Fade to Black

Объявление

The New York Observer
город не замолкал ни на секунду, постоянно кричал, шипел или выл полицейскими сиренами, и после безвременья и затишья Тени, лежа на полу глубокой ночью и рассматривая трещины на потолке, О'Брайен думает только том, чтобы все замолчало, дало ему провалиться в неглубокий, по-болотному вязкий кошмар.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Over and Done » Комната отдыха


Комната отдыха

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s9.uploads.ru/ER3Xz.gif

ERNST HOFFMANN, JACQUELINE NELSON

20 апреля 2016, 12.30, комната отдыха психиатрической клиники им. Маклина, пасмурно
Встретить на работе интересного человека вдвойне приятнее.

+2

2

Даже при условии, что ты всей душой любишь свою работу, порой тебе просто жизненно важно спрятаться ото всех и отдохнуть. Хорошо, что современные работодатели необходимость этой своеобразной любви к игре в прятки признавали и выделяли место под комнату отдыха внутри рабочих пространств.
Больницы и клиники исключением не были. Кому, как не врачам то и дело хочется сбежать от суровой действительности и, как говорится, выдохнуть? Когда возле тебя постоянно страдают и умирают люди, передышка необходима, даже если ты морально сильный и подготовленный к невзгодам человек.
В клинике, где теперь работала Джекки, комната отдыха служила еще и своеобразным островком нормальности. Тех нескольких недель, которые Нельсон провела на новом месте работы, абсолютно точно было недостаточно для того, чтобы привыкнуть к окружающей среде. В психиатрических лечебницах Джекки приходилось бывать и раньше, но только в качестве посетителя, ведь ее мама страдала психическими расстройствами, которые не передались дочери только благодаря счастливой случайности. Джекки иногда с ужасом думала, что с ней могло бы стать, унаследуй она болезнь матери. Не работать, а жить в клинике – во истину страшная судьба. К тому же можно нечаянно исчезнуть в неизвестном направлении...
Да уж, о таких вещах думать совсем неприятно, поэтому Джекки, которая только что совершила плановый обход пациентов, прошла в комнату отдыха с большим желанием оставить вообще любые мысли в коридоре. В одной из палат неподалеку пациент, чьи расстройства психики сопровождались синдромом Туретта, громко прокричал «Деревянные абрикосы» и тут же умолк. Когда Джекки столкнулась с таким «букетом» болезней впервые, она не на шутку испугалась, но сейчас, слыша странные крики вроде этого, даже почти не вздрагивала.
Нельсон закрыла за собой дверь и прошла внутрь комнаты прямо к дивану. В этом диване не было ничего особенного, но Джекки уже считала его некой точкой в пространстве, которая помогала расслабиться. Устроившись в нем полусидя-полулежа, Джекки уставилась в стену. До конца рабочей смены оставалось еще около шести часов. К тому же чуть позже, знала Нельсон, привезут одного из пожилых пациентов, которого дети ненадолго забирали домой. Кажется, у них было большое семейное торжество, поэтому, миновав все трудности, вывести пациента из лечебницы вполне легально родственникам все же удалось.
Сам пациент, думала Джекки, вряд ли будет доволен, когда его привезут обратно в клинику. Еще бы. В мире вообще едва ли найдется хоть один человек, которого обрадовало бы возвращение в психиатрическую лечебницу. Исключение – это те пациенты, которые даже не осознают, где находятся, но этот случай всегда стоял особняком от всех остальных.
Осознавала ли мама, что последние годы ее жизни прошли в больницах? – задумалась Джекки. Когда речь заходила о маме, даже волшебный диван не работал. Подобные мысли Нельсон просто не умела выбрасывать из головы. Ей вообще не давал покоя тот факт, что она ходит по тем самым коридорам, по которым много лет назад ходила ее мама. Может Джекки только что вышла из палаты, стены которой помнят мисс Нельсон-старшую. Жаль, стены не умеют говорить...
Джекки откинула голову на диванную подушку. Пальцем она непроизвольно теребила прядь своих рыжих волос. Ей хотелось поскорее подобраться поближе к архиву, но пока, будучи фактически на испытательном сроке, она не могла позволить себе такой риск.

+1

3

Спокойный день на работе - это явно не про психиатрическую клинику, хотя, стоит сказать, что со временем привыкаешь и все становится уже не так плохо. Ты просто перестаешь воспринимать некоторые элементы будней, как что-то не нормальное, все оно становится привычным, таки же, как всегда, хотя и несколько утомительным. К счастью для Эрнста, у него было не только общение с пациентами или возня с документами, но и его исследования. Не всегда он занимался ими в "полевых условиях", иногда это было подведение статистики, размышление над своими же теориями, общение с коллегами и попытки найти обоснование тому или иному явлению. И это тоже делало день куда увлекательнее. Он должен был решить множество загадок, разгадать множество тайн и добраться до всего самого важного, чтобы понять, как все работает на самом деле, а также, помочь своему брату прежде, чем он окажется в таком же заведении. Его работа перестала быть исключительно медицинском направлении с тех пор, как он узнал о существовании способностей, каким бы ни было их происхождение. Но именно его работа была в двух направлениях - изучении того, как и какими механизмами способности влияют на психику и поиск способа предотвратить пагубного воздействия. Пагубным воздействием нельзя считать только признаки сумасшествия, это все влияние на человека Тени.
Все это, хотя и очень радовало мужчину, делало его работу во много раз интереснее. Но и несколько выматывало. Иногда он напоминал себе, что было бы неплохо поспать хотя бы немного побольше. Но редко пользовался этим советом, данным самому же себе. Зато он пил кофе. Заказывать себе отдельную кофеварку не имело смысла, да и Эрнст любил общение со своими сотрудниками, пользуясь походами в комнату отдыха, как предлогом завязать неформальный разговор.
- Добрый день, - приветствовал он единственного в этот час человека в этой комнате. В клинике не было запрещено отдыхать, если прямо сейчас у тебя нет дел. Так что удивления от присутствия медсестры в не обеденное время здесь не было. Он подошел к аппарату, нажал на пару кнопок и приготовился ждать бодрящий напиток. - Мисс Нельсон, если не ошибаюсь. Прошу прощения, у меня не лучшая память на имена. Зато вот лица я запоминаю не плохо. Как Вам здесь работается? Надеюсь, пациенты не сильно пугают?

Отредактировано Ernst Hoffmann (2018-09-13 16:15:02)

+1

4

Когда дверь в комнату отдыха открылась, Джекки решила, что островок нормальности решил посетить кто-то еще из докторов или медсестер. Она быстро перевела взгляд на дверь.
Появление главы клиники оказалось довольно неожиданным. Нельсон тут же вскочила на ноги. Лежать в присутствии начальника идея не лучшая, если призадуматься.
- Добрый день, доктор Гофманн, - быстро сказала Джекки. Легкий испуг заставлял ее тараторить. Заподозрив себя в суетливости, Джекки сжала кулаки. Обычно это помогало ей успокоиться.
Доктор Гофманн прошел к кофе-аппарату. Джекки пока не решила, что именно о нем думать. Они почти не были знакомы. Со стороны казалось, что он милейший человек, вежливый и очень добродушный. Но потом собеседник резко вспоминал, что перед ним человек, посвятивший жизнь изучению психических отклонений. Они, конечно, воздушно-капельным путем не передаваются, но мало ли, как сказывались на том, кто вертелся среди не самых нормальных людей постоянно. К тому же слухи о докторе Гофманне ходили самые разные, а коллеги Нельсон не спешили делиться своим мнением о начальнике, хоть Джекки и пыталась разузнать у них побольше.
- Джекки, - сказала Нельсон, надеясь, что это звучит не очень фамильярно. Так ее называли даже некоторые пациенты. Как правило, те, которые дожили до преклонных лет и при этом не растеряли способность запоминать окружающих людей. – Работается прекрасно, к пациентам постепенно привыкаю. Еще немного, и мне начнет казаться, что я здесь уже всю жизнь и никакой другой жизни у меня никогда не было.
Тут Нельсон немного лукавила. Свое первое настоящее место работы она вряд ли когда-нибудь забудет. Там она стала тем, кем стала. Иногда Джекки скучала по бывшим коллегам, но старалась общаться с ними поменьше. Они задавали вопросы, на которые Нельсон не знала, что отвечать. Например, как тебе пришло в голову уйти в психиатрическую клинику? Лучше подружиться с новыми коллегами. И приятно, и полезно. Правда пока остальной медперсонал слабо реагировал на попытки Нельсон собрать кого-нибудь хотя бы в кофейне по соседству. Доктора Гофманна эти попытки не касались. По крайней мере пока что.
Она сделала несколько шагов в сторону начальника. Если кто-то и может приоткрыть тайны больницы, так это человек, эту больницу возглавляющий. Джекки поправила одежду и прическу, улыбнулась и предприняла попытку завести разговор.
- Читала недавно Вашу статью о новых не лекарственных методах борьбы с шизофренией, - Нельсон подошла к кофе-аппарату сбоку и прислонилась к нему. – Очень интересно. А сколько времени у Вас ушло на изучение и новую разработку?
Забавно, что до прихода в эту клинику Джекки представляла себе главных врачей совсем другими. На ее прежнем месте работы начальнику было лет семьдесят, он ходил с тросточкой и относился к персоналу немного пренебрежительно. Персонал в свою очередь слегка подшучивал над начальником. Эта добрая взаимность помогала создавать в коллективе теплый микроклимат.
Однако доктор Гофманн похоже был в расцвете сил. Приветлив, красив, умен. Мечта, а не начальник. Джекки смотрела на него взглядом, выражающим интерес с легким оттенком восхищения.

Отредактировано Jacqueline Nelson (2018-09-15 13:28:40)

+1

5

Есть что-то забавное и даже очаровательное в новых сотрудниках женского пола, особенно, если это медсестры. У докторов любого пола самомнения достаточно, чтобы они держали себя едва ли не заносчиво. С младшим персоналом все куда интереснее. Юноши часто любят показать себя, выделиться и добиться того, чтобы их запомнили сразу, либо прячутся так, что кроме выполненной работы, ты и не заметишь, что они вообще есть. Девушки же держат себя ровно, но как же они нервничают первое время, это видно всегда. Даже когда Эрнст был еще штатным врачом, они старались вытянуться в струнку, лишь бы о них составили хорошее мнение и не скидывали лишнюю работу. В прочем, сам Эрнст делать это не любил, и тех, кто ему не нравился, старался просто мирным способом перевести от себя подальше, например, к одному знакомому самодуру. Главное, дать хорошие рекомендации.
Кофе варился долго, и разговор уже начался, когда шипение еще даже и не думало заканчиваться.
- Эрнст, - мужчина наклонился к девушке с заговорщическим видом и говорил громким шепотом. - Раз мы уже перешли на имена.
Нет, он ничего не имел против того, чтобы превратить неловкость в легкую шутку, даже если она не удастся. Неформальное общение, не панибратское, а именно дружелюбное, вообще представлялось Эрнсту одним из важных элементов комфортной атмосферы в клиники, ведь стресса работникам хватает и в самой работе.
- А вот это напрасно, - возразил он на фразу мисс Нельсон о том, что другой жизни словно и не было. - У Вас должна быть другая жизнь. И в прошлом, и сейчас, и даже в будущем. Обещайте рассказать о самом интересном на прошлой работе, во время ближайшего корпоратива.
Кофе уже был готов и говорил Эрнст уже скорее со своим стаканчиком бодрящего напитка, чем я девушкой и даже было собирался уйти, но не тут-то было. Новенькая оказалась смелее, чем выглядела. Это не могло не радовать, не всем же быть тихонями и, в самом деле, думать только о работе. Хотя и ее вопрос от работы ушел не далеко, зато тешил самолюбие. Удачный ход.
- Это не только мой проект. Мы работали вместе с моим другом, доктором Брайтом. И если не брать весь предшествующий опыт, то именно этой теме мы посвятили пять лет, пока рецидивов у наблюдаемых нет, - расправившись с непослушным пакетиком сахара и едва не засыпав сахаром весь стол, Эрнст поставил стаканчик и всплеснул руками, - Да кто только придумал эти чертовы пакетики? Прошу прощения, о чем я говорил? Ах да, пока рецидивов нет, как и сказано в статье. Даже немного грустно. Один из них был весьма интересным собеседником, во время обострений, хотя и несколько нервным.
К счастью уборки оказалось не так много, так что быстро смахнув со стола, Эрнст вернулся к беседе и своему кофе довольно скоро. Это ж надо было начать косячить в первую же беседу с новой подчиненной.

+1

6

Джекки немного удивилась тому, что доктор назвал свое имя. Она чуть наклонила голову и посмотрела на начальника, задаваясь одним вопросом, шутит он или серьезно. Наверное, шутит. В любом случае услышь кто-то из коллег, что Джекки называет босса по имени, косых взглядов не избежать.
Приготовление кофе – процесс не тихий. Аппарат пришлось перекрикивать. А еще приходилось смотреть на губы собеседника, чтобы в случае чего суметь прочитать по ним. Такого навыка в полноценном объеме у Джекки не было, но в данной ситуации хватало.
- Корпоратив? – встрепенулась Джекки. Корпоратив среди работников психиатрической больницы? Серьезно?! Определенно стоит поработать здесь еще, чтобы побывать на этом мероприятии. – Обязательно расскажу. Только тогда Вы обещайте остановить меня сразу же, если вдруг я начну говорить, не останавливаясь. Знаете, мои друзья и знакомые почти все не медики, поэтому больничные истории, как правило, пугают их. Так что за годы работы я накопила очень много рассказов, которые так и не смогла поведать.
Нельсон печально вздохнула и поджала губы. Первым, кто отверг ее рабочие истории, был ее бывший муж. Его пугало, что эти истории не пугали саму Джекки. Потом к запретам на больничные рассказы присоединилась бабушка. Под таким прессом как миссис Ребел сдавался почти любой. Спорить с женщиной, у которой на все есть свое мнение, невозможно. Легче промолчать.
Когда напиток доктора Гофманна приготовился, Джекки оглядела аппарат в раздумьях, хочет она кофе или нет. В конце концов пришла к выводу, что нет. К тому же слушать ответ на вопрос под вновь шумное приготовление кофе не хотелось совсем.
Пьет кофе с сахаром, заметила Джекки. Она всегда запоминала подобные мелочи, они могли пригодиться.
Нельсон нравилось, с каким энтузиазмом Гофманн говорил о своей работе. Впрочем, в доктора люди без фанатизма к своей профессии не шли. Не выдержали бы и месяца. А Эрнст (Джекки все же взяла имя на вооружение) посвятил одному исследованию пять лет. В его карьере это, возможно, не такой уж и большой срок, но у Нельсон количество годов вызывало уважение.
Услышав сожаление об отсутствии рецидива, Джекки чуть встрепенулась. Что? Это шутка такая? К чувству юмора начальника точно придется привыкать.
- О… - сказала она, убирая с лица выражение удивления. – Понимаю. Я здесь совсем недавно, но уже успела заметить, что мистер Крейг из седьмой палаты очень интересный собеседник. Правда иногда он на полном серьезе говорит о своем друге кактусе, который, кажется, носит ковбойскую шляпу, но все-таки слушать его интересно. Однажды я возьму бумагу и ручку, все запишу и издам книгу в стиле вестерн. Выручку, конечно, поделим.
О том, что Джекки разговорчива, она всегда прекрасно знала, но бороться со своей привычкой не желала.
Нельсон подошла к столу, села на его край и тут же встала.
- Извините, - виновато сказала она. – Я знаю, что многих сидение на столе раздражает. Например, моего бывшего начальника, но я все равно никак не могу отделаться от мысли, что столы порой намного удобнее стульев и диванов.
Вообще-то Нельсон могла сидеть на всем подряд. Стол был лишь вершиной айсберга. Однажды она уселась на горизонтальный поручень в метро. Правда очень быстро свалилась на сидящего у поручня человека.
- А сейчас над чем работаете? – продолжала спрашивать Нельсон. – Если это не секрет, конечно.

+1

7

Не уж то на прежней работе мисс Нельсон не было тимбилдинга? Ну куда это годится? Или она думает, что все работники психиатрических клиник так сильно погружены в свой собственный мир, что и встретиться вне стен не могут? Уж точно не в той клинике, где работает Эрнст Гофманн! Нет, он любит отдохнуть и повеселиться, так что и работникам приходится это делать. Конечно, все одновременно оказаться на мероприятии они не могут, все же кто-то должен дежурить, когда остальные отдыхают. Но кто же мешает подгадывать графики так, чтобы рано или поздно, но все сумели пообщаться и провести приятно время.
Но все это Эрнст пока что только подумал, закончив с уборкой и опершись спиной о тумбу, на которой только что и произошло локальное безобразие.
- Ну что Вы, я никому не расскажу об этом.
Он мог бы добавить, что он неплохо смотрится на столе, но это было бы куда ближе к пошлости, чем он бы того хотел, тем более под угрозой современного мира - обвинении в сексуальных домогательствах. Впрочем, в этом случае было бы хотя бы не обидно в том плане, что девушка привлекательна. Впрочем, она все равно оставалась подчиненной, а это уже противоречит рабочей этике.
Несмотря на то, что часть сахара была безвозвратно потеряна, кофе оказался вкусный, и между глотками было очень даже уместно продолжать разговор.
- Статья не означает конец исследования, - Эрнст постарался, чтобы его улыбка не выглядела слишком снисходительной. О том, чем он занимается на самом деле с душой и удовольствием, рассказывать было нельзя, а вне этого, в данный момент, у него исследований не было. Только штатное ведение пациентов клиники и продолжение прежних проектов. - Кто знает, не будет ли долговременных побочных эффектов, привыкания спустя десять лет. Мыши не могут показать нам всего.
Впрочем, одно из исследований перекликалось с основной деятельностью клиники - нейролептики, призванные помочь избавить людей не только от излишней активности их мозга, но и от создаваемых им лишних возможностей. Но им ли?
Тема сама себя изжила даже не начавшись, так что свернуть ее было необходимо тут же, переводя разговор в какое-то более приемлемое русло.
- Как Вы относитесь к пейнтболу, мисс Нельсон? Не хотите пострелять в коллег? Или, может быть, скалолазание?

+1

8

Похоже строгий выговор за попытку присесть на стол не планировался. Это радовало. Джекки хватало нескончаемых замечаний от бабушки, которая считала, что леди должна сидеть только на стуле или диване, причем в определенном положении и с исключительно прямой спиной. Иначе нарушится осанка, а мужчины ведь очень падки на осанку. Плохая осанка, плохой муж. Даже удивительно, как некоторые женщины умудрялись сводить к замужеству все, что угодно, и подводить к выводу о важности семьи любую в принципе мысль.
- Да-да, конечно, - подхватила Нельсон мысль доктора Гофманна о конце исследований. – Я это прекрасно понимаю, но ведь результат работы за несколько лет – это уже результат. Для многих пациентов такая длительная ремиссия – огромный подарок.
Конечно, излечиться хочется раз и навсегда, но многие болезни продолжают оставаться непобедимыми. Приятно знать, что хотя бы несколько лет человек может прожить без страданий и вспышек заболевания. А там может и дальнейшее лечение появится. Джекки верила в лучшее. В противном случае она бы давно сошла с ума.
- Я очень легкий на подъем человек, - заявила Нельсон. – И всегда готова к новому.
Тут она нисколько не врала. Ее всегда тянуло к чему-то неизведанному. Испытать нужно все. Жизнь одна. А сейчас Джекки словно испытывала на себе магию голоса доктора Гофманна. Его голос успокаивал и одновременно вызывал интерес. Как у него это получалось? Пожалуй, годы работы в психиатрической клинике приведут к появлению еще и не таких навыков. Но Нельсон почему-то казалось, что голос начальника – это результат не только работы, но и проявление чего-то более личного.
А не читает ли он лекции? Если да, то Джекки с удовольствием отправилась бы в любую точку города, чтобы послушать. Как говорится, совместить приятное с полезным.
Но пока что Джекки просто поймала себя на том, что с неподдельным интересом смотрит на босса и накручивает на палец прядь волос. Нужно срочно остановиться! Нельсон опустила руку.
- Я бы даже с парашютом прыгнула в хорошей компании, - добавила она. – Кстати скалолазанием я как-то пробовала заниматься. Правда дело происходило в помещении и не с настоящими горами. Ну, знаете, искусственная скала с ручками. Очень увлекательно, только в первые попытки я больше падала, чем лезла.
Спортом на постоянной основе Джекки никогда не занималась. Для этого требовалось время, которого итак постоянно не хватало. Да и график работы не позволял подстраивать другие расписания. В одну субботу ты отдыхаешь и занимаешься, чем пожелаешь, а в следующую весь день проводишь на дежурстве.
- Представляю себе, как коллеги бегают в костюмах цвета хакки и стреляют друг в друга, - улыбнулась Джекки. – Особенно эффектно представляется доктор Патерсон. О... Жду не дождусь этого события!
Доктору Патерсону на вид было лет сто... Поговаривали, что он вот-вот отправится на заслуженную пенсию, но пока он продолжал работать и параллельно осыпать Джекки замечаниями по поводу чрезмерного дружелюбия по отношению к пациентам и слишком вызывающего внешнего вида (похоже для его спокойствия медсестрам просто следовало носить паранджу). Помнится однажды он сделал это прямо посреди коридора, и доктор Гофманн был тому свидетелем.

+1

9

Момент, когда новенькие понимали, что придирок без повода не будет, что их начальство вообще куда больше любит дружелюбие, чем строгость, всегда был заметен. Их словно отпускало, и они начинали говорить и держать себя так же, как и с прочими сотрудниками. Нет, конечно, за промахи они будут наказаны по всей строгости, но это за промахи. В остальном же, спокойная обстановка в клинике была только на руку Эрнсту, ведь за дружелюбным общением никто не станет искать подвох и копать то, что копать не стоит.
- В таком случае, буду иметь Вас в виду, когда решу собрать команду для какого-нибудь мероприятия для сотрудников. У нас довольно своеобразная работа, и мне нравится мысль, что все могут отдохнуть и развеяться.
Идея прыгнуть с парашютом вучала прекрасно, вот только тех, кто на это согласиться, в клинике нашлось бы не так уж и много, ну разве что, если брать с собой пациентов, вот среди них можно найти и отчаянных ребят. Так что доктор ее отверг в своей голове, сопроводив это неопределенной улыбкой.
- Нет, доктор Патерсон раз за разом отказывается пойти с нами в пейнтбол. Мы его в бильярд-то с трудом вытащили. Но, может быть, Вам удастся его уговорить? Особенно, на парашютах.
Было бы любопытно понаблюдать, как новенькая медсестра уговаривает этого старичка, которого на новые методы лечения-то с трудом можно уговорить. К счастью для всех, в том, что касалось его работы он был спец, а новшества там и не требовались.
Эрнст опустился в кресло рядом с девушкой и взглядом пригласил ее сесть в соседнее. К чему упускать возможность выбраться из своего кабинета за чем-то кроме работы?
- Что привело Вас сюда, мисс? Вы читаете журналы, а значит это нечто больше, чем просто работа медсестры, ведь так?

+1

10

Джекки уже начала сомневаться, что ее энтузиазм сейчас был к месту. Следовало бы сначала выяснить, насколько доктор Гофманн склонен к иронии и сарказму, а уже потом демонстрировать готовность ко всему на свете. Впрочем, Нельсон скорее сочла бы искренними слова начальника.
- Отлично, - кивнула она. – С нетерпением жду какого-нибудь мероприятия.
Не то, чтобы ее требовалось развеяться... Или требовалось? Первые дни работы в клинике вышли не из легких. После смен Джекки возвращалась домой с ощущением, что на ее плечи положили огромный мешок с камнями. На предыдущей работе она успела выработать рефлекс спокойного отношения к людям с травмами и болезнями. Выработать настолько, насколько это в принципе возможно. Но теперь эти травмы и болезни из физических резко превратились в психические, и на привыкание к этому однозначно требовалось время. Сколько? Хотелось бы, чтобы не очень много.
Джекки иногда выбиралась на встречу с большим городом, но это помогало отвлечься лишь частично. Скорее всего доктор Гофманн был прав в том, что для настоящей разгрузки требовалась какая-то деятельность, например, пейнтбол.
- Какая жалость... - соврала Джекки насчет отказа мистера Патерсона принимать участие в пейнтбольных играх. – Я попробую его уговорить, но сдается мне, ничего путного из этих уговоров не выйдет.
Она поджала губы и пожала плечами. Консервативный доктор реагировал на Нельсон как бык на красную тряпку, хотя никто не исключал возможности, что он воспылает страстным желанием выстрелить в задорную медсестру хотя бы из ненастоящего оружия. А что? Может, так и случится.
Джекки послушно опустилась в соседнее кресло. Ногу на ногу закидывать не стала. Слишком фривольно, как выражался тот самый доктор Патерсон.
Вопрос начальника поставил Нельсон в тупик. Сначала ей показалось, что он спрашивает о том, что привело ее в комнату отдыха, и было бы здорово, если бы это было именно так. Но речь похоже шла о том, что привело Джекки в клинику. Сознаться в том, что ее привела сюда загадочная история ее матери? Или хотя бы то, что мама страдала психиатрическими расстройствами. Даже интересно, как бы доктор Гофманн отреагировал на это. Но нет, Нельсон не могла так рисковать. И хорошо, что после развода она не вернулась к своей девичьей фамилии, вдруг кто-то в больнице помнит пациентку по фамилии Ребел.
Джекки решила ответить историей, которая была частично правдивой.
- Одна моя дальняя родственница страдала некоторыми расстройствами... - сказала она после небольшой паузы. – Это было очень давно, и ей так и не смогли поставить диагноз. И вылечить тоже не смогли. Но она была замечательной.
Она почувствовала, как в горле образовался комок, от которого срочно требовалось избавиться. Следовало бы давно привыкнуть говорить об этом без переживаний, но не получалось.
- Мне кажется, - продолжила Нельсон. – Люди должны изучать людей с такими нарушениями больше. Психиатрия должна двигаться вперед. И мне хочется быть частью этого процесса. Но... Вы, наверное, не такой ответ на свой вопрос хотели услышать, да?
Джекки собралась с мыслями и снова улыбнулась.

+1

11

За годы работы в своей области Эрнст научился чувствовать людей, и если не заглядывать в их душу и мельчайшие тайны, то хотя бы чувствовать где нужно искать и как. А искать было нужно - секретность. Именно из-за нее он предпочитал узнавать заранее, что кто-либо из его подчиненных излишне любопытен. Он и сам был таким, когда устроился, и именно это привело его на должность, которую он занимал теперь. Вот только не все из тех, кто проявляет любопытничать, могут похвастаться столь альтруистическими позывами, какие были у него, а то и вовсе оказаться шпионами тех, кому не все равно.
Но допрос он устраивать не собирался. Во всяком случае, не сейчас.
- Должно быть, вы были с ней очень близки. Примите мои соболезнования.
Было в этом что-то еще. Что-то, что она не хотела говорить. И было ли это чем-то попросту личным, или же скрывало под собой что-то, что Эрнсту стоило бы знать, без собственного согласия или допроса было бы узнать невозможно. И так как второе было бы пока необоснованным и неуместным, то стоило подождать. Быть может у них завяжутся более доверительные, чем рабочие отношения. Или же она будет тихой и незаметной, как и полагается ей по статусу, не привлекая не только внимания, но и неприятности на его и свою голову. Вот это было бы лучше всего. Вот только что-то подсказывало, что просто не будет.
- Я не настаиваю, - продолжил он с мягкой, успокаивающей и полной поддержки улыбкой, по большей части искренней, - но, возможно, однажды Вы расскажете мне чуть больше. Хотя бы о самой болезни. И тогда я смогу помочь Вам узнать больше о том, какие достижения современная наука сделала в нужном направлении. Это не спасет ту, кого Вы потеряли, но поможет Вам почувствовать, что все не так плохо.
Если конечно, исследования ведутся именно в том направлении. И хотя Эрнст этого не сказал, она и сама могла бы догадаться, ведь врачи довольно часто недоговаривают некоторые детали и мелочи.
- Но почему же Вы не пошли учиться по этому направлению, чтобы самой помочь нуждающимся? Да, это могло бы занять больше времени, но Вы оказались бы ближе к цели.

+1

12

Джекки очень редко принимала соболезнования по поводу болезни и смерти матери. А все потому, что она редко рассказывала эту историю. Отрепетированной реакции на сожаления, искренние или нет, у нее попросту не было. Обычно в таких ситуациях люди грустно вздыхают и говорят спасибо. По крайней мере такое поведение подсказывают фильмы и книги.
- Спасибо, - последовала этой подсказке Нельсон. Она чувствовала себя немного неловко. Ей вообще не нравилось, когда ее жалели. Такие люди как Джекки всегда стремились к независимости, к тому, чтобы все делать самостоятельно. И не потому, что они не доверяли окружающим. Просто им важно было быть сильными. – Мы не успели стать по-настоящему близкими друг другу людьми. Когда ее заболевание вошло в активную стадию развития, я была еще совсем маленькой. Но я все равно помню ее. И помню хорошим, очень добрым человеком.
В моменты, когда мама Джекки не страдала от приступов паники или ярости, она действительно отличалась добротой. Нельсон хорошо помнила ее улыбку, правда это воспоминания позже слегка подпортилось созерцанием странной гримасы, выражающей безумие, и полностью отсутствующего взгляда.
Нельсон немного поелозила в кресле. Ее волновало сразу два вопроса. Первый – почему она вообще разговаривает об этом с начальником? И второй – уверена ли она в том, что все-таки не унаследовала болезнь матери? Последний мучил ее всю ее жизнь. Ведь мама в юности тоже была вполне нормальным человеком. Да, с тараканами в голове, но у кого их нет? От мысли, что однажды у Джекки начнут проявляться провалы в памяти, ей становилось страшно, а сейчас она даже почувствовала, как по телу побежали мурашки. Если ты работаешь в психиатрической клинике, страх сломать собственную психику усиливается десятикратно, ведь ты каждый день видишь последствия. Больные на уровне мозга люди – не самые лучшие примеры для подражания. По неволе, разумеется.
Доктор Гофманн, судя по всему, был прирожденным психиатром, если такое вообще возможно. Джекки на собственной шкуре сейчас испытывала его способности к разговорам на тему болезней. Он располагал к себе, ему хотелось рассказывать что-то снова и снова. Но Джекки не была пациенткой, она была медсестрой, подчиненной. Предоставление лишней информации о себе могло привести к неприятным последствиям, в том числе к увольнению, которого Нельсон совершенно не хотела. Она только-только встала на путь хотя бы отдаленного приближения к ответам на свои вопросы. Сворачивать нельзя.
- Я думаю, - сказала Джекки. – Однажды я пойду учиться. Я имею в виду высшее образование в области медицины. В прошлом, да и сейчас у меня не было возможности полностью посвятить себя учебе. Но я верю в лучшее. А пока...
Джекки встала.
- Мне нужно возвращаться к работе, - добавила она. – Пациенты ждут. Мне кажется, я итак уже позволила себе слишком длительный отдых. Подумаете еще, что я только и делаю, что прохлаждаюсь.
Нельсон заставила себя улыбнуться. Доктор Гофманн был человеком, с которым хотелось говорить. Это немного пугало. Джекки по-прежнему боялась взболтнуть лишнего.
- С Вами очень приятно беседовать, доктор Гофманн, - все же свою мысль вслух она озвучила. – Надеюсь, Вы не сочтете этот комплиментом за дерзость. До свидания.
Она чувствовала острую потребность немедленно оказаться где-нибудь на другом конце клиники, куда обаяние начальника, возможно, не распространяется.

+1

13

Как бы ни были полезны профессиональные навыки, порой они становятся излишне навязчивыми. Эрнст привык общаться с теми, кто болен душевно или же оказался в клинике по иным, особенным причинам, а с ними нужно было быть настойчивым, хоть и визуально мягким. Но со здоровыми психически людьми, ничуть не обязанными быть на допросе, это порой давало осечку, как и в этот раз. Девушка смутилась и, словно бы, испугалась. Только чего именно? Того, что ее сочтут некомпетентной? Возможно. Возможно так же и обыденный дискомфорт от разговора о больном родственнике, тем более, если они были близки, хотя бы тогда, когда могли быть.
И чтобы сгладить момент, Эрнст дружелюбно улыбнулся. Он не хотел пугать подчиненную, коря себя за то, что дал своему профессиональному любопытству излишнюю свободу тогда, когда этого не было нужно. А еще надеясь, что девушка не решила, будто начальство на столько деспотично, что требует открывать свои личные тайны.
- Когда решите, мы обязательно Вас поддержим, мы - это клиника и я. Но Вы правы, я совсем забыл о работе. Приятный собеседник способен заставить меня забыть обо всем, - мужчина поднялся со своего места вслед за девушкой.
Работа и правда ждала, когда же к ней вернутся, а у мисс Нельсон она еще и не так склонна была к ожиданию, но для Эренста любопытство было не менее важным, когда могло принести новые сведения о ком или чем бы то ни было в его окружении. А девушка оказалась куда сложнее и интереснее, чем могла показаться на первый взгляд.
- До свидания, мисс Нельсон. Надеюсь, мы еще поболтаем так в скором времени.
Они распрощались. Но к делам теперь прибавилась еще и проверка личного дела хорошенькой медсестры, а может и его дополнение недостающими сведениями.

+1


Вы здесь » Fade to Black » Over and Done » Комната отдыха


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC