Fade to Black

Объявление

The New York Observer
Десять. Десять чертовых лет неведения. Упрямство бывшей любовницы и ее решение, принятое единолично. Поступок, из-за которого теперь Итан чувствовал себя последним дураком, и вместо того, чтобы наслаждаться праздником, как школьник ерзал на стуле.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Wandering in the shade » No songs for revolutions


No songs for revolutions

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://media.giphy.com/media/r2scB0L8WKB20/giphy.gif

LEO BAILEY, LILY O'BRIEN

11 мая 2016 г
---

+1

2

Следующую неделю после Злополучного Заявления Лео провёл как на иголках. Телефон разрывался, музыканты бунтовали, Мики перешёл в режим "тревожного котика" и на всякий случай опасался разрыва контракта с Relentless Records, распада DML, цунами и Апокалипсиса одновременно. Ну а вдруг.
С участниками группы пришлось сложнее всего. Рокеры изнывали от недостатка острых ощущений и куролесили почём зря. Барабанщик однажды вышел погулять и пропал, перепугав своим исчезновением и Лео, и Мики. Когда Алан нашёлся через пять дней в Сан-Франциско, фронтмен не знал, душить его в объятьях от радости (потому что фанатики не добрались) или просто душить (потому что козёл).
Лео тоже хотелось сбежать, но бдительный менеджер внимательно отслеживал его передвижения. Группа должна была вот-вот вернуться на сцену, и Мишель чуть ли не ежечасно пересчитывал своих музыкантов - чтобы не разбежались в поисках адреналина и не раздраконили Армана, только-только сменившего гнев на милость. Так что вместо побега Бэйли внезапно нагрянул в гости к Сэди и заявил, что собирается у неё пожить: хоть в кладовке на раскладушке устроится, хоть на коврике у дивана, но домой ни ногой.
"Там скучно и одиноко, - заявил солист. - А мне нужна компания".
Впрочем, загоститься и злоупотребить терпением гитаристки, и без того невеликим, помешал Киллер. После того, как пёс хозяйки дома сожрал любимые кроссовки Лео, а потом долго давился шнурками, дворнягу пришлось срочно тащить к ветеринару. Обжору откачали, но подруга бестрепетно указала англичанину на дверь. Собаку, мол, дразнишь, помрёт из-за тебя, где я ещё такого лапушку найду. "Лапушка", едва отойдя от наркоза, уже начал облизываться на новую пару обуви, и Лео, сообразив, что пёс скорее сдохнет, чем перестанет жрать вещи гостей, в печали вернулся к себе домой. Там его уже ждал Мики, сияющий, как новенький цент, и размахивающий контрактом. Боссы Relentless Records всё ещё хотели сотрудничать с группой и рассчитывали как следует нажиться на турне DML по Штатам.
Всё это было хорошо, вот только Лео отнюдь не шутил, когда говорил, что ему нужна компания. Нервы у солиста после судов, перестрелок и несостоявшейся революции стали совсем ушатанные. И вот тогда он вспомнил о Лили.
Визитка спланировала на пол в тот момент, когда Лео вытряхивал карманы куртки в попытках найти зажигалку. "Зиппо" он, конечно, где-то посеял, но карточка с номером магички сохранилась относительно неплохо. Несколько минут вампир колебался, потому что не был уверен, что Лили захочет встретиться с ним ещё раз. Таким, как она, незачем "светиться" перед камерами, а в случае с Лео без повышенного внимания было не обойтись. И всё же Бэйли действительно хотел её увидеть.
Пробежав пальцами по экрану смартфона, музыкант набрал номер с визитки. Гудок. Ещё один. Как только трубку взяли, англичанин радостно завопил в динамик:
- Привет! Лили? Ага, точно Лили. Это Лео. Из гаража. Ты там как? Встретиться хочешь?

Отредактировано Leo Bailey (2018-07-24 00:44:16)

+1

3

Ближе к середине мая Нью-Йорк начал нагреваться – медленно и неотвратимо, как включенная духовка. Лили особенно остро ощущала это в своей квартире, когда солнечный свет после полудня заливал ее студию, отражаясь на глянцевой поверхности ее ноутбука.
На этой неделе она получила заказ, и это позволило отвлечься от всего, происходящего с Тенью, Завесой и Кругом, как в старые добрые студенческие. Днем Лили работала медленно, но не спала ночью, добирая от майской прохлады времени и сил. Было приятно падать в постель изнуренной этой жарой и работой, и даже сны о Тени почти не тревожили ее, хотя Лили часто ощущала в полудреме легкое покачивание Завесы, ее прохладу, которая ощущалась как прохлада полупрозрачной занавеси из органзы, которая отделяла балкон и кухню в доме ее матери. От Завесы в ее снах пахло травами, чесноком и маслом, а иногда сигаретами, которые курила мать и которые потом начал курить Джей. Как-то так пах ее дом – обманчиво безопасно, знакомыми с детства запахами.
На самом деле безопасность была в пустыне, в ее раскаленной коже, от которой поднимался пар как над жаровней. Безопасность была в тайных хайвеях, где не ловила мобильная связь и где Тень так плотно прилегала к этому миру, что сложно было понять, где проходит граница и есть ли она. Это был совершенно другой мир, в котором Лили отчаянно мечтала оказаться, но не могла никак решить, стоит ли возвращаться. Один из пройденных путей, был ли смысл повторять его. Провести всю жизнь, убегая и отворачиваясь.
Убежать действительно хотелось - после произошедшего на Таймс-сквер. Пока ее лицо, размазанное в пиксели на камерах смартфонов, никто не узнал. Пока Круг не устроил выволочку.
Провести всю жизнь, убегая и отворачиваясь. Не как в семнадцать, когда перед тобой весь мир и желание воевать с ним. Когда тебе почти тридцать, хочется лечь и уснуть крепким сном без сновидений.
Звонок Лео разбудил ее посреди ночи и вернул к тому вечеру на Таймс-сквер. Лили села в постели, молча слушая его голос. Она почти ждала, что вампир позовет ее в участок дать показания, но «встретиться» звучало достаточно расплывчато, чтобы быть безопасно.
- Надеюсь, не в гараже, - хмыкнула Лили, укладываясь на спину. – Когда и где?
Они договорились о встрече напротив Сити-Холл: Лео сказал, что там будет какая-то акция нелюдей или что-то в этом духе. Мирная, разумеется. Лили поколебалась, думая о популярности музыканта. А потом пожала плечами и согласилась.
Провести всю жизнь, убегая и отворачиваясь.
Ей хотелось бы спросить его, как он живет – вот так.
Хотелось бы ей быть такой же бесстрашной.
Перед Сити-Холлом народу хватало. Ей не пришлось долго ждать: Лео она признала сразу, несмотря на темноту. Музыкант в косухе и рваных джинсах возвышался над группой китайских туристов, как каланча. Лили подняла руку.
- Я здесь.

+1

4

Перед Сити-Холлом шумело и волновалось людское море. Первая провампирская акция - предвестник той самой "революции", которую анонсировал Лео Бэйли и которой так боялся Арман де Вайи. Впрочем, беспорядками там и не пахло: собравшиеся вели себя мирно. Разворачивали плакаты, пели хором песни DML и охотно давали интервью журналистам, которые слетелись к месту проведения акции в поисках сенсации. Вампиры обнимались с людьми на камеру - с особенным энтузиазмом фанатки висли на самом Лео - и рассказывали о том, какую поддержку им оказывает население Нью-Йорка.
Вокруг участников группы хищным грифом кружил нервный менеджер Мики и постоянно отправлял смс-ки Арману. "Всё хорошо". "Я всё контролирую". Акцию с трудом удалось согласовать с главой клана, и разрешения удалось добиться только потому, что Мишель клялся мамой и обещал докладывать о каждом чихе. Если что не так - сразу сворачивать действо, пока не появились жертвы.
К моменту появления Лили жертв не было. Всё было так мирно и прилично, что Лео даже начал скучать. Его уже успели пообнимать, ощупать и сфотографировать со всех сторон, так что вид у фронтмена был помятый и немного недовольный. Но как только от него требовалась улыбка, он улыбался так широко и бесшабашно, как будто ничего так на свете не хотел, как быть запечатленным на сто тридцать китайских фотокамеры.
Рядом с солистом околачивались ещё двое вампиров. Сразу было видно, что к акции они готовились и пришли не просто так, а позировать. Все трое были в одинаковых чёрных футболках с белыми надписями. У флегматичного кудрявого блондина, щурившегося от фотовспышек, надпись была самая приличная и подходящая к акции: "I'M A MUSICIAN, NOT A MURDERER". У курившей сигарету за сигаретой, ярко накрашенной девушки на макушке красовался чудовищно лохматый шиньон, обвязанный красно-фиолетовым шёлковым платком. Буквы на её футболке гласили: "HATERS, GO FUCK YOUSELF". С китайцами она обниматься не спешила, они с ней почему-то тоже.
Увидев Лили, Лео помахал ей рукой в ответ. Куртка распахнулась, открывая скачущие по чёрному фону футболки буквы: "SINNGER AND PROUD OF IT". Вампир ловко обогнул группку фанатов и подошёл ближе. Вот теперь он улыбался вполне искренне - он был действительно рад встрече.
- Привет! - сказал Лео. - Ты не пропустила ничего интересного. Я ещё никого не съел.
Вспомнив реакцию магички на шутку про "аппетитный рисунок вен", он уточнил на всякий случай.
- Я шучу, если что. Сегодня в меню нет китайской еды.
Рядом щёлкнула вспышка, и музыкант на мгновение зажмурился. Надо было выбираться из толпы. Акция вполне неплохо проходила и без главных участников действа: лицом Лео уже посветил, можно было и уйти. Он тронул за локоть девушку с шиньоном.
- Сэди, ты как насчёт свалить? Кстати! - фронтмен решил побыть джентльменом и соблюсти минимум необходимых приличий. - Сэди, это Лили. Познакомься. Лили, это Сэди - наша гитаристка.
Вампирка сощурила густо подведённые глаза.
- Ты его подружка? На прошлой неделе тебя не было вроде... Новая? Учти, он не любит, когда... ай!
Лео ловко наступил подруге на ногу, и поток откровений удалось остановить в самом начале.
- Сэди, зараза, я же просил! Лили не подружка. Лили - мой гость.
- Ну тогда ты полный лох, Лео, - бесстрастно резюмировала Сэди. - Ваще лопух. Ну ладно, чао, Лили.
Кинув сигарету в сторону урны и промахнувшись на полметра, гитаристка раздвинула толпу локтями и исчезла.
Стараясь не смеяться, Лео повернулся к Лили.
- Я рад что ты пришла. Хотя, если честно, до последнего не верил, - признался он. - Думал, тебе хватит прошлого приключения в толпе. Так почему?...
"Просто потому, что я попросил?"

+1


Вы здесь » Fade to Black » Wandering in the shade » No songs for revolutions


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC