лёгким воздух, чтобы издевательски посмеиваться, липким чувством бессилия бежали по коже. Будто собака из эксперимента Селигмана, Клэр осознавала: новая боль наступит, и с этим ничего не сделать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Violent souls » SAMANTHA HAYNES | HUMAN


SAMANTHA HAYNES | HUMAN

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

САМАНТА ХЭЙНС| SAMANTHA HAYNES
Вечная попаданка в неприятности; периодически – студентка колледжа

https://i.imgur.com/pGsvzZj.jpg
Satsuki Nakayama


Имя: Саманта Хэйнс
Раса и возраст: Маг, 20 лет
Место рождения и дата рождения: Портленд, штат Мэн, 01.13.1996 г.
Профессия: Студентка, иждивенка
Лояльность: Круг
Семейное положение: Счастливый холостяк

О ПЕРСОНАЖЕ

Когда в интернациональной магической семье чистокровной японки Амайи и просто состоятельного американца Грегори Хэйнсов родилось их первое дитя, старшее поколение Хэйнсов впервые задалось вопросом, а нормально ли, что дитя родилось в пятницу тринадцатого, и что оно спокойно, но как-то хитро прищуривается на все попытки посюсюкать и поагукать. Семейный врач пожимал плечами, дедуля (и глава ковена, по совместительству) хмурился, бабуля готовила талисманы, то ли отгоняющие злых духов, то ли изгоняющие их, а родители просто ждали. Ждали, когда истерия вокруг новоявленной Саманты Хэйнс уляжется, и они смогут спокойно воспитывать ребенка.
Впрочем, история показала, что это было недостижимым желанием, ибо о спокойствии можно было только мечтать.
Детство Сэм («Миссис Хэйнс, прекратите сокращать имя Саманты!») -  проходило… трудно. Для родителей, конечно же. Сама же Саманта получала от процесса своего воспитания неимоверное удовольствие, тщательно портя все планы родни на свой счет.
Так, Сэмми с раннего возраста ненавидела платья, в которые ее пытались обряжать, как дочь будущего главы ковена, примерную (нет) паиньку-девочку и так далее, и при первой же возможности меняла отвратительные юбки на свободные джинсы и футболки, отчаянно пытаясь мимикрировать под «своего парня» на районе – благо для большинства европейцев все узкоглазые на одно лицо, возраст и пол. Увы, не всегда получалось, ибо когда началась пора «а у меня длиннее, и вообще я круче», Сэм приходилось делать вид, что моральные принципы не позволяют ей (ему – ой, да хорош, все знают, что ты девчонка!) хвалиться размерами несуществующего достоинства.
Юношеская пора принесла радость самой Сэм по поводу не особо развивающейся фигуры (доска, ты Сэм, как говорил любимый дедуля) и первых вспышек магии, благодаря которым периодически что-то взрывалось, рушилось и поджигалось. Родители же постепенно стали осознавать, что явно что-то упустили в процессе воспитания, иначе почему их любимая дочь предпочитает гонять на велосипеде с каким-то отребьем («Откуда у тебя велосипед, Саманта? Хотя не уверен, что хочу это знать…»), вместо обсуждения с девочками ее возраста кукол («Пап, мне не пять лет, ага»), ну, или на худой конец, мальчишек.
Тогда-то Саманта и осознала две важные вещи: первое, парни привлекают ее исключительно как товарищи по играм, а вот девчонки все миленькие и хорошенькие. И да, к черту эти юбки и длинные волосы!
В общем, подростковый бунт был в самом разгаре.
Родители задумались и решили, что наверняка во всем виновата луна, пятница тринадцатое, Ктулху, массоны и вообще, надо бы родить наследника, иначе что же будет с ковеном! Сэм с истинно буддийским спокойствием дала свое добро и отстригла волосы. Ну как залог своего добра. Впрочем, дедуля сказал, что будет мальчик, а бабуля стала настаивать на поиске наставника для некой неуправляемой балбески.
Сэм сразу полюбила новорожденного Хенри, хотя бы потому, что теперь от нее отстали, попросту махнув рукой, ибо воспитание наследника как-то первостепеннее, чем попытка перевоспитать уже не маленькую дурынду («Ма-ам, это бесполезно…»). А Хенри любил Сэм, потому что, когда Сэм что-то делала, это всегда вызывало хаос и безудержное веселье.
К счастью, наставник нашелся довольно быстро, и с тайным облегчением родственники сплавили бедовку на воспитание одному знакомому магу, перекрестились и переключили все свое внимание на юного Хенри, который отчего-то начал искренне скучать по сестре.
Наставник был строгим и сильным, и безбожно драл за глупости. Постепенно выяснилось, что глупости не всегда были намеренными, и упорные попытки что-то поджечь были вызваны вовсе не жаждой отомстить за суровое обучение, а неумением совладать с мощью, ведь чертовка Сэм оказалась, на удивление, сильным магом («Сила есть, ума не надо, да Сэм?» «Ну учи-итель!»).
В общем, к тому времени, как Саманта закончила школу, с мощью она справляться научилась… посредственно. Что ж, стоило это признать. И поэтому наставник, ругаясь от очередного поджога любимой занавески на кухне, впихнул Сэм ограничитель.
Когда встал вопрос о дальнейшем обучении, Сэм скривила морду и сказала, что хочет в Нью-Йорк. Родители были не то, чтобы особо рады, но добро все же дали после клятвенного заверения наставника, что он проследит за ученицей – они же не знали, что это был их с учителем (которому по работе в некой магической организации нужно было переехать в Нью-Йорк) ПЛАН. Вернее, Сэм не знала, что родители уже давно обо всем знали.
На Сэм уже давно забили в плане воспитания, а потому никто не удивился, когда ее выбор пал на журналистику – наверное, потому что все привыкли НИЧЕМУ не удивляться, когда дело касалось Саманты.
Впрочем, если бы они знали абсолютно все, то наверняка все же удивились. Хотя бы тому, что Нью-Йорк конкретно так зацепил крошку Сэм, усилив ее любовь к намахиванию людей путем переодевания в парня и любовь к женскому полу в принципе. Большой город открыл новые возможности, опустошив кошелек и добавив к гардеробу Сэмми еще больше демисексуального шмотья, а в аптечку наставника – пару галлонов успокоительного.
Периодически забивая на учебу, как обычную, так и магическую («Не ребенок, а наказание!»), Сэм исполнила свою мечту: как истинный журналист, нашла парочку клевых клубов, куда пускали лиц с определенной ориентацией, и конкретно так занялась изучением представителей сексуальных меньшинств в своей среде обитания, попутно устраивая личную жизнь под аккомпанемент недовольно-возмущенных возгласов наставника и угрозы выпороть наглую девчонку!
Не то, чтобы Сэм сильно боялась… но и до греха предпочитала не доводить.
Поныне продолжает обучение в колледже, шастание по клубам и периодическое влипание в неприятности (не без своего языка, который некоторые жаждут отрезать), с попеременным выпутыванием из них. Отказывается подчиняться кому-либо, кроме наставника. Возвращаться домой не желает. Лелеет тайную мечту встретить любовь всей своей жизни и укатить на Гавайи, став мега-крутым журналистоми и магом, по совместительству.

СЕМЬЯ И ОКРУЖЕНИЕ

• Амайя Хэйнс – матушка, состоятельная домохозяйка и неплохой такой маг.
• Грегори Хэйнс – отче, будущий глава ковена и тоже сильный маг.
• Хенри Хэйнс – младший брат, наследник и тот, кто оправдает надежды семьи. Наверно.
• Куча ненужных бабушек-дедушек и других родственничков, о которых Сэм предпочитает не вспоминать.
• И тот-кого-Сэм-не-любит-вспоминать – наставник, учитель, сенсей, тот, кто раздает на орехи, кто всегда прав и тыды и тыпы.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ

• Любит кофе, шоколад и спать. Если б могла – проспала б половину жизни. Вторую потратила бы на покорение Эвереста, своей подруги и трепке нервов родителей. Ибо родители – святое.
• Втайне поклоняется Дьяволу, и приносит в жертву свою жизнь, бессовестно ее прое… растрачивая на сиюминутные желания («Сэм, черт тебя дери!» «Уже драл, спасибо, папа»).
• Периодически впадает в девчоночью меланхолию со сжиганием сто пятого дневника, заеданием надуманного горя вполне реальным шоколадом и просмотром тупых сериалов и их комментированием (малыш Хенри всегда любил эти моменты за бесплатный цирк и веселые комментарии).
• Западает на красивых девушек. Прямо западает. Прямо вот сразу и навечно. Ну или не навечно. В общем, это еще одна проблема Сэм – эти миленькие девочки в коротеньких юбках с блестящими глазами. Да. Да.
• Любит говорить о себе, как о парне, но особенно, когда говорят о ней, как о парне. В общем, троллить людей – ее хобби.

СВЕДЕНИЯ ОБ ИГРОКЕ

Пишу от балды. Стараюсь часто. Но иногда могу пропасть по независящим от меня обстоятельствам.
Генератор идей, так что если хотите поиграть, но не знаете, что – ю а велком: сочиним, придумаем, родим и сыграем. Играю почти все, кроме драмы, соплей и страданий. Звиняйте.
Все контакты через лс, потом посмотрим.

ХРОНОЛОГИЯ ИГРЫ

Past

Present

Life's no fun without a good scare, 31.10.2015

• ...

Отредактировано Sammy Haynes (2018-11-03 14:58:57)

+2

2

WELCOME TO NEW YORK!
С принятием, новоприбывший! Прежде, чем ты на полном основании сможешь гулять по Тени, пить по подворотням кровь или бегать за упырями с серебряным колом, несколько завершающих шагов.
Сфотографироваться на документы
Занести личное дело на биржу труда
Получить паспорт

После этого можешь смело идти в ближайший бар или пошариться по улицам города, вдруг тебе повезет?
Искренне твой,
Смотритель балагана

0


Вы здесь » Fade to Black » Violent souls » SAMANTHA HAYNES | HUMAN


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC