Fade to Black

Объявление

The New York Observer
Убийца отца практически дышал ей в затылок, и эти еле ощутимые вибрации мертвеца, который обязан гонять по лёгким воздух, чтобы издевательски посмеиваться, липким чувством бессилия бежали по коже. Будто собака из эксперимента Селигмана, Клэр осознавала: новая боль наступит, и с этим ничего не сделать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Over and Done » All the lonely people, where do they all belong


All the lonely people, where do they all belong

Сообщений 1 страница 20 из 45

1

http://sa.uploads.ru/t/MhNew.gif

BLAS ZARAGOZA, LENA NOWAK

30.04.2016; +9, ветрено, ясно

+1

2

В некоторые моменты у нее случался перегруз информацией — как, например, сейчас.
Поэтому Лена прибавила скорости, бросив на Солта внимательный взгляд, и тихо выдохнула.
Труп. В багажнике. Охереть.
— Сейчас здесь заиграет Даймонд с его обещаниями, и я точно скажу, что это какая-то очень, очень, очень дерьмовая комедия и нам срочно необходимо выяснить, как правильно называется гамбургер, — побарабанив пальцами по рулю, вздохнула. — Ты ведь смотрел «Криминальное чтиво», правда?
Твою мать.
Твою мать.
Твою, нахер, мать.
— У меня есть подруги. Почему их не должно быть, — Лена нахмурилась растерянно, повела плечом. Убрала с лица прядь волос, лезущую в глаза, поправила зеркало заднего вида. — Но если можно к тебе, это было бы здорово. Потому что подругам мне придется объяснять намного больше, чем маме. Или отцу. Или братьям… силы небесные. Kurwa.
Людей, которым надо было что-то объяснять, оказалось неожиданно много. И это, конечно же, хорошо — но с другой стороны, господи, ей явно стоит что-то поменять в жизни.
— Я убиваюсь по нему, потому что он не считал, что впустую тратит на меня время. Что было бы логично, если учесть, что особой одаренностью я не блистаю. К тому же, я знаю его с самого детства — он учил еще мою маму. И… ну, это как если бы умер папа. Или брат. Или кто-то другой из семьи, — поежилась неуютно, только подумав об этом, и на мгновение зажмурилась — сразу же, впрочем, вернув внимание дороге. — Его больше нет — и его даже не похоронят, как положено, ведь он, черт их побери, совершил самоубийство. И никому не сдалось доказывать, что это не так. И… я знаю, что это глупо. И смешно. Но хотя бы это он заслужил. К тому же, — передернула плечами, — ритуал — это всегда ритуал. И это… что так получается — это неправильно. Так не должно быть.
Лена раздраженно — на саму себя — выдохнула. Бросила взгляд на Солта и снова вернулась к дороге, набирая скорость еще больше.
Когда они оказались у нужного дома, Лена аккуратно припарковалась и откинулась на спинку сиденья, потерла виски.
Что за херня, ну.

+1

3

- Я не помню, смотрел или нет, - наконец признался Солт. Кажется, это был необязательный треп. Или Новак действительно занервничала? Разбираться было лень.
- Он был верующим? Или ты - верующая?
В этом времени подобное волновало кого-то мало, под каким крестом, во всех смыслах, хоронили очередного мертвеца - под тем, который он нем всю жизнь, или под тем, который озаботились поставить другие, чужие люди.
Под каким крестом и кто закопает тебя, часовой Бла Сарагоса?
Cолт растер ладонями лицо, чтобы прогнать дурные мысли. О таком не думают и не говорят после того, как солнце уходит за горизонт. Черная примета, под стать безлунной ночи, лишенной звезд. Сегодня была ясная погода, на небе ни облачка, но силы суеверия это ни умаляло ни разу.
- Он прав. Ты не алмаз неограненный. Или как там говорят. Но и Мерлинов в этом мире больше не осталось. Идем.
Вставать не хотелось категорически. В черном бмв на случаи ночевок в машине точно лежал плед с подушкой и повязкой для сна. Линкольн, выезжавший за пределы штата раза два за последний год, подобным похвастаться не мог.
- Так, идем, - скорее для себя, чем для Новак, повторил Солт, завозился, вылезая из машины.
На улице не полегчало.
- Что ты там возишься, Новак, - заворчал маг. Только бы по дороге не встретился никто из соседей - закономерные вопросы "а что это за проститутка побитого вида с вами, уважаемый Сарагоса" определенно были бы лишними.

+1

4

— Сложный вопрос. Согласись, отрицать существование… чего-то, когда у нас под носом Тень — это попросту глупо, — Лена вздохнула, растерянно глянув на Солта. — Но он был католиком. Не истовым, но однозначно верующим.
Она тихо хмыкнула.
— Впрочем, у этих ребят специфичные отношения с Ним.
Потерев виски еще раз — от этого мысли становились немного яснее — Лена вытащила ключ из зажигания, выбралась из машины сама. Заблокировала замки привычным жестом — у нее не было собственной машины, но за рулем она оказывалась часто, — и вложила ключи в руку Сарагосы.
Могла бы кинуть, но сомневалась — поймает ли? Добросит ли?
Если нет — любой из вариантов — будет неловко.
Странные, конечно, темы всплывали в процессе разговора. Лена бы никогда не подумала, что станет вдруг всерьез обсуждать религию — и отношение к ней — с кем-то вроде Солта.
Не потому, что он ей не нравился.
Скорее, на самом деле, нравился.
Просто он казался циником, прожженным скепсисом до мозга костей, и это формировало определенные ожидания.
Впрочем, какая к черту разница.
Больше всего сейчас хотелось… Она даже не могла сформулировать, чего именно.
Поесть. Выпить что-нибудь горячее. Или горячительное. Закутаться во что-нибудь теплое. И душ. Обязательно душ.
Лена неловко потрогала шею, пока они поднимались в квартиру Солта, и скривилась, посмотрев на отражение в экране смартфона.
Попытка Джереми задушить ее не прошла бесследно — на шее наливались синяки.
Потрясающе.
Ладно. Кажется, у нее была с собой пудра. Может, до завтра хотя бы пожелтеет.
— Я могу приготовить поесть. Если что, — оглянувшись, когда они оказались в квартире, скинула балетки, устало прислонилась к стене. — Я вкусно готовлю. И, если можно, душ. Это… — поморщилась, коснувшись сначала размазанной косметики, а затем почти остановившись на наливающихся синяк. Мерзость. — Было бы очень неплохо. Если ты не против.

+1

5

- Мне казалось, что последний тренд последних двух столетий - научное обоснование Тени. По крайней мере, у нас в штабе регулярно появляются новые высокотехнологичные игрушки от Грейстона, с помощью которых нужно делать очередные замеры в аномальных зонах и зонах повышенного риска.
Главный вопрос Солт не задал - ну, а ты сама, Новак. во что веришь? В непогрешимость Пирса, как господа бога?
По крайней мере это было понятно и на несколько секунд Солт почувствовал нечто, похожее на зависть.
- Дома беспорядок. Я не ждал сегодня гостей.

- Невкусно. Откуда тебе уметь готовить, а? - вяло и капризно огрызнулся Солт. Не потому, что хотел обидеть, а из вредности. Мигрень бархатно запустила острые пальцы в мозг и все вокруг раздражало, вызывая единственное желание тишины и покоя. Ключ попал в замочную скважину с третьего раза. Маг пропустил Э-лену вперед и зашел следом, закрывая дверь.
"В душ, - зацепился Солт за спасительную мысль, - Она хотела в душ".
- Нужно принять, - спохватился, помогая снять верхнюю одежду, - Проходи. Чувствуй себя как...
По крайней мере, у машины Новак проявила понимание и вложила ключи в ладонь. Возможно, потому что и впрямь была на пределе после всего произошедшего. Тагир глухо заворочался в глубине сознания и протянул когтистую пятерню к лицу девчонки, ухватывая за подбородок и заставляя заглянуть себе в глаза.
- Как ты себя чувствуешь, Guray? После того, как пытала человека.

+1

6

— Мне понравилось, — Лена послушно вскинула голову, ловя его взгляд, и повела плечом. — Что ему было больно. Что он боялся. Не меня, конечно.
Куда там — Лена прекрасно понимала, что напугать она способна разве что котенка. Да и то, если тот будет совсем мелким.
— Но он боялся боли. И мне действительно хотелось… хочется, — она запнулась, — вырезать ему на лице локадо и выкинуть в Тень. Я не знаю, возможно ли это. Так, чтобы его не нашли. И что с ним будет, если он проведет там достаточно много времени, я тоже не знаю. Но… это интересно. Посмотреть, что будет. Как будет. До чего человек может дойти… в таком.
Лена накрыла ладонь Солта своей, провела ею дальше — от подбородка к уху; на мгновение прикрыла глаза, опираясь теперь не только о стену, но и о руку Солта, шумно выдохнула.
Посмотрела на него снова.
— Мне понравилось. Это, наверное, не очень хорошо, да? Или это всегда так? — хотелось сползти вниз по стене и больше ничего не делать; просто сесть, опереться обо что-нибудь, что никуда не денется, что будет надежной опорой, и остаться так хоть на сколько-нибудь. Час, три, десять, до скончания веков — неважно. — Такое странное ощущение. Как будто бы, знаешь, впервые выкуриваешь косяк. И нравится — приятно, и стыдно, что понравилось. Ведь это, считается, плохо. Нехорошо. Аморально.
Это было странно — но то, что она говорила, было правдой. Ей действительно понравилось.
И именно это — а не то, что она выворачивала этому ублюдку пальцы или рассуждала о тушении сигарет об язык или глаз, — немного выбивало из колеи.
— Он правда лежит в багажнике, Солт? — Лена задумчиво скользнула пальцами по его руке, повела плечами, пытаясь сбросить скопившееся за день — за последние четыре часа, если быть точнее, — напряжение. — Или нет?
И прикрыла глаза снова, сжала пальцы чуть сильнее — чтобы не ушел от ответа в том числе.
— Guray? Что это значит?

+1

7

- Сильная луна. Большая луна. Нет, в ба-гажнике никого нет. Он его отпустил.
Новак не вырывалась и не спешила разорвать дистанцию - не было необходимости ее держать.
"Ну а вдруг кинется?"
Следующим логичным вопросом было бы что-то вроде: нравилось ли тебе в детстве отрывать бабочкам крылья, а, может, случались ситуации издевательства над животными, кошками или собаками... К счастью, или сожалению, квартира Сарагосы не была приемным кабинетом психоаналитика, а сам часовой не имел диплома MD.
Зато жизненного опыта - навалом. Лопатой не разгребешь, только бульдозером.
И этот самый опыт подсказывал, что лучше бы ему не лезть в непростое дело воспитания чужих учеников, как бы не было интересно и как бы не чесались руки на это дело.
- Я покажу тебе, где душ, - Солт отступил на шаг и развернул Элену за плечи, подталкивая в нужную сторону.

- Полотенца и халат можешь взять здесь. Вещи закинешь в стирку.
Красивых девчонок, вытворивших нечто эдакое, полагалось целовать в губы и взасос. Иначе они могут себе что-то быстро придумать и вытворить уже относительно тебя. На-думать или при-думать. Небогатый выбор.
"Ей меньше двух десятков лет. Это даже не смешно".

Мне раздеть тебя? Или с этим ты справишься сама?
Конечно, не справится, судя по взгляду!
Без одежды станет видна высокая грудь, упругая кожа и чуть неловкие движения - как это бывает у всех девчонок ее возраста. Пока что неловкими движения были у него, когда он развернулся в сторону выхода из просторной ванной, у него - трехсотлетнего мага Круга и хрен знает скольки летнего мага вне Круга.
И как же адски раскалывается голова...
- Приходи на кухню, как закончишь. Поговорим еще о боге и религиозной подоплеке теневого мира.
Дверь закрылась бесшумно. Занимательные теологические беседы с девятнадцатилетними ученицами можно было отложить. Стакан чего-то крепкого спиртного - нет. Исключительно в целях расширения сосудов, конечно, потому что от чертовых таблеток никогда не было никакого толка.

+1

8

«Он его отпустил»
То есть. Что?
Он?
Отпустил?
Лена задумчиво посмотрела на Солта, но мысли придержала. Это стоило обдумать.
Хорошенько обдумать, и не тогда, когда единственное желание - сползти вниз по стенке или повиснуть на ком-нибудь, чтобы надёжно и спокойно.

Может, он просто устал и заговаривается? Выглядит-то паршиво.

В душе Лена управилась быстро - успела даже наскоро подсушить волосы; дольше всего пришлось вымывать из них землю и сор - последствия того, что сначала ее возили по дереву, пытаясь придушить, а потом ещё и вырубили и оставили лежать на земле.
А потом - отпустили этого ублюдка.
Охереть.
Лене все больше начинало казаться, что ее вариант с «вырезать локадо и выкинуть в Тень» вполне себе гуманен. Потому что теперь мудаку Джереми спокойной жизни не будет - не после того, что он рассказал.
Она подозревала, что самого важного не слышала - возможно и к лучшему, черт его знает, - но и того, что слышала, достаточно, чтобы огрести при случае.
Без косметики и после душа стало намного лучше - и легче, словно кто-то снял с плеч что-то очень тяжёлое, громоздкое и неудобное. И лицо так выглядело намного лучше, да и в целом - если бы не синяки, можно было бы сделать вид, что ничего и не было.
Поставив вещи на экспресс-стирку и сушку, закуталась в великоватый ей халат - видимо, Солта; он как раз был выше ее где-то на голову. И значительно шире в плечах.
Или чей-то другой, в общество, без разницы.
Солт был на кухне и пил; во всяком случае, Лена очень сомневалась, что в стакане был чай или сок.
Солт определённо не походил на человека, который будет пить сок, чтобы почувствовать себя лучше. Ага. И заедать сахарным печеньем разрыв с какой-нибудь подружкой, если вдруг в морозилке закончилось клубничное мороженое.
По правде говоря, даже Лена не заедала такое клубничным мороженым.
Клубничным мороженым она заедала сериалы и фильмы - кажется, когда в «Миссии Серенити» убили Уоша, она слопала две трети упаковки.
Но это вообще-то было очень, очень больно.
Подойдя к Солту, забрала стакан - чтобы долить из бутылки и сделать несколько приличных глотков; зажмурилась, выдохнув, и вернула стакан.
- С-спасибо.
И растерянно потёрла виски, взъерошила влажные волосы.
- Голодный? Я правда вкусно готовлю. И есть ещё стакан?

+1

9

За тем, как Новак хлебанула скотч, Солт наблюдал неодобрительно. Хотя, наверное, Э-лене действительно было нужно - душ явно не мог смыть наливающиеся синяки на шее - но, все равно, это же никакое не оправдание для того, чтобы юная милая сеньора закидывалась крепким бухлом, как какой-нибудь портовый грузчик.
- В холодильнике есть сангрия. В баре есть вино. Тебе открыть бутылку? Стаканы... были где-то здесь. Поищи.
Мерно гудела микроволновка.
- Приготовь. Если хочешь.
"Из того, что найдешь в холодильнике".
Найти там, вообще-то, можно было многое. При мыслях о шкварчащим беконе, как от звука, так и от запаха, стоило только представить, мутило только сейчас. 
- Я поставил греться лазанью. Готовые обеды, знаешь такие? Не деликатес, конечно, и даже не хороший стейк, но есть можно, и времени почти не занимает... Тебе не лень готовить? Выглядишь не очень.
Щелкнул таймер, останавливая разогрев. Стало тихо. Солт потянулся  к пачке сигарет, которая пока что неплохо .
- Все, что найдешь на кухне - в твоем распоряжении, - добавил, закуривая. - Кроме скотча.
Сейчас напьется с двух стаканов, начнет буянить или вовсе рухнет прям здесь. Судя по тому, как скривилась после первого, в барах милая юная сеньорит-та не заказывала что-то крепче коктейлей и пива. Непривычная. Солт заворчал и поднялся, двинувшись к одному из кухонных шкафов. Пришлось обогнуть Новак. Короткий контакт вызвал скорее неловкость, чем желание. Утопающая в чужом халате Э-лена, только что хряпнувшая скотча, выглядела чертовски мило, но самое страшное, что под халатом ничего не было. Даже трусов. Никто из женщин не надевает те самые трусы, в которых их едва не изнасиловали.
Черт возьми. Почему это сейчас вообще вызывает такие проблемы.
- Красное сухое или белое? М-м, из полусладкого только белое.
Бутылки в шкафчике стояли не рядами, но выбирать приходилось. И это причиняло самую настоящую боль.

+1

10

— Это как пойти бегать, если злишься, — Лена рассеянно открывала шкафчики, разглядывая содержимое, и пожала плечами. — Красное. И не убирай бутылку.
В холодильнике нашлось мясо — пахло вроде бы нормально, выглядело тоже, а главное, не бекон, — на полках нашелся обычный черный чай. Красное полусухое тоже было.
— Готовить тоже недолго, ну, — она обернулась на Солта, пожала плечами снова. Одернула халат, поползший с плеча, включила чайник. — Если тушить или жарить и не говядину. И не баранину. Хотя, если это ягненок или вырезка… неважно, — дернула плечом, находя и доставая нож и доску, сковородку. Сковородка была хорошей — и тяжелой, и Лена привычно взвесила ее в руке, примериваясь.
На кухне Солта все лежало там, где и ожидалось, что будет лежать. Впрочем, вся квартира Солта — из того, что Лена увидела — выглядело как место, где все лежит там, где ожидается.
То ли потому, что воображения не хватило, то ли потому, что обычно ожидаемый порядок — он же и самый удобный.
То ли потому, что здесь явно не жила женщина.
Чайник вскипел, Лена залила чай кипятком — три столовые ложки на треть стандартного стакана, — и накрыла стакан подставкой под горячую посуду — так быстрее заварится.
Готовка — вообще любые действия, для которых требовалось сосредоточиться на чем-то, — отвлекала. В основном от других мыслей, думать которые она сейчас не хотела. Например, почему Солт вдруг заговорил о себе в третьем лице. Откуда — с чего бы вообще — он назвал её Гурай. Почему она стоит на кухне совершенно чужого мужчины, готовит и при этом чувствует себя совершенно спокойно, словно дома… Ох черт.
Дорезав мясо — средними кусками, раз гарнира не предвиделось (а его совершенно точно не предвиделось, ну его), — скинула его в сковородку, включила огонь — газовая плита — это счастье — и ушла в коридор. Вернулась с клатчем, ища в нем смартфон, и бросила взгляд на Солта, набирая номер.
Ответили после второго гудка — господи, кажется, это не к добру.
— Алло, ма? — прижала телефон плечом к уху, вздохнув, быстро перевернула мясо. — Да, да, извини. Я встречалась с Хлоей, я же говорила. Нет, все в порядке. У нее родители уехали, — она обернулась, бросив на Солта предупреждающий взгляд — не дай бог заржет, она его забьет доской для резки, — попросила у нее переночевать. Ну ты же знаешь, она после всех этих экзаменов сама не своя, ма. Да, все в порядке. Сейчас готовим, потом посмотрим что-нибудь — она не видела «Пустую корону», ну ты представь. Да, да, это который с Уишоу. Да, мам, конечно. Все в порядке. Да, давай. Я помню, много мы и не пьем. У нее все равно ничего нет, кроме вина. Ну все, да, давай. Целую.
Вздохнув, залила в мясо вино и чай, переключила огонь на средний, закрыла крышкой.
Поболтала в руке стакан с остатками чая, разглядывая их, внимательно посмотрела на Солта. Отпила наконец вина, жмурясь — теперь совершенно точно от удовольствия, а не крепости.
— Ты веришь в гадания, Солт? — она с любопытством заглянула на дно стакана снова. — Знаешь, о чем это говорит? — повернула к нему, чтобы он мог увидеть рисунок, и хмыкнула. — О том, что ты говоришь о себе в третьем лице. У тебя часто такое бывает?

+1

11

Она резала мясо так, словно недавно не схватилась с отчаянной смелостью за перочинный нож, собираясь этим самым ножичком причинять страдания и боль, которые не причиняла давно. И говорила, много - болтала, болтала, болтала... Пока кухонный нож стучал о деревянную доску, разрезая мясо, которое по цвету мало чем отличалось от человеческого.
Но ты же пока не знаешь об этом Новак. Ты не резала людей. Ты не видела, что их плоть ненамного отличается от телятины. И что на вкус, под специями, в ней будет немного различий.
Никотин сужает сосуды, препятствуя току крови и усугубляя мигрень. Алкоголь в умеренных дозах, наоборот - расширяет и снимает болевые симптомы.
Солт курил, все то время, пока Новак резала мясо  скидывала его на сковороду. Бутылка красного "дышала", пока у Новак заваривался чай. За каким чертом он вообще ей понадобился, если ей явно нетерпелось выпить.
Скотч вызолотил стакан на два пальца.
- Для гаданий на кофейной гуще или чаинках кружку опрокидывают на блюдце. И смотрят образы с этого зеркала. Но, разумеется, Тень не может дать представления о том, что грядет, поэтому Круг считает это баловством и антинаучной блажью.
Мясо шкварчало на сковороде ничуть не хуже бекона.
Выключи.
Выключи, блять, плиту.
И сними с нее чертову сковородку, мать твою!..
- Поговорим об этом, когда тебе будет больше сотни лет, - огрызнулся Солт с неожиданной злостью. - И мясо я твое не хочу. Я не Джереми, чтобы ловить меня на твои красивые ножки.
Ворочать глазными яблоками под полуприкрытыми веками походило на пытку.
- Ну, а у тебя, Новак, часто бывает, чтобы ты пытала людей и ловила с этого кайф? Уже готова дойти до конца и убить кого будет нужно или еще не думала об этом?

+1

12

— Еще не думала. И не буду думать об этом, пока не окажусь перед выбором, — Лена вздрогнула, когда Солт заговорил с неожиданной, внезапной злобой; выключила плиту, оставляя мясо еще немного потомиться под крышкой, и развернулась к часовому.
Прислонилась к тумбе, глядя на него пристально, склонила голову к плечу.
В голове было пусто-пусто и глухо-глухо — словно все мысли вынесло гребаным Великим Потопом, не оставив ничего — ни одной твари, не то что по паре.
До этого ей было спокойно — и это было дурное, дурное спокойствие, не предвещавшее ничего хорошего; не каждый день тебя пытаются убить, не каждый день ты причиняешь боль другому человеку — не каждый день тебе это нравится.
Горло неожиданно пересохло; Лена облизнула губы, отпила еще вина. Перенеся вес на левую ногу, правую вытянула и толкнула стул, на котором сидел Солт.
Тот, конечно, не сдвинулся, но ерунда — вектор же обозначила.
Пошел ты к черту, Сарагоса.
— Я тебя не ловлю, — она повела плечом, оперлась одной рукой о столешницу тумбы за спиной; второй качнула бокал вина. — Ловила бы, сделала бы это иначе.
И чуть улыбнулась, склонив голову.
— Или что — ты и так поймался?

+1

13

Верхняя губа дернулась в злом и незаконченном оскале.
- Где твой локус, Новак.
Только и спросил маг, чувствуя, как жар обхватывает голову. Локуса у нее не было. Забрать его, пока ученица мага была без сознания, не составляло проблем.
- Ты бредишь. Тебя поймать проще, чем меня.
"Значит, бедолага Джереми клюнул на красивые ножки не случайно".
- Я и без локуса повторю тот фокус из парка. Спи. Помнишь?
Сигарета в пальцах не выписывала даже полувосьмерки.
- Тогда подумай об этом. О том, что ты готова резать людей, как телятину. А не о чужих оговорках. Или ты думаешь - Круг ничего не делал после Митлайфа? Или ты думаешь - кто-то из оперативников Нью-Йорка спит больше четырех часов в сутки?
Cкажи. Ей.
- Чертова ты сука, Новак, - процедил Солт сквозь зубы. - Я закопаю тебя прямо здесь, если ты отклонишься от удобного всем сценария. Ты приехала сюда как чертова жертва насилия. И ты останешься здесь ночевать. Ну а завтра придется придумать версию, удобную всем. И тебе от этого никуда не деться.

+1

14

— А что, если попробую деться — сам же и изнасилуешь? Для достоверности? Чтоб никто даже не усомнился в удобном сценарии? — Лена подалась ближе, почти с грохотом ставя бокал на стол рядом со стаканом Солта, уперлась рукой в его плечо — а коленкой в стул между его ног. — Зачем же закапывать, да еще и у себя в квартире, если можно сделать лучше? Мм?
Она нарывалась — Лена понимала это. Чувствовала. Прекрасно осознавала — но остановиться не могла. Не сейчас, господи, когда та вся дурь, залегающая на самое дно, когда все то, что клубится как дым от косяка в голове уже гребанных две недели, не удается сдержать.
Лена, не делай это. Не делай то. Лена, сиди смирно и не лезь никуда, ты все сделаешь только хуже, он сам так решил, это было его решение — что еще?
Да дохера всего.
Просто, чтоб вас всех в аду черти драли, дохерища.
— Что, Солт? Выбираешь, где бы лучше прикопать? Или разогреваешься — чтоб по удобному сценарию? М-м?

+1

15

- По самому удобному сценарию я должен был дать тебе прикончить этого Джереми.
Слишком близко. Солт перехватил тонкое запястье Новак, поднимаясь на ноги и вынуждая девчонку отступить на шаг назад. Взъерошенная, как кошка, собравшаяся напасть. Трогательности осталось чуть - разве что халат не по размеру.
- Так иногда случается, в первый раз, если увлекаешься процессом и некому тебя остановить.
Так же, как сейчас - если Новак не начнет вести себя спокойнее и перестанет болтать слишком много, маг был уверен в том, что проломит ей голову. Просто чтобы насладиться покоем.
- Ты отказалась от права опровергать удобные для всех версии, когда сломала первый палец этому бедолаге. Помнишь? Я говорил тебе об этом. Сегодня, - терпеливо объяснил маг, заглядывая в глаза Новак.
- Но если ты не помнишь, я могу повторить.
На этот раз терпения в голосе не было, не было вообще ничего, кроме шелестящего раздражения.
- Говори меньше. И тише, - не попросил.
Озвучил факт, негромко и ровно, как нечто свершившееся - по-другому Шейд не умел.

+1

16

Она не ломала ему пальцы - она сначала их вывихнула, а потом вправила. Не с первой попытки, но на место они встали.
И это не она отпустила Джереми - это он его отпустил.
Спрашивается, зачем.
Когда Лена говорила о том, что все ещё хочет выкинуть его в Тень, перед этим вырезав на морде локадо, она было совершенно серьёзна.
Это было плохо. Откровенно херово, если говорить честно, но столь же выносящая злость и раздражении сменились безразличием - словно кто-то взял и просто все вытащил, оставив симпатичную оболочку из костей, мяса и крови и не оставив самой Лены.
Наверное, это было хуже.
Лена не могла сказать точно.
Она точно могла сказать, что ей нравилось, как лежат руки Солта на ее руках, несмотря на его раздражение и приказы, и слова, и все остальное, и что вино, оставшееся в бокале ща спиной Солта, было вкусным.
Хорошим.
Ну наверное.
Такое шатание из крайности в крайность было хуже, намного хуже, чем выносящая злость и откровенные попытки нарваться - знать бы ещё, на что именно.
Знать бы, черт подери, что вообще сейчас происходит в ее голове и зачем.
Понятно, что ничего хорошего.
А больше Лена и не знала.
Поэтому она просто кивнула и осторожно - пожалуйста пожалуйста прошу - прижалась лбом к плечу мага.

Отредактировано Lena Nowak (2018-05-17 21:16:21)

+1

17

Солт осторожно поцеловал Новак в макушку - так же осторожно, как она, затихшая, передумала продолжать скандалить и теперь устало прильнула. Устало и совсем тихо. Маг тоже не стал ничего говорить, снова прикоснулся губами к влажным волосам и наощупь потянул завязки халата, выдыхая успокаивающее "тш-ш-ш" прежде, чем огладить кончиками пальцев и всей ладонью по боку, животу и бедрам.
Говорить, что - если не захочешь, мы можем остановиться - не стал. Как бы ласково мигрень не стискивала то виски, то затылок, вековая чуйка шептала, что Новак против не будет.

В крайнем случае, попытается двинуть по яйцам. Но этот трюк не пройдет, потому что руки Солта лежат не на ее шее, и ей придется выразить свое возмущение по-другому. Врезать по морде, например, после чего Шейд эту сучку точно прихлопнет, потому что мигрени Шейда - это дело очень личное, почти интимное, и не терпит чужого вмешательства ни в каком виде.

Ну а все эти "после пережитого насилия необходим длительный период реабилитации" такие, как Пирс, могут оставить себе. Законспектировать и прочесть на какой-нибудь жутко умной и бесполезной конференции.
Меняется мир - не люди.
Очередное миролюбивое тш-ш-ш застало их обоих на моменте, когда обе ладони лежали под распахнутым халатом, а сухие губы спустились ниже от виска к уху и шее. Все происходило медленно и бесшумно, словно в одном из странных фильмов нынешнего века, под странным же фильтром, выкрашивающим мир в неестественный оттенок.
Где-то за пределами этой коробки качалось ясное небо сплошь все в звездах и кометах.
Мир все тот, что и сотни лет назад - он не меняется, как и люди в нем.
- Гу-у-урай, - выдохнул Тагир, подхватывая луноликую под бедра и приподнимая, чтобы усадить на кухонную стойку и развести теплые колени в стороны нетерпеливым нажатием ладони. Подцепил пальцами край халата, скидывая тяжелую ткань сначала с одного, а потом с другого плеча. Округлого и мягкого, как коленки. Молодая кожа дышала упругостью и жаром, пахла чистотой и едва ощутимой ноткой собственного запаха Гурай - маг попробовал его на вкус языком прежде, чем запустить ладонь между светлых бедер, добираясь пальцами до горячей и влажной плоти, чтобы ласкать настойчиво и терпеливо либо до оргазма, который вымоет из бедовой головы бедовой девчонки все лишние мысли, либо до момента, пока она не поймет, что ехала в этот дом совсем не за этим.

+1

18

Лена прерывисто выдохнула, всхлипнула - и больше не проронила ни звука.
Это было странное ощущение - как и весь день - и слова сейчас были бы лишними.
Она совсем не ожидала этого - горячих сухих рук на коже, совсем других прикосновений - и не знала, не думала, что можно сказать.
И нужно ли говорить вообще.
Или же наоборот - она ждала этого так сильно, что... что.
Она была без всего и на стойке, а Солт оставался полностью одетым - и это однозначно стоило исправить. Провести ладонями по его плечам, спине, скользнуть ими под ткань - ближе к горячей коже, твёрдым, плотным мышцам.
Солт наощупь ей нравился.
И то, как он ее называл - а он ли? - тоже.
Потянула с его плеч рубашку, пригибая спину и подаваясь ближе, навстречу; зарылась пальцами в его волосы - ласково, почти нежно, перебирая их, не причиняя боли, хотя несколькими минутами раньше была уверена, что вцепится в него  зубами, лишь подвернется возможность.
Потянула его ближе, ещё - и ниже, легко надавливая на шею, подставляясь открытой шеей, плечами, грудью - и ниже.

+1

19

"Новак, ты охренела", - с долей любопытства, усталости и смутного интереса подумал Блас.
"Чревоугодие и сладострастие есть грех", - вздохнул Дэниель.
"...", - непонимающе пожал плечами Шейд.
"Гур-р-рай", - засмеялся Тагир, остро сверкнув темными глазами.
Маг поймал Э-лену за подбородок и заглянул в глаза, упираясь костяшками в поверхность у ее бедра. Недолго. После поцеловал, коротко, но вдумчиво.
"Почему нет", - хватанул губами розовый сосок, мазнув по широкому ореолу, пощекотал щетиной и дыханием живот, подтянутый, как у любой нерожавший, обласкал губами по внутренней стороне бедра, опускаясь на колено, подхватил лодыжку, облизав по щикотолке так же, как ранее чуть сладковатые губы, и поставил ступню себе на плечо, приникая губами к сокровенному.
Так будет удобнее.
Рубашка лежала бесформенной тряпкой рядом. А Солт помнил легкое касание пальцев, приятно массирующее кожу головы вопреки пульсации под черепом - наверное, так можно было бы заснуть без всяких таблеток.
Главное, не отключиться сейчас.
На вкус Новак была свежей, как маргаритка.
И такой же молчаливой, как чертов цветок, негласно признанный символом отсутствия всякой венеры.
Это сбивало с толку.
- Новак, подай хоть какие-то признаки жизни, иначе мы не закончим до утра.
Не трещала бы так голова, можно было бы потрепаться, стащить ремень и вообще провести время повеселее. Сейчас же единственная мысль, которая пробивалась через головную боль, была - господи, зачем я в это ввязался.

+1

20

Лена судорожно выдохнула - и одно это, казалось, потребовало совершенно титанических усилий - и вновь запустила пальцы в его волосы. Огладила легко висок, затылок, провела ногтями по линии роста волос - от уха и к небольшой  ямке под затылком.
- Мм-м, - после этой чертовой прогулки по парку, совершенно выносящей дозы адреналина и пришедшего за ним опустошения - словно взяли и убрали Лену Новак - тело удивительно остро реагировало на все. Даже то, как просто его руки касались кожи, не говоря уж о большем.
Значительно большем.
Но все-таки не настолько, насколько, возможно, она хотела бы на самом деле.
Чуть выгнувшись, скользнула стопой по его плечу и спине, подаваясь ближе, провела пальцами второй руки по его виску, щеке, прерывисто выдохнула-простонала.
- Хочу тебя. Тебя, - прикусила губу, жмурясь. - Пожалуйста? Прошу.

+1


Вы здесь » Fade to Black » Over and Done » All the lonely people, where do they all belong


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC