Fade to Black

Объявление

The New York Observer
Убийца отца практически дышал ей в затылок, и эти еле ощутимые вибрации мертвеца, который обязан гонять по лёгким воздух, чтобы издевательски посмеиваться, липким чувством бессилия бежали по коже. Будто собака из эксперимента Селигмана, Клэр осознавала: новая боль наступит, и с этим ничего не сделать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Memory remains » Let's paint the town red


Let's paint the town red

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s8.uploads.ru/xv73h.png

♫ Sin City2 - Nancy's Kiss of Death

ARMAND DE WAILLY, GISELLE CLAIRMONT (npc Leo Bailey)

сентябрь 1923 года; Ньюарк, штат Нью-Джерси, США
Этьен де Вайи перевозит свой клан из Нового Орлеана в Ньюарк. Местные вампиры соглашаются примкнуть к де Вайи без особого сопротивления, и единственный, кто стоит между Этьеном и титулом хозяина города - человек. "Большой босс" Ньюарка, глава местной банды Джонни Боунс.

[sign]---
[/sign][nick]giselle clairmont[/nick][status]miss kiss kiss bang[/status][info]<div class="n"> Жизель Клермон</div>
<div class="r"> вампир, 103 года </div> <div class="a"> старшая ученица и осведомитель Клары Орсини; скандальная кабаре-дива, подружка гангстера<br> клан де Вайи </div>[/info][icon]http://s5.uploads.ru/n6bhH.jpg[/icon]

Отредактировано Leo Bailey (2019-01-14 22:12:42)

+2

2

В кабаре было слишком ярко, свет электрических ламп затопил помещение, не оставив ни одного уединенного уголка тени. И слишком громко. Музыка, под которую отплясывали на сцене девицы звучала для вампирского слуха просто нестерпимо и все же Арману тут нравилось.
Это было так похоже на его прошлую жизнь и так отлично от нее. В Париже он пробирался в скандально знаменитый Мулен Руж в компании художника по имени Анри и его друзей, таких же нищих, но гордых представителей богемы. Они тратили все накопления и проживали одну пленительную и прекрасную ночь в объятьях проституток,  вместо того, чтобы откладывать деньги на недели унылого существования в квартирах где-то на Монмартре. И пусть Анри рвение друзей чаще осуждал, а к женщинам относился как к музам, а не объектам вожделения, даже он не мог отказать себе в пьянящем глотке красивой жизни.
Арман усмехнулся, за талию притягивая к себе одну из танцовщиц, разбежавшихся после выступления по залу в поисках покровителя.
- Моник, - на фразцузский лад позвал он  красотку с тонкой кожей, под которой пульсировала приправленная игристым вином кровь.
Девушка провела по плечам Армана руками в сетчатых перчатках и, повисая на нем, пальцами вплелась в кудри. Он накрыл ладонями полукружия ягодиц.
Двадцать лет назад Арман смотрел на этот красочный недоступный для него мир,  густо пахнущий табаком и пронзительно алкоголем, и всякий раз обещал себе, что когда-нибудь станет его частью. Придет сюда с деньгами и позволит себе все, что пожелает, проживет в ласках женщин и кутеже столько ночей, сколько отведет ему судьба, а после сдохнет. И ни о чем не пожалеет.
"Ты не думаешь о будущем," - поучал его Анри, но это вызывало лишь жгучее раздражение.
Они делили крошечную комнату на чердаке, и кроме красивого вида из окна у них не было ничего. Зимой из щелей сквозило и, чтобы не замерзнуть в практически не отапливаемом помещении, они спали вповалку, как дворовые собаки, согреваясь теплом друг друга.
"И какое это, твое будущее - пережить очередной февраль?"
Нет, на подобное он был не согласен.
- Она, это она, - волна шепота прокатилась по небольшому залу, заставив разом умолкнуть и грудной женский смех, и горячий мужской спор.
- Сегодня она приготовила что-то особенное, - обжигая щеку дыханием, шепнула Моник. От нее пахло духами и разгоряченной кожей. Арман коснулся пересохщими губами шеи танцовщицы, отчего по ее телу прошла сладкая дрожь.
Погас свет и стихли последние разговоры. Вмиг скот прекратил жрать и, отложив столовые приборы, затаился в предвкушении чего-то совершенно особенного.
Посетители не видели. Но видел он, как Жизель с кошачьей грацией вышла на сцену и замерла в соблазнительной позе, ожидая, пока прожектор осветит ее силуэт и начнется представление, ради которого сюда пришли  влиятельные господа Ньюарка. Не  марионетки из кресел чиновников, хотя и они тоже, а те, кто дергал за ниточки и стрелял под ноги, если куклы двигались недостаточно активно.

Отредактировано Armand de Wailly (2018-11-08 21:44:08)

+2

3

Это там, наверху были позолота, хрусталь, бархатные драпировки, манящие посетителей обещанием красивой жизни и изысканных развлечений. Внизу, в каморке этажом ниже сцены, где переодевались танцовщицы, были голые стены, небрежно занавешенные кусками разноцветной, в блёстках ткани, под потолком висела на проводе электрическая лампочка, распространяющая нестерпимо яркий свет. Пахло духами, пудрой, потом и ещё - кровью. Кровь пахла густо, удушливо, перекрывая все прочие запахи, но это замечала только одна Жизель.
Милли кашляла, сплёвывая в прижатый к губам платок ярко-алые сгустки. На неё не обращали внимания - не от равнодушия, просто привыкли. Да и помочь ничем было нельзя. Но Жизель не могла отвлечься и всё смотрела, как подрагивают худенькие плечи танцовщицы, как замусоленная, некогда белая ткань становится всё краснее.
Вдох-выдох. Так, как успокаиваются люди. "Не сорвись, только не сорвись, только не сегодня..."
И вампирша с усилием отвернулась.
На неё и так посматривали косо. Не так давно в труппе, а уже "звезда". Значит, рассуждали девочки, подцепила богача. Значит, далеко пойдёт, не задержится в кабаре, будет спать на шелках и носить дорогие тряпки. И камешки ей, конечно, тоже подарят: настоящие бриллианты, не стекляшки, какими усыпана вся гримёрка. Но это потом, а пока "звезда" вынуждена плясать до самого утра, развлекая посетителей, а после отсыпаться дотемна, набираясь сил перед следующим выступлением. Бесконечная карусель, из которой только два выхода - или в сытую богатую жизнь, или на холодные улицы.
Жизель в труппе не любили за то, что она держалась наособицу. Не потому, что воображала о себе невесть что, не потому, что брезговала общением с теми, кто уже и сам не понимал, танцовщицы они или шлюхи. А потому что она действительно была не из них круга. И знала, что надолго в кабаре не задержится. Как только де Вайи подомнут под себя территории, которые контролирует банда Боунса, ноги её не будет в этом клоповнике, ярком снаружи и гнилом внутри. Она должна была помочь Арману. Смотреть, слушать, потому что и хозяин кабаре, и девочки работали на Боунса. И потому что, пока она была здесь, она тоже работала на Боунса.
Это было так примитивно, шпионские игры для младшей ясельной группы... Клара не для этого её учила, не для того воспитывала себе не просто ученицу, а преемницу. Но что поделать, иногда приходилось иметь дело и с таким отребьем. Опасным отребьем.
- Жижи?
Вампирша вскинула голову.
- Смотри, что я тебе принесла.
Шаннин надвинула ей на самый лоб сложный головной убор с перьями, больно царапнув кожу.
- Вот ты и готова, дорогая, - промурлыкала она с фальшивой ласковостью, и Жизель ответила танцовщице такой же приторной и неискренней улыбкой.
Нет, она была не готова. Никогда она, балерина, бывшая прима, не будет готова к тому, чтобы плясать на сцене кабаре полуголой, разукрашенной перьями. Но она должна была.
Отражение в зеркале улыбнулось лаково-красными губами.
Арман будет либо в восторге, либо взбесится.
- Да, я готова.
- Тогда твой выход.

***
Слишком хорошо её выучили. Даже здесь и сейчас, на сцене кабаре, в ярком свете она танцевала так же хорошо, как на сцене театра Ле Пелетье в Париже. И пусть танцы были не те, и публика не та, Жизель двигалась легко и свободно, без всякого стеснения. Плечи блестели от "зеркальной" присыпки и - как ей казалось - от масленых взглядов сидящих в зале мужчин. Где-то там, среди завсегдатаев кабаре сидел Арман, с такой же самодовольной рожей, как у всех. И тоже смотрел.
"Смотри, смотри, милый, тебе понравится".
Жизель переступила ногами через упавшую на пол юбку и как ни в чём не бывало продолжила танец. В ушах грохотала музыка. Шаг, шаг, ещё шаг, ещё минус пара тряпочек, зато головной убор, чёрт его побери, с перьями. Нити бус красиво раскачивались на груди и больно, как плетью, хлестали кожу, когда она резко поворачивалась. Но этого тоже никто не замечал.
Когда музыка умолкла, одежды на танцовщице оставалось не слишком много, но Жизель не ушла за кулисы. Заиграла новая мелодия, и вампирша спорхнула со сцены в зал, уступая место исполнительницам следующего номера. Босые ноги утопали в мягком ковре, и Жизель позволила себе немного расслабиться.
А вот и Арман. Физиономия довольная, как у кота, обожравшегося сливок, руки на заднице у Моник. Жизель даже бровью не повела.
"Занят, милый? Ну так я себе ещё кого-нибудь найду. Боунса, например. И где у нас Боунс?"
А Боунса не было. Как не было никого из его заместителей. Жизель уже научилась узнавать их в лицо. Фрэнк Бертоли, итальянец, с зачёсанными назад, вечно сальными волосами, и Джо Перри, франтоватый, с тонкими усиками. Шестёрки какие-то были, конечно, но никто из главарей банды не пришёл.
"Плохо. У нас ведь уже всё готово".
Ей нужно было сесть поближе к Арману, и Жизель со всей силы наступила Моник на ногу. Будь на ноге туфли, вышло бы ещё лучше, но и так сойдёт. Танцовщица возмущённо вскрикнула, попятилась, и вампирша ловко приземлилась к Арману на колени, делая вид, что страшно ему рада. Обняла за шею, потом ткнулась накрашенными губами в шёку, оставляя на бледной коже алый росчерк помады.
Заворковала на ухо что-то ласковое - так, по крайней мере, казалось со стороны.
- Боунса нет. И Усы не пришёл. И Сальный Фрэнк тоже. А ведь сегодня они должны были прийти заключить договор. Неладно что-то. Девочки ничего не знают, но наш жирный кот импресарио вертится, как на сковородке, - шептала Жизель.
И снова громче, для всех:
- Скучал, милый? Давай поцелую.
И правда поцеловала. Так, что аж в ушах зазвенело. [nick]giselle clairmont[/nick][status]miss kiss kiss bang[/status][icon]http://s5.uploads.ru/n6bhH.jpg[/icon][sign]---
[/sign][info]<div class="n"> Жизель Клермон</div>
<div class="r"> вампир, 103 года </div> <div class="a"> старшая ученица и осведомитель Клары Орсини; скандальная кабаре-дива, подружка гангстера<br> клан де Вайи </div>[/info]

Отредактировано Leo Bailey (2019-01-14 22:14:23)

+2

4

Арман капризно поморщился, он не любил вкус помады, но поцелуй еще горел на губах, а его ладони оглаживали обнаженные бедра Жизель, поэтому жаловаться было не на что. Более того, он знал, что все взгляды сейчас устремлены на него и этим гордился. Звезда кабаре и на его коленях. Двадцать лет назад о подобном он мог только мечтать.
И пусть это было по-мальчишески глупо: гордится оружием, красивыми девицами и дорогими запонками, он слишком много пропустил в своей смертной жизни, да и приличный отрезок посмертия потратил на обучение, так что сейчас собирался все наверстать. Только не среди скучающей знати, где ему не было места, а здесь, в привычной для него среде.
Арман обернулся, высматривая среди морд за столиками головорезов Боунса, а также людей Дорана. То, что Большого босса не было в кабаре, они поняли сразу, но то, что он не придет даже на выступление Жизель, говорило лишь об одном...
- Так значит это тебя прислали на встречу с боссом.
За столик к Арману подсели двое. Молчаливый верзила и тот, кому похоже была отведена роль переговорщика. От него тошнотворно пахло смесью пота, алкоголя и женских духов, и, совсем немного, порохом, но этот последний запах похоже глубоко въелся в кожу.
- Я ожидал чего-то большего, - несмотря на нотки презрения в голосе, переговорщик не стал откидываться на спинку стула, показывая пренебрежение. Он сидел напротив, пристально вглядываясь в Армана.
- Я тоже.
Младший де Вайи успел поучаствовать в нескольких стычках между парнями Дорана и головорезами Боунса. Шрамированную бульдожью морду громилы он видел в окне авто перед тем, как из него выглянуло дуло "томпсона" , а вот с переговарщиком ему встречаться еще не доводилось.
- Боссу очень жаль, что он не смог увидеть выступление блистательной Жизель, - сменил тему головорез, переводя взгляд с Армана на диву. Ухоженый, уверенный в себе, он не походил на обезьян, которые размахивали пушками на улице и при этом не могли сложить двух слов без нецензурной связки.
- Всему виной дела первостепенной важности.
А еще он умел правильно подбирать слова, пряча за ними неприятные факты.
Похоже, они просчитались, недооценили Боунса.
До этого Большой босс не пропускал ни одного выступления так стремительно и ярко засиявшей звезды и даже присылал ей подарки, готовя к участи любовницы.
- Но вечер только начался, и босс надеется, что мисс Клермон не откажется немного подождать, пока он со всем разберется и сможет уделить ей время, - головорез покрутил массивный перстень на большом пальце, а после улыбнулся, обнажая желтые зубы, - уверен, это не займет много времени.
Боунс не пришёл сам, не прислал своих доверенных, уже знакомых Жизель, зато пригласил неизвестного. Знал ли он заранее, что Ренье на встрече не будет или он развернулся и уехал, уведев, что приехал другой?
- Ты поедешь с нами, - пробасил Бульдог, делая намек переговорщика более прозрачным на случай, если до Армана сразу не дошло, что его собираются взять на встречу.
- Уверен? - оскалился младший де Вайи, - условия сделки были другими.
- Но ты не Ренье де Вайи, - переплетая пальцы, заметил переговорщик.
- А ты не Боунс, не Френк Бертоли и даже не Джо Перри.
- Забыл представиться, Марио Пеларатти, а это Бен. Но с ним вы уже, думаю, знакомы.
Арман передернул плечами, а после по-кошачьи потерся щекой о плечо своей дивы.
- Мне это не говорит ни о чем кроме того, что твои предки разделывали крыс*.
Улыбка Пеларатти превратилась в оскал и в его облике появились черты, делающие его похожим на тех самых крыс. Хотя от палача в нем было еще больше.
- Мы теряем время, - прорычал бульдог Бен, облокачиваясь на стол, отчего тот хрипло затрещал. - Либо ты едешь с нами...
- Либо мы устроим перестрелку в кабаре твоего босса, - не дал договорить верзиле Арман.
- Именно поэтому на встречу пришел я,  - тоном миротворца произнес Пеларатти, жестом веля своему напарнику успокоиться. - Мы до сих пор не услышали твоего имени.
- Арман.
- Так вот, Арман, мой босс приглашает тебя на ужин, - намеренно выделяя слово "приглашает", произнес итальянец. - И не в твоих интересах отказываться.

_______
*алюзия к расшифровке фамилии, где «pelare» – лишать волос и «ratti» – крысы и принципу формирования фамилии по ремеслу предков или местности их проживания

Отредактировано Armand de Wailly (2019-01-24 21:57:06)

+2


Вы здесь » Fade to Black » Memory remains » Let's paint the town red


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC