Fade to Black

Объявление

The New York Observer
Убийца отца практически дышал ей в затылок, и эти еле ощутимые вибрации мертвеца, который обязан гонять по лёгким воздух, чтобы издевательски посмеиваться, липким чувством бессилия бежали по коже. Будто собака из эксперимента Селигмана, Клэр осознавала: новая боль наступит, и с этим ничего не сделать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Wandering in the shade » While you debate what it could take to instigate a war


While you debate what it could take to instigate a war

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s5.uploads.ru/t/avNb6.gif

ROBERT HENDERSON, BLAS ZARAGOZA

25 мая 2016
23°, солнечно, безоблачно, небольшой ветер

Грейстон, кабинет главы отдела спецпроектов.

Отредактировано Blas Zaragoza (2018-10-10 15:06:05)

0

2

— Таким образом, мы не видим иного выхода из ситуации, которая...
— А реализацию этой вашей гениальной идеи вы, конечно, взвалите на меня и на мой отдел.
— Роберт, ты сам прекрасно все понимаешь. Магистры согласились, что иного выхода нет.
В жопу я имел всех ваших магистров. Вместе с их бредовыми идеями.
Роберт ответил не сразу, собеседница на той стороне видеочата терпеливо ждала его ответа. Ее звали Рут, и звонила она ему из Вашингтона, где всего двадцать минут назад представители Круга и американского правительства согласовали план, который Роберт бы никогда не одобрил. Но его никому в голову не пришло спросить.
— Магистры, Рут, с трудом понимают, на что подписываются, — а ты всего лишь секретарша Тауэрса, который почему-то зассал позвонить ему лично и популярно объяснить, что он и его коллеги курили, когда согласовывали настолько трудно реализуемый и рискованный план, не посоветовавшись с ним. С тем, кому придется изыскивать на это ресурсы, трясти спецов и пытаться претворить в жизнь то, что они наобещали президенту и госбезопасности.
Рут ждала.
Роберт молчал.
— Роберт, просто сделай все возможное...
— Вы хоть понимаете, какой вой поднимут вампирские кланы? — он не выдержал, вскочил с места и отвернулся к огромному, панорамному окну. За ним город, укрытый плотным маревом тумана и поднимающихся выхлопных газов, уже давно проснулся и спешил по делам, и даже до его офиса на сороковом этаже центра долетали озверелые гудки автомобилей в пробке на Пятнадцатой авеню. Взгляд скользнул дальше, туда, где мертвенным пятном посреди Манхэттена торчала их нерешенная проблема — сквозь Тень он видел еще больше, чем хотелось.
— А перевертыши? магов вы еще сможете заткнуть, но никто не исследовал, как такое подействует на тех же одаренных. Хотите, чтобы мне Фианна подняла вой? Кто будет с этим разбираться, Тауэрс?
— Роберт, если хочешь, позвони Брэндону сам и попытайся поговорит, — Рут изо всех сил делала сочувствующий голос, но в реальности ей было наплевать. Когда все произойдет, она будет далеко от Манхэттена, сидеть где-нибудь в офисе в Вашингтоне и составлять очередной отчет для администрации президента, которому придется сделать заявление от имени правительства США. — Но пойми, это не только его решение. Все магистры...
— Я понял. Мне надо работать.
Он отключил звонок, даже не дав Рут сказать что-то еще. А она, несомненно, хотела. Роберт, правда, не хотел ее слушать. Он уставился на зияющий в горизонте города провал, пробел там, где раньше был Митлайф и соседние здания, на той неделе снесенные из-за угрозы обрушения. В Тени на этом месте огромный масляный водоворот вытягивал из Тени силу и энергию, которая бурным, неостановимым потоком текла в реальный мир и искажала мир по обе стороны порванной Завесы. Которая, как дырявая тряпка, трепалась на призрачном ветру.
Мир точно сдвинулся, старина Кинг был прав. Хоть звони и слушай, как он хрипло смеется в трубку и спрашивает, не припрятали ли они там в кармане Темную Башню и не ждать ли всем прихода Человека в черном.
В каком-то смысле, он уже пришел. Спокойствие и флегматичность Джошуа Кинга в ситуации, в которой они все оказались, вселяла некоторый трепет, а еще — подозрения.
Роберт обернулся, потянулся за телефоном. Не особо он рассчитывал переубедить Брэндона, но стоило хотя бы попятаться — его, в конце концов, его город. Не магистров, не Круга. Это его город, и много лет уже так.
Его прервал звонок по войсколлу, настойчивый, и он кожей ощутил истерику Мэй на той стороне провода, но все равно колебался, прежде, чем нажать кнопку "принять".
Опоздал.

+1

3

Он не в первый раз распахивал двери так. Любые - дубовые, окованные железом, золотом, серебром, с замысловатыми ручками, стеклянные, простые в своем величии, прозрачные, непроницаемые, защищенные магическими знаками и нет. Заходил как к себе домой, нагло, словно имел полное право находиться на чужой территории. Пожалуй, впервые для того, что бы пробиться в чужой кабинет, Солт использовал магию разума, грубо, топорно, как будто наотмашь ударил, встретившись черным взглядом с глазами секретарши.
Кажется, у той задрожали руки. Кажется, она судорожно пыталась делать глоток воды из пластикового стакана и, не выдержав, зарыдала.

- Здравствуй, Роберт. Рад видеть меня? - Сарагоса перешел на испанский с ходу, так же, как, не останавливаясь, прошел сразу до стола и уперся в его гладкую поверхность костяшками обеих рук, набыченно опуская голову. Смотрел на старого друга маг так, словно собирался выкинуть его в окно.
- Или не очень?
Светлая простая футболка, потертые джинсы и дешевые кроссовки вместо обычного щегольского костюма-тройки и безукоризненно белой рубашки.
- Знаешь, где я был последние десять дней? По глазам вижу, как тебе интересно! Так вот, я был в психиатрической клинике имени Маклина. Чудное место - хорошо отдохнул, загорел, поправил нервы... А-а-а, вижу-вижу, тебе не терпится узнать, какого черта меня туда занесло. Мне вот тоже интересно, как я там оказался, Роберт.
Стекло за спиной Хендерсона тонко завибрировало и дало трещину.
- Поделишься? Соображениями.
"Чертов сукин сын," - намерение устроить погром в кабинете главы отдела спецпроектов крепло. В Круге ни одна интрига не обходилась без участия Хендерсона - по крайней мере этот ублюдок всегда был в курсе о большей их части. По крайней мере, когда-то они даже назывались друзьями, а Солту до черта нужен был тот, кому можно не просто выговориться, а кто может помочь разобраться в произошедшем.
- Как Льюис? - спросил без всякого перехода. Адам уж точно должен был хватиться напарника, пропадавшего неизвестно где - но почему-то не сделал этого, что рождало соответствующие подозрения. И если все так, как думал Солт, то Хендерсон ему сейчас нужен до черта - противостоять бывшему партнеру в одиночку Сарагоса сейчас не мог.
Черная гниль тронула углы дорогой столешницы.

Отредактировано Blas Zaragoza (2018-10-11 16:50:17)

+2

4

Вообще не рад.
Роберт был бы рад сказать в ответ противоположное, но врать Сарагосе он никогда не умел. Ни словами, ни выражением глаз, которые выдавали все его раздражение и неудовольствие этим внезапным визитом. Этой злой тирадой, словно Роберт был ему чем-то обязан. Слишком много воды утекло к тех пор, как они могли без доли лукавства назвать друг друга друзьями или хотя бы партнерами, которым сотрудничество было выгодно, и еще больше времени минуло с того дня, как они перестали друг друга доверять.
Только теперь выходки человека из Сарагосы он Роберто Хосе Телларио де Мехья, бывший свидетель Господень перед лицом заблудившегося в темноте ереси человечества, встречал с равнодушием, достойным ангелов небесных, взирающих на сожжение Содома. Роберт даже рук из карманов не вынул, пока Сарагоса продолжал разоряться и требовать с него... чего? Понимания, сочувствия? Или, может быть, участия в тех проблемах, в которые часовой умудрился вляпаться?
Бывший часовой, мысленно он поправился довольно быстро, и подумал тут же, что, возможно, это частично объясняет всю проблему.
— Прекрати это, — ровно проговорил Роберт, глядя, как ржа и гниль поедают на глазах дорогую заказную столешницу. — И сядь.
Он говорил, указывал без особой надежды на то, что его указания будут выполнены, что его словам старый закадычный друг будет внимать хоть сколько-то продолжительное время, что тот хотя бы попытается успокоиться для начала. Нервозность Сарагосы не просто была видна, она вгрызалась ему под кожу. Отзывалась в Тени раскатами силы, которую Роберт очень хорошо знал и предчувствовал, чем все это может кончиться — учитывая слова про психиатрическую клинику, которые вовсе не выглядели, как попытка его разжалобить.
— Но сейчас ты, очевидно, уже не там, — все так же спокойно сказал Роберт, встречая вгляд Сарагосы. — Насколько я помню, эти клиники принадлежат одной из дочек "Стигмы". Подозреваю, что это мне надо задавать тебе вопрос, чем же ты так подбесил Джошуа Кинга, что он упрятал тебя в психушку?
О том, что Сарагоса из поля зрения пропал, соответствующий отдел сообщил еще неделю назад. Роберта это не сильно беспокоило, после перевода того в оперативники случиться с бывшим часовым могло что угодно, ведь и раньше бывало так, что тот пропадал. Задергался Роберт только вчера, когда пошли разговоры об установке барьеров на Манхэттене, и вот, гляди, пришел сам.
— Только не пытайся меня убедить, что я неправ. Ты просто пропал, и никто не смог засечь след твоего локуса, ни в реальном мире, ни в Тени. Если честно, я решил, что ты сбежал и замел следы. Каюсь, был неправ. Однако то, что ты десять дней торчал под крылышком у Кинга куда хуже, чем если бы просто смылся после перевода в оперативники.
Робер выдохнул, тень недовольства, даже раздражения, залегла в уголках глаз. Он начинал заводиться.

+2

5

В другое время Солт бы расхохотался и ответил, словами, усаживаясь в гостевое кресло - в другое. Сейчас улыбнулся натянуто, не разжимая губ, и в уголках глаз собрались злые морщинки. Между ним и Робертом громоздкой преградой мешался стол - дорогущий, наверное, как и все в кабинете главы отдела спецпроектов - Солт медленно выдохнул и провел ладонью по лицу. Смерил взглядом расстояние до Хендерсона.
Шага четыре, возможно, пять.
"Кого ты покрываешь, Хендерсон? Льюиса или себя?"
Глаза лихорадочно заблестели.
Нужно было идти напрямую к Тауэрсу, а не к этому напыщенному испанцу, которого он уже давно не мог назвать другом.
Пришел бы к нему Хендерсон, если бы с ним произошло подобное? Солт знал, что нет, и начинал злиться на себя за откровенную глупость.

...а ведь он и впрямь не помнил, чем закончилась его встреча с Кингом.
Копия аркана Дурак, лежащая на столе, выполненная неизвестным автором, стакан виски и темнота.

Солт мотнул головой и резко выпрямился, мазнув пальцами по столу - отправляя преграду в стену легко, словно та была сделана из картона, и шагнул к Хендерсону. В спину толкнуло дыханием Тени. Четыре шага Солт преодолел ровно за один, оказываясь сразу рядом со старым другом, вцепился в лацканы шикарного пиджака мертвой хваткой и толкнул Хендерсона спиной к панорамному окну, вжимая не столько собственной физической силой, сколько зачерпнутой из Тени.
Стекло захрустело отчетливее.Солт выкручивал дорогую ткань пиджака.
- Пошел ты, Роберто Хосе Телларио де Мехья, почему бы мне не выкинуть тебя из окна и не уйти обратно к Кингу под крылышко, а?!. Нет, ты дослушаешь - дернись только... Я гораздо сильнее тебя и без локуса, инквизитор.
Тень выплескивалась в реальность черными гниющими кляксами.
Здесь можно было не сдерживаться - чертов инквизитор видел еще и не такое. С грохотом обвалилась картина со стены, в которую ранее впечатался массивный стол. Здесь можно было не сдерживаться настолько, чтобы прикончить Хендерсона и действительно вернуться к Кингу.
Возможно, в этом был определенный смысл.
И никакого смысла не было вешать на себя еще и убийство, не в этот век.
В дверь настойчиво стучали - Солт вычленил этот звук не сразу из ватной тишины, гудящей в ушах - и разжал пальцы.
- Если ты мне не поможешь, я найду того, кто поможет, Роберто Хосе Телларио.
Тень затихала. Усталость наваливалась на плечи.

+2

6

[indent] Роберт никогда бы в этом не признался, на на мгновение его взял испуг. Страх, холодный и липкий, как прикосновение выросшей за спиной у Сарагосы Тени, протянувшейся сквозь Завесу в реальный мир так живо и по-настоящему, словно у Бласа и правда был на руке локус — но локуса не было. А Роберт, видимо, совсем забыл, с кем имеет дело и с кем вздумал играть в словесные игры и нарываться на злость, подпитанную обидой на Круг и дикой смесью препаратов в психиатрической клинике, где едва ли магу дали бы творить подобное.
[indent] Хаос плескался в его глазах, и отражение изнанки мира, которая продолжала наступать. Поедать все тепло в кабинете, дорогую мебель и деревянные панели на стенах, а вот стекло хрустело совсем не от этого, только от приложения силы того, кого загнали в угол и не оставили выбора.
[indent] Глупый и рискованный шаг вызрел в голове при взгляде в лицо Сарагосы, и Роберт уже было дернулся мысленно к материи Тени, хотел потянуть Бласа за собой и провалиться в Тень окончательно, зная, чо под ними в той реальности — глубокая бездна, и лететь им до пыльной земли долго, по пути цепляя на себя всех призраков и всех фантомов, которые, как мотыльки на огонь, летели к сияющему маяку офиса "Грейтоуна". Но этот план не пригодился — Сарагоса его все-таки отпустил, поставил на землю, и Роберт чувствовал, как в груди холодит, там, где тот с силой прижимал к нему трясущиеся от злости кулаки.
Дать бы тебе в морду, Сарагоса, но только драки, самой паскудной и пошлой, банальной, им не хватало. И так на шум сбежался почти весь офис, и Роберт снова поблагодарил собственную нелюбовь к прозрачным перегородкам — иначе бы тут уже была служба безопасности в полном составе, с локадо и успокоительным. Он смерил бывшего товарища злым, недовольным взглядом. Мог бы, прибил бы этим самым взглядом.
[indent] — Заткнись. Не высовывайся.
[indent] Для начала надо было успокоить отдел, который почти в полном составе столпился у дверей офиса, чувствуя неладное. Неладное было почувствовать несложно — на пороге Роберт обернулся на кабинет, в котором не осталось почти ни одного целого предмета, на паутину трещин на высоком панорамном окне.
[indent] Сука ты, Сарагоса.
[indent] — Я передумал, — он сгреб Бласа за воротник замызганной ветровки и выволок из кабинета, пропихивая его перед собой через толпу служащих. Секретарша Мэри пыталась что-то у него выспросить, но Роберт только и сделал, что рявкнул через плечо, что его сегодня больше нет и чтобы не искали и не звонили. Слать всех на запись или к другим , хоть к самому Тауэрсу с его чертовым проектом. Когда в руках психованный маг, который может устроить апокалипсис отдельно взятому городу, что Митлайф покажется детской игрой, надо было сперва решить эту проблему, пока она не стала глобальной.
[indent] — Чтоб ты знал, Сарагоса, — Роберт, не выпуская из хватки его ворот, прижал мага к стене лифта и нажал на кнопку пентхауса, укромного уголка, где топ-менеджмент устраивал порой вечеринки в закрытом кругу приглашенных. Использовал для своих нужд, и сейчас у него была самая что ни на есть нужда — изолировать Сарагосу от людей, кому он мог ненароком в таком состоянии навредить. — Чтоб ты знал...
[indent] Он отпустил его резко, почти оттолкнул. Тыкал теперь в него указательным пальцем, все больше раздражаясь на ситуацию.
[indent] — Вломиться в ко мне в офис и размахивать кулаками и бросаться обвинениями — не просьба о помощи. Ты не в себе. Кубышка Кинга явно не курорт, хочешь обратно? Валяй! — Роберт снял порванный пиджак, скомкал его. — Ты как ребенок, чья мама отказалась погладить за синяки. Хочешь помощи, спрячь свою хваленую силу и рассказывай по порядку. Или, клянусь, я тебе на жопу локадо натяну.

+1

7

- Потому что это не просьба о помощи. Это - ультиматум, - огрызнулся Солт. Хендерсон его наконец отпустил, но только для того, чтобы и дальше со своим обычным темпераментом, который не заглушили века, продолжать навязывать свои условия. Маг раздраженно дернул плечом, поправил старую ветровку, и уложил ладони на хромированные поручни.
Идиот.
И впрямь думает, что рядом вот с таким вот, пообещавшим локадо, бывший часовой спрячет свою силу, которой, после побега из клиники, вопреки всем ожиданиям, становилось больше, словно вся сила с другой стороны Завесы теперь принадлежала ему одному.
Кинг что-то забрал у него. Сломал. Выпотрошил, как цыпленка.
И теперь стоп-кран, барьер, которым Солт ранее блокировал собственные силы, снесло к черту. 
Тагира не было - не было больше того, кто знал, как управляться с силой тысячелетнего.
А она все лилась, нескончаемым потоком, и риск захлебнуться в этом потоке был слишком велик.
Солт растер переносицу пальцами, досадливо морщась.
Роберто де Мехья комкал в руках собственный пиджак, в темных глазах полыхала знакомая злость. Сарагоса не выдержал - расхохотался, сбрасывая давящее не плечи напряжение.
- Если бы я действительно был не в себе, я бы согласился подождать месяцок по записи этой твоей секретарши... Пресвятая Дева Мария!.. - слова испанского ложились на язык легче, чем рубленный английский. Казалось, что сейчас он был собой, тем самым человеком из Сарагосы, который прибыл в Новый Свет искать лучшей жизни. Человеком без прошлого.

- Он врет.
В их паре всегда происходило именно так - Сарагоса озвучивал очевидное для обоих, словно приглашая к диалогу.
Он врет. Что мы будем делать дальше, инквизитор. Стоит ли нам вырезать локадо на нем прямо сейчас, инквизитор. Стоит ли нам понаблюдать за домом того, кто врет, дальше. Стоит ли быть настороже и ждать чужой ошибки, фатальной для Круга, слабого еще по сравнению с местными ковенами.
Черные глаза инквизитора оставались опасно-проницательными как сейчас, так и тогда.
Сарагосе всегда казалось, что Робрето смотрит на него как на очередного подозреваемого, видит насквозь все невысказанное и тщательно скрываемое, и ищет, ищет, ищет, подвох, зацепку, за которую сможет зацепиться... Но не может найти, а именно поэтому неохотно сдает назад, подчиняясь силе формальной логике.
Лошадь фыркнула недовольно, повела ушами - словно все эо происходило здесь и сейчас, не в прошлом, в невозможно тесном для Техаса пространстве.

- Он врет, - вслух произнес Солт как и тогда, на испанском.
В душной ночи стрекотание сверчков было похоже на музыку и странно накладывалось на ватную тишину кабины.
- Нужно проверить барахло этого старьевщика,  - принимая решение там, в прошлом, за них обоих, и от осознания факта того, что сейчас он говорит словами прошедших событий, становилось почему-то смешно. Солт засмеялся и закончил, - Могу поспорить, что-то у него есть, в том хламе, который он таскает с собой.
Этажи плавно скользили за металлическими створками.
Тишина. Нужный этаж.
Солт понятия не имел, куда с такой настойчивость тащил его Хендерсон, и когда створки мягко разъехались в стороны, вздернул вверх бровь.

- Мне нужен локус. Чтобы приглушить свою силу.
В шахте лифта натужно заскрипело. Следом за шагнувшим на этаж магом плеснуло черными кляксами из Тени, разъедающими поверхности мира живых. Солт остановился и двинул пальцами, вычерчивая в воздухе магические знаки, останавливающие происходящее - и сам понимал, что вливает в них слишком, чрезмерно много силы, словно ее запасы были безграничны.
- Мне нужен локус, - повторил скорее для себя, чем для главы отдела спецпроектов, небрежно скидывая с себя ветровку на ближайший диван. Прошелся по мягкому ковролину, щупая пространство. Сюда Солт попал в первый раз, и невысказанная злость на пронырливого Льюиса едва снова не начала прорываться за пределы Завесы.
- Я слышал, Адам станет новым сенешелем Бруклина. Знаешь, как так получилось, Хендерсон?..
Скорее всего не знал, и Солт не особо рассчитывал на ответ. Зато Роберто, кажется, ждал ответов на свои вопросы, до сих пор. Возвращал происходящее на привычные для себя рельсы.
Пусть - шепнул Шейд, выглядывая в реальность неожиданно настолько, что Сарагоса вздрогнул. Провел пальцами в воздухе, успокаивая Тень, и пропал, а Солт не мог заставить себя двинуться с места. Ему все еще казалось, что Шейд находится рядом, за плечом, словно живой.
Сарагоса шагнул к окну и остановился, разглядывая свой любимый Манхэттен сверху.
- Ко мне пришел Кинг. Тот самый, Джошуа, глава Стигмы. Позвонил в дверь. Зашел внутрь. Я сам его пригласил. Меня... насмешил его визит.
Поток слов размазывался в неявное нечто - вспомнить, о чем они говорили, Солт не мог, а поэтому продолжил говорить дальше.
- Он спрашивал меня о Круге. Он знал, что я больше не часовой. После мы сели в зале. Он выложил на стол... Карту. Таро, аркан Дурак. Дур-р-рак... Как сейчас помню... Рядом стояло виски. Вся моя квартира казалась не моей - его, словно не он, а я был гостем в собственном доме. Тень дышала рядом с ним. Вдох-выдох, вдох...
Взгляд Хендерсона ввинчивался в затылок осязаемо, как сверло, дробящее кость. Это он умел, выразительно молчать, инквизитор Старого Света.
- Я не помню точно, что случилось. это было ошибкой, пытаться зайти в его разум. Его разум - это темнота и пустынное океанское побережье. Я провалился, глубоко... Надолго. Я никогда не проваливался настолько... Я никогда не проваливался так. А когда пришел в себя, находился уже в его клинике. В инвалидном кресле. Прошло около недели.
Наверное, Хендерсон хотел других подробностей, более... техничных. Сухих фактов. Солт обернулся через плечо, встречаясь взглядом с инквизитором, который успел ослабить узел галстука и закатать рукава своей дорогой шелковой рубашки так, словно был готов к грязной и неприятной работе.
Не торопись, шепнул Шейд над самым ухом.
- Френсис Уотли, федерал из тринадцатого, вот кто вытащил меня оттуда. Если бы не он, я бы до сих пор пускал слюни, считая все происходящее нереальным.

Нет, не он - Знаменосец заставил тебя выйти с берега. Именно поэтому Сожженый Джон так важен.

- Никто из вас, серых, не искал меня. Поэтому я спрашиваю у тебя, Роберт Хендерсон, как там поживает Льюис и когда он успел подняться до сенешаля Бруклина.
Солт медленно и глубоко вдохнул, а после выдохнул, складывая пальцы в начало магического жеста - успокаивал дрожание стекла, чуткого к энергии Тени, вливающейся в реальный мир. Было бы обидно, если бы бокал с - виски, скотчем? хрен его разберет! - лопнул в руках Хендерсона, безвозвратно портя дорогую шелковую рубашку мелкими разрывами и потеками крови.

Отредактировано Blas Zaragoza (2018-10-24 02:07:44)

+1

8

[indent] Об одном Сарагосу хотелось попросить — заткнуться хотя бы на минуту. Дать ответить хотя бы на часть нескончаемого потока слов, который никак нельзя было прервать, в которых невозможно было вклиниться, чтобы прокомментировать хоть что-то. Роберту оставалось только запастись терпением и слушать, как языком давно оставленного позади прошлого вяжется новая сюрреалистическая история Бласа из Сарагосы, человека, вылепленного из песка и глины Старого мира, но обожженного солнцем новых берегов до состояния камня, хотя кому, как не Роберто де Мехье, знать, что это просто загаженный до неузнаваемости фарфор.
[indent] Сарагоса бился, кололся, ломался, как и все прочие люди, и даже его небывалая сила, когда давно чуть не выжегшая ему легкие яркими огненными вспышками арабской вязи, не делала его неуязвимым.
[indent] Джошуа Кинг отлично это показал. Почувствовал, сукин сын, возможность насолить или избавиться от того, чья непредсказуемость была сравнима разве что его же собственной надежностью — отчасти Сарагосе было, в чем его упрекнуть. Старый друг его никогда не подводил и, глядя на то, как сгорбленно и потерянно стоит Блас посреди роскошного пентхауса Грейстоуна, хотя и хотелось дать ему по голове за безрассудство — только полность отмороженный, безрассудный Сарагоса мог пытаться влезть в голову Джошуа Кингу. И закономерно за это огрести.
[indent] И тем не менее, Роберт все равно почувствовал укол совести — его действительно никто не стал искать, махнул рукой, списав все на беспечность бывшего часового, который теперь куда меньше привязан к Манхэттену и делам Круга. И все же, оперативный отдел регулярно жаловался на отсутствие кадров и то, что они завалены делами после теракта, а это значит, что исчезновение человека с определенным именем и репутацией пройти незамеченным не могло.
[indent] Может быть, в отделе спецпроектов, но не в оперативном.
[indent] — Тебе явно нужно выпить. Кофе, — добавил он, проходя мимо Сарагосы на просторную кухню, оборудованную по последнему слову техники. Правда, кроме кофеварки здесь редко кто-то что-то использовал, а вот кофемашину покупали, кажется, уже третью за год. Во многому благодаря участию в этом Роберта. — Ты понимаешь же, да, что не я решаю, кому подниматься по карьерной лестнице, а кому спускаться? Если хочешь его с этой лестницы спустить, то пожалуйста, я не стану тебе мешать и даже готов оказать посильную помощь.
[indent] Это было какое-то кривое извинение и компенсация за испорченное начало встречи. Роберт медитировал под мерное гудение дорогущей кофемашины, искоса рассматривая Сарагосу, усевшегося за стойкой на высокий, треногий стул. Выглядел бывший часовой действительно прескверно.
[indent] — Мне было несколько не до карьерных успехов твоего напарника в последние дни, — заговорил он снова, когда кофе было готово. Поставил перед Бласом высокую чашку, подвинул сливки и молоко, сахар и сахарозаменитель, черт знает, что он там теперь потребляет. Коньяк добавить предлагать не стал. Тому явно стоило воздержаться от выпивки на время.
[indent] — Если ты помнишь, у нас все еще порвана Завеса на месте Митлайфа. А у магистров созрел гениальный, — он фыркнул тут, помешивая сливки и сахар, — план, как защитить Манхэттен от перспективы стать филиалом Тени на земле. Настолько гениальный, что Семерка порвет меня на части, как только я извещу ее об этом. Потом подключатся независимые ковены и перевертыши. Понимаешь маштаб трагелии?
[indent] Роберт подял на него взгляд, помолчал. Задумчиво пошарил в кармане и без лишних слов выложил на стойку между ними простой, без лишних изысков локус. Не бласов старинный перстень, но лучше, чем ничего.

+2

9

- Нет, не понимаю, - произнес Солт, останавливаясь взглядом на простом, под стать ученику, локусу. Такой не жалко потерять или сломать. Но сейчас выбирать не приходилось. Маг мягко смел его ладонью ближе к себе, тронул пальцами, не касаясь зеленоватого камня, и вернулся к своему кофе, в который добавил только сахар, правда, от души, четыре ложки.
Черный как ночь, сладкий, как грех.
- Что они решили устроить? Новое переселение коренных народов по дороге слез?.. - маг насмешливо фыркнул и сделал первый глоток. Превосходно. Это вам не жижа с дешевой забегаловки.
- Защищать нужно не только территорию Манхэттена. Та клиника, в которой я был - что-то я не припоминаю, чтобы мы держали ее на заметке. А между тем там явно что-то не то с Завесой. Митлайф ударил не только по Манхэттену - круги пошли по воде дальше. В этой клинике есть одаренные, и далеко не один, как я подозреваю. Ты же знаешь, как эти ублюдки могут влиять на Тень и Завесу...
В глазах Хендерсона плескался привычный скепсис, губы дрогнули и раньше, чем глава отдела спецпроектов успел возразить, Солт поднял руку, торопливо, нахраписто продолжая.
- Да-да, я знаю, что ты скажешь сейчас!.. Я-то был черт знает под какой химией и вообще в непонятном состоянии, но тот, кто вытащил меня оттуда, федерал Френсис Уотли - уж ему-то никто бы не доверил огнестрельное оружие, будь он шизоидом. И он видел нечто странное. Как будто Тень просочилась в реальный мир. Ты же понимаешь, что это значит. Завеса истончилась. Завеса может лопнуть в любой момент и мы получим новую точку напряжения, количество которых итак превышает все разумные пределы, учитывая разрыв на Митлайфе. Нужно проверить клинику и при необходимости убрать оттуда чертовых одаренных, если все так, как я думаю. Если я прав.
"...а ты знаешь, что я редко ошибаюсь относительно Левиафана. Относительно Тени и Завесы. Относительно чего угодно - но только не изнанки этого мира", - Солт глотнул свой приторный кофе. Думал маг о Знаменосце. Если Роберт не решит заняться этим вопросом, отодвинет его как неважный, придется вытаскивать парня в обход принятых правил. Но пока что из хороших новостей было только то, что не доверяй Хендерсон бывшему часовому, не рассказал бы ему о какой-то грядущей буче.
Сколько посвященных сейчас, Роберто де Мехье, в то, что грядет очередная буря?..
Просить за Знаменосца было еще рано, Солт чувствовал это всей шкурой, изрядно потрепанной после клиники. Ничего, разговор еще не окончен, он только начат.
Солт сделал очередной глоток и перед глазами заплясала арабская вязь и тени прошлого. Это походило на фантомную боль в отрубленной конечности. Выдох Тени маг почувствовал даже без локуса и торопливо провел дрожащими пальцами, сложенными в знак отрицания, по воздуху, вдыхая и выдыхая медленно, успокаивая зачастивший пульс.
- Я как слепой, - помолчав, признался Солт, когда Тень затихла, - Слепой, с которого содрали кожу, ощущение движения воздуха, каждое... И руки на гашетке пулемета - палю в темноту на звуки и запахи, и не могу остановиться. Давно не чувствовал... серый мир... так.
Рядом с локусом лег кусок тряпицы, объемный, и Солт откинул края, показывая Хендерсону локадо на простой металлической пластине и кожаном шнурке. Объяснять не стал. Оставил лежать материальным напоминанием. Хендерсон не дурак и не трус, он не испугается сделать то, что нужно.
- Так что там с великим переселением аборигенов, инквизитор?..

Отредактировано Blas Zaragoza (2018-11-04 06:49:14)

+1

10

Это происходило не так уж часто. Бывшие маги Круга приходили часто. Сомневающиеся, неуверенные, обозленные, потерянные. Отчаянно желающие получить от него что-то – поддержку, защиту, утешение. Иные бросали вызов, и в этом тоже было желание получить – сильного хозяина, достойного соперника. Не все эти ожидания Джошуа Кинг считал нужным оправдывать, но всегда с интересом наблюдал за теми, кто приходил к нему, ища в них потенциал. Потенциал он однажды увидел в сердце Лиама Брауна, и не ошибся. Джима Моррисона. Мэри. И многих других, чьи имена он уже не помнил.
Роберт Хендерсон не был ни одним, ни другим, ни третьим – и, в то же время, он мог быть кем угодно. Высший эшелон магов Круга, они не трогали его, повинуясь негласному уговору, существовавшему между ним и Тауэрсом с незапамятных времен, и Джошуа Кинг жалел об этом – и в то же время, это было определенной платой за покой.  Хрупкое равновесие было важно. Не имея для него никакой морально-этической ценности, оно служило отличной теплицей, где он взращивал то, что ему было необходимо. И тех, кто был ему необходим.
Иные редко являлись сами.
Тот, кто некогда носил имя Дункана Шейда, мог бы сделать это - даже прийти к нему в офис, чтобы испытать его еще раз. Но Роберт Хендерсон, глава спецпроектов...  Джошуа Кинг слышал о нем как о выдающемся маге и жестком палаче Круга – не переговорщике, не дипломате.
Цепные псы не решают дела, вежливо улыбаясь в застекленных аквариумах переговорных. А Роберт Хендерсон был ни чем иным, как одним из лучших волкодавов американского Круга. Умным и хитрым убийцей.
А может, он ошибался и слышал не о нем. И перед ним в приемной стоял не тот человек, о котором Джошуа Кинг помнил и думал, что знает.
- Мистер Хендерсон, - он держался вежливо, любезно до зубовного скрежета. – Прошу вас, проходите.
Он не стал задавать лишних вопросов. Не стал влезать в его сознание. У него было безграничное терпение. И так много времени всего этого мира.
- Присаживайтесь, - он указал на диван. – Кофе? Чай?
Ни кофе, ни чай Хендерсона не интересовали. Джошуа Кинг удобно устроился в кресле напротив, ожидая, пока Хендерсон сам начнет говорить.

+1

11

[indent] Роберт сам не верил до конца, что решился на это. Обезумел окончательно, заразился от Сарагосы — он всегда подозревал, что сумасшествие заразно и передается по воздуху, стоит подышать с человеком одним сигаретным дымом. В пентхаусе на верхних этажах остались слова, укутанные плотным коконом ругательств и дыма. Накурили они много. Потому что говорили долго.
[indent] Роберт все еще удивлялся, что по итогу этого разговора отважился идти к Кингу один — в нарушение всех правил Круга и должностных предписаний Грейстоуна, где был не последним человеком в последние годы, понимая при этом, как это выглядит со стороны. Может, потому он сделал все, чтобы скрыть свои следы: начертил на полу в разоренном кабинете знак иллюзии, которая некоторое время создавала бы полное ощущение его присутствия в кабинете, и по Тени шел путями, которыми в обычное время бы никогда не пошел. Вышло дольше, но вероятность встретить кого бы то ни было на своем пути свелась в итоге к минимуму, и Роберт добрался до офиса Стигмы без приключений — и стоял некоторое время перед высокой башней из черного стекла, над которой горел призрачный белый огонь, отблеск магической силы тех, кто стоял во главе корпорации-конкурента.
[indent] Когда-то он также стоял переб башней с одиноким окном, пытаясь найти в нее вход, узнать ее тайну. Не сумел. Вход в офис Стигмы искать не пришлось вовсе — уже в реальном мире он вынырнул из Тени и прошел в стеклянный ход, легкий и прозрачный, преодолел все этажи на пути к головному офису, где Кинг, предупрежденный заранее коротким звонком в приемную, его уже, несомненно, ждал. В том, что Джошуа Кинг его примет, Роберт не сомневался ни мгновения — старый лис был любопытен, а еще не мог отказать себе в удовольствии видеть перед собой одного из противников в положении просителя, который пришел с покаянием и миром. А то, что Кинг именно чего-то подобного будет от него ждать, было так же ясно, как и то, что Кинг ему поначалу откажет.
[indent] К отказам Роберт давно привык и выработал иммунитет. И умение убеждать и своего добиваться.
[indent] — Не стоит играть в приличия, мистер Кинг, — Роберт даже не пытался быть вежливым и притворяться, будто у них мирный, спокойный разговор за чашкой кофе о делах, которые не способны потрясти город и страну до основания. — Делать вид, что вы мне рады, а я рад вам и этому разговору.
[indent] Кингу должно быть известно, кем он был. Чем занимался в далеком прошлом — род занятий наложил отпечаток на его манеру вести дела, и к переговорам и деловым встречам Роберт Хендерсон, урожденный Хосе Телларио де Мехья, приспособлен был плохо и не спешил приспосабливаться нисколько. Хитрые витиеватые разговоры были прерогативой Тауэрса и его людей.
[indent] Себя же Роберт никогда не считал человеком Тауэрса.
[indent] — Однако я вынужден его вести. Возможно, вы даже догадываетесь, о чем я хочу поговорить. Я начну с более простого — с Тагира, — он выдержал паузу, вглядываясь Кингу в лицо. В том ничего не дрогнуло, ничем тот не выдал, что вообще понимает, о чем идет речь. Но Роберту не нужны были дополнительные доказательства, потому что слов Сарагосы было ему достаточно.
[indent] — Что бы вы с ним ни сделали, ему не место там, где он сейчас. Не стоило забирать его, при всем вашем опыте вы едва ли знаете, с чем имеете дело.

0


Вы здесь » Fade to Black » Wandering in the shade » While you debate what it could take to instigate a war


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC