Fade to Black

Объявление

The New York Observer
Десять. Десять чертовых лет неведения. Упрямство бывшей любовницы и ее решение, принятое единолично. Поступок, из-за которого теперь Итан чувствовал себя последним дураком, и вместо того, чтобы наслаждаться праздником, как школьник ерзал на стуле.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Over and Done » Hang me on a tree


Hang me on a tree

Сообщений 21 страница 31 из 31

1

https://78.media.tumblr.com/5b8edaad8ab016cf0cc5652a97efb866/tumblr_n0qgx7X7ML1rk8rn8o1_500.gif

BLAS ZARAGOZA, LENA NOWAK

30.04.2016; +9, ветрено, ясно
Иногда тебя хотят убить. Иногда кому-то везет.

+1

21

Как успокоить девушку, которую чуть не изнасиловали?
Вколоть транквилизатор? Накапать горького успокоительного в стакан с водой? Заменить успокоительное на спиртное покрепче, пока не уснет? Окружить чутким вниманием, пока недавняя жертва не почувствует себя в безопасности?
Не-е-ет, хрен!
Дать возможность сломать пару пальцев тому придурку, который покусился на теплые девичьи коленки.
Щелкало, по крайней мере, оглушительно, перекрывая вопли и всхлипы.
Джереми явно не мог похвастаться крепкими нервами, ну а Новак азартно сопела, выбивая информацию из ублюдка.
Шейд скупо и одобрительно кивнул, попутно отмечая, что пыл, с которым Э-лена взялась за дело, лишний, но со временем она уже не будет так близко принимать к сердцу подобное. Привыкнет к рутине и на смену ликованию придет та самая скука, пугающая многих допрашиваемых гораздо больше, чем боль...
Так, стоп. О чем он вообще думает, какое время? Если все сложится удачно, то уже к концу следующей недели Новак отправится под крыло к своему наставнику, познавать тайны магического мироздания, и подобное не понадобится ей никогда.
Потому что так сейчас никто не делает. Женевская конвенция вбила последний гвоздь в крышку гроба похороненного веселья, теневая необъявленная война закончилась с хрупким перемирием, а магия стала бескровной, как чертова вегетарианская жрачка.
- ...закончишь так же, как твой наставник. В петлю повесят, и тебя, и меня - вдвоем болтаться будем... Чертова сука... Не трогай пальцы! Пальцы не трогай!!! Я скажу, все скажу!.. Подписка. Они взяли с меня подписку о... неразглашении. Уже после того, как Пирса нашли... мертвым.

+1

22

Руку Лена отпустила. Подумав, снова взялась за пальцы — на этот раз дернула их и почти сразу, ну, со второй попытки, вправила обратно.
Джереми всхлипнул. Глухо. Тускло.
Лена улыбнулась.
Прежде она не знала — не думала — что чужая боль действительно может приносить удовольствие.
Но оно было — и тем больше, чем больше он говорил. Удовольствие причудливо мешалось со злостью — смерть Рэя не переболит еще долго.
Очень долго.
Он в нее верил, он не давал ей опускать руки, он… не считал никчемным ничтожеством, в конце концов, хотя и знал, что звезд с неба она хватать никогда не будет.
Не как практик уж точно.
— Если ты и будешь болтаться с кем-то вдвоем, Джереми, то разве что с отбросами в канаве. Давай. Пирса нашли мертвым — повесили в петлю. Значит, убили, — она кивнула сама себе. — Взяли с тебя подписку о неразглашении. О чем именно ты не должен был говорить? Говори. Я слушаю.
Накрыла его пальцы рукой снова.
— Знаешь, что хорошо в том, что я их не сломала? — погладила почти нежно. — Можно повторять долго. Очень долго.
Джереми прерывисто, тяжело выдохнул. Подавился, когда коленкой нажала снова, закашлялся в землю.
— Кто «они», Джер? — и предупреждающее сжала палец.
— Я… блядь, Лена… твою мать, они же убьют и тебя, и меня, блядь, ты не хочешь, не хочешь этого знать!..
Лена подняла взгляд на Бласа — он говорил про то, что если пустить кровь, назад дороги уже не будет.
Наверное, здесь это работало как-то так же.
— Если ты не заговоришь, я выброшу тебя в Тень, а перед этим вырежу локадо на твоей морде, Джереми, — она понятия не имела, возможно это или нет, но это даже было не так важно. — И даже не у Близнецов, где вечно кто-нибудь ошивается. Найду хайвэй подальше и оставлю там. И черта с два ты выберешься, Джер.
Она почувствовала буквально, как он выдохнул.
Улыбнулась.
И улыбка тут же исчезла, когда он заговорил.
— Грейстоун. Довольна? Теперь нас обоих закопают. Твой дружок же и поможет.

+1

23

Джереми продолжал орать - боги старого и нового света, да когда же он перестанет надрывать глотку?! Придумал бы что-нибудь другое. Э-лена демонстрировала определенную изобретательность, продолжая выжимать крупицы информации. С настойчивостью и неотвратимостью бульдозера.
Упертая девка.
Солт слабо улыбнулся.
Как хорошо, что ее упертость вот прямо здесь и сейчас не направлена против него.
"Хайвей подальше", - с этой станется затребовать упаковать Джереми в багажник вишневого линкольна и вывести... Куда там ей надо, исключительно для устрашения. Чтобы добиться своего.
"Лучше бы этому мудаку заговорить раньше", - лезть в чужую голову, когда собственная начинала раскалываться пополам, не хотелось совершенно. Как и ехать за пределы Нью-Йорка.

- Ты знаешь, кто я? - Солт шагнул вплотную, сел напротив Джереми и заглянул в глаза. Отчасти ошарашенно. - Ты знаешь, кто я такой?! - взреветь мешала бум-бум-бум пульсация, мягко обхватывающая затылок. Вышло какое-то змеиное шипение.
- Круг, часовой! Знаю, блять!..
Откуда?
Хорошие вопросы всегда звучали просто. Джереми был магом, но Солт его не знал. Джереми был не просто магом, а кем-то, к кому могли прийти из Грейстона за подпиской о неразглашении.
Если не врет. От и до.
- Откуда ты? Ты, откуда здесь взялся?! Я не помню тебя на Манхэттене.
- Джерси... - дергался кадык на гладко выбритой шее, на ней же отчетливо билась синяя жила, и тот-самый-парень-из-бара уже больше стонал, мотая головой, захлебывался воздухом, чем внятно говорил.
- Лысый? Лысый, невысокий, с дурацким чемоданом, гласные тянет. Он? Он к тебе приходил?
- Н-не-е-ет...
- Кто приходил?!
Теперь хотелось не по-отечески улыбаться, словно внезапно проснувшееся умение Новак было его личной заслугой, а рявкнуть на девчонку, мол, давай еще пару пальцев. Подождал ответа несколько долгих секунд и не выдержал:
- Э-лена, милая, похрусти-ка е-е...
- Улыбчивый!.. Холеный!.. Скользкий... Изва... из... изворотливый, молодой... Зажим для галсту.. ка от...
- Адам...
- ...Льюис... Юри... дическая консультация Льюис и... 
"Серьезное дело. Если в ход пошла тяжелая артиллерия. Что бы Льюис, замарался, сам - с 2012 такого не было."
- И партнеры.
Молодец, напарник, всякий раз молодец, когда уверенно скалился - все под контролем, Блас, не переживай о грузе, тебе не о чем переживать, расскажи мне, если узнаешь что-то, я обязательно помогу.
И ведь ни слова не сказал.
Солт поднялся, думая о том, что этот Джереми мог спиздеть - кому не захочется спасти свою шкуру? - о том, что Льюис бы непременно рассказал, и что всему этому есть какое-то объяснение, вменяемое, понятное, адекватное объяснение.
Мыслей было много, но за монотонным током крови ухватиться за какую-то конкретно становилось сложновато.
Наверное, первым делом нужно было решить, куда девать этого Джереми - могло получиться так, что к концу разговора Солт сам предложит Новак реализовать ее идею с хайвеем.

+1

24

«Адам Льюис, юридическая консультация» — ничего подобного Лена раньше не слышала. Даже вскользь. Даже краем уха.
Ей это ни о чем не говорило — но о многом, если верить тому, что она видела, говорило Бласу.
Теперь так и хотелось спросить его, вытрясти из него, что происходит, что он знает, он знает что-то, что имеет отношение к смерти Рэя? Он как-то замешан в этом? Он знает этого Льюиса, который, очевидно, имеет к этому отношение?
Вопросов было много, и они сминались в один ком, переплетались, буквально толпились в голове, и переносицу от этого начинало ломить.
Но потом. Потом.
Солта она все равно не сможет спросить так, как спрашивает сейчас Джереми — и не захочет.
Это важнее.
Значит, надо сосредоточиться на Джереми. Ублюдке Джереми.
В конце концов, ему точно не нужно сейчас понять, что она не знает чего-то, что знает Солт.
Вряд ли в жизни все так, как в криминальных сериалах, но все-таки.
— Адам Льюис. Хорошо, Джер, — Лена передвинулась так, что ее коленки теперь были напротив его лица, и ухватила его за волосы снова, потянула, заставляя посмотреть на себя. Почти нежно погладила мужчину по скуле, не выпуская ножа. Подцепила за подбородок. — А кто еще? Грейстоун, Адам Льюис… что они хотят скрыть? О чем ты не должен был говорить?
Джереми выглядел херово.
Лена тоже выглядела херово. В том числе, благодаря ему.
— Блядь…
— Ты уже заговорил, Джер. И твои пальцы все еще на месте. Не будет лучше, если ты начнешь упрямиться, — она заглянула ему в глаза, говоря почти утешающе, мирно, словно объясняла ребенку, почему не надо совать пальцы и спицы в розетку. — Дальше будет только хуже и больнее, если ты не заговоришь. Я вывихну тебе все пальцы. Потом вгоню нож под каждый ноготь. Потом вправлю их обратно. Потом вывихну снова. Еще у меня есть сигареты. Их можно тушить о руки. О лицо. Я слышала, есть больные ублюдки, которые умудряются потушить сигарету о язык. О глаз. Я никогда этого не делала, поэтому это будет еще больнее.
— Блядь. Блядь, Новак, — Джер закашлялся, пытаясь опустить голову, и Лена это позволила. — Ты долбанная, ебанутая сука…
— Мне продолжать? Или ты начнешь говорить?
— Стой. Нет. Я… Рэй… сука, Рэй полез не в свое дело. Начал вынюхивать. Его предупреждали. Говорили остановиться. Он не слушал, — Джер сплюнул, закашлявшись. — И зашел слишком далеко. Начал вынюхивать про груз. Про поставки. Проще было его убрать. Никаких следов. Ни… ничего. Блядь. Если бы ты не полезла, Новак, какого хера…
Лена качнулась с пяток на носки, задумчиво нахмурилась.
В очередной раз посмотрела на Солта.
— Что за груз? Почему из-за него Рэя убили, Джер?

+1

25

Пожалуй, Солт внезапно проникся солидарностью к словам этого Джереми - Новак, ты не хочешь этого знать. Новак, закрой ушки и глазки и сделай вид, что ты ничего не видишь и не слышишь. Пока Э-лена грозилась доломать бедолаге остатки пальцев, маг полез за чужим бумажником. Немного налички, банковские карты, какой-то номер телефона, записанный на клочке бумаги... а, вот оно, водительское удостоверение.
Джереми Уолш 1982-ого года рождения, на фото боле улыбчивый, чем сейчас. Действительно, Нью-Джерси, не соврал. Делать снимки со смартфона маг не любил, но сейчас, поморщившись, полез за телефоном прежде, чем вернуть права на их законное место, а бумажник кинуть на землю рядом с Уолшем.
"А на самом деле сколько тебе лет?"
Тем временем Джереми снова заорал, про груз, видимо, не хотел говорить категорически.
Солт положил руку на плечо Новак.
- Дай ему выдохнуть.
"Ему пойдет на пользу поорать еще немножко", - покачал головой Шейд.
- Джереми... Уолш. Послушай меня. Либо ты ответишь на наши вопросы. Либо тебе придется отвечать на вопросы федералов. Которые подотрутся твоей подпиской о неразглашении.
- Ты не понимаешь... нет, вы, оба, не понимаете! Он ска...
- Льюис?
- Да, Льюис сказал. Рэймонд Пирс тоже давал подписку о неразглашении. А потом с ним случилось несчастье. Ты же, Уолш, не хочешь, чтобы с тобой тоже произошло что-то нехорошее. Подумай над этим хорошо, Уолш.
Солт неопределенно хмыкнул. Либо стучащий зубами Пирс что-то упускал, либо Адам, обычно работавший филигранно и выверенно, подрастерял свою хватку.
- Надеешься, что федералы не будут ломать тебе пальцы?.. Надеешься отмолчаться у них. М-м. Понятно. Новак, у тебя был кот? Был? Знаешь, как их кастрируют? Я покажу тебе, прямо сейчас. Вот, на нем. Вся разница в том, с Джереми придется стащить брюки.
"Слышишь меня, Джереми? Подумай над этим, Уолш, и подумай быстро. Я не Льюис, чтобы давать тебе много времени на принятие решения".

Отредактировано Blas Zaragoza (2018-05-14 02:51:11)

+1

26

— У меня была кошка, и ее стерилизовали, — Лена пожала плечами, выпрямляясь; потянулась — от долгого сидения в одной, еще и не самой удобной позе затекли ноги. Прокрутила запястья, разминая, и присела на корточки снова. — Штаны так штаны. Никогда не видела, как это делают. По правде говоря, до этого я видела только, как разделывают курицу. И всякие сериалы. Смотрел «Касл», Блас? Там в первой серии псих убил девушку, раздел и обложил цветами, как в романе любимого писателя. А писателя привлекли к делу, и так он стал помогать детективам… — рассказывая все это, Лена толкнула Джереми в плечо, переворачивая его на спину — перед этим еще раз проверила узел, — и потянулась к брюкам. — А еще в какой-то серии женщину нашли в камере для декомпрессии, знаешь, словно выкинули в космический вакуум. Классно, да? А смотрел «Декстер»? «Американская история ужасов»? Особенно серии про психушку. Эй, Джер, — Лена вытянула из шлевок брюк ремень, подняв взгляд на явно сбледнувшего Джереми, и улыбнулась. — Что думаешь? Смотрел что-нибудь из этого?
Джер явно выглядел все хуже и хуже — и чем паршивее было ему, тем лучше чувствовала себя Лена.
Получай, мудак, — было написано на ее лице, и, по правде говоря, ей это нравилось все больше и больше.
— Я. Я… н-нет. Стой, блядь, Новак, — Джереми тяжело дышал, когда Лена потянула замок ширинки, и совершенно точно не от возбуждения.
— Что, в прошлый раз понравилось больше? — мягко улыбнувшись, погладила его по бедру совсем рядом с пахом — Джереми явно вздрогнул.
— Блядь… стой. Я, я скажу. Скажу, — он закрыл глаза, и Лена подняла взгляд на Бласа. — Пирс начал вынюхивать про этот груз, поставки. И… мы… я… мы не знаем точно, узнал ли он, но лучше было перестраховаться. Что... что узнал. О чем. Проще было убрать. Ему... ему говорили не лезть в это. А он лез. Вынюхивал. Старый кре… а-а! Блядь, Новак, стой! Все, все, я… я больше не знаю. Не знаю.

Отредактировано Lena Nowak (2018-05-14 11:58:07)

+1

27

Поток информации о сериалах натурально ошеломил - Блас сделал вид, что понял, о чем идет речь и даже пару раз важно и скупо кивнул, хотя названия вылетали из головы быстрее, чем Новак щелкала очередным, как орешком. Щелк, щелк, щелк... как горох об стену. Еще парочка и голова распухнет, а после взорвется.
Слава Пресвятой Деве Марии, передышка наступила быстрее, чем это произошло.
Солт смотрел на Новак, Новак смотрела на него. Джереми говорил. Пусть говорит - подумал маг.
Слова - пыль и ветер, не стоят ничего, если за ними не стоит кто-то или что-то.
Закурил, заметно расслабляясь, но сделал всего пару затяжек и протянул сигарету девчонке, обменивая курево на ремень и нож.
- Устала? Передохни.
Недешевый ремень. Натуральная кожа, хорошая выделка, аккуратная отделка и фурнитура - все это маг отмечал мельком, сворачивая полоску кожи аккуратной спиралью, как змею и укладывая на землю рядом с Уолшем. Туда же лег смартфон. Солт опустился на колено рядом, уже второй раз - работать приходилось в поистине нечеловеческих условиях и дорогих брюк, сшитых на заказ, было откровенно жалко.
- Кто "мы", Джереми.
- Не м-мы, я... Черт возьми, часовой, и тебе тоже болтаться в петле!
Вопрос, кажется, оказался слишком сложным.
- Нет, за мной Круг, Уолш. Груз, о котором мы говорим, пропал с моих складов.
Кажется, теперь вопросов, отчетливо читающихся в глазах Новак, стало на пару десятков больше. Солт доброжелательно улыбнулся ей, поймав взгляд, захватывая фокус внимания - мир вокруг нее переставал существовать -  и сложил правой рукой короткую серию знаков.
- Спи.
Отдача толкнула изнутри в череп. Падение Новак смягчила земля, бесшумным его было назвать сложно.
- Что ты блять делаешь?! Ты что... Новак! Новак, мать твою! Новак!.. Очнись! Очнись немедленно! Я же гово...
Удар в челюсть вышел ненамного более громким, чем шум упавшего в бессознанку тело, и сильным ненамногим больше, чтобы прервать крик.
- Я часовой. Ты правильно сказал - я же вас обоих и закопаю. Тихо. Тихо, блять!.. - в Тени лезвие простого раскладного ножа выглядело почерневшим от крови, но для несчастной жертвы произвола оперативника в реальности оно наверняка казалось не меньше, чем топором палача. Особенно когда выразительно мелькало у лица. Солт шваркнул носом, раз, другой, и потянулся пощупать пальцами над верхней губой - шла кровь.
- Она слишком много слышала для того, чтобы ее отпускать. Я не могу ее отпустить. Тебя могу - ее нет. Расскажешь мне все - и отпущу.
- Сука, да меня же...
- Сам решишь свои проблемы. Не маленький. Это, - с нажимом добавил Солт, - дела Круга. Не будем впутывать сюда посторонних вроде этой Новак или федералов. Итак. Кто - "мы", Джереми.
Лезвие прочертило вдумчивый и глубокий росчерк на скуле Уолша.

- Новак, очнись. Приходи в себя, Новак! - Солт глотнул минералку из бутылки, поморщился и в очередной раз побрызгал водичкой в лицо Э-лены, сидящей на переднем сиденье линкольна. Выпрямился, тяжело вздыхая и наваливаясь предплечьем на крышу машины. На языке стоял привкус разжеванных таблеток, но движения оставались вялыми - лечь и сдохнуть, прямо здесь. Или - выкинуть Новак на обочину, вызвать такси и отправиться домой, отлеживаться после фокусов а-ля гипнотизер из дешевого телешоу.
Господи, только бы она не начала орать...

+1

28

Доброжелательная улыбка Солта едва ли предвещала что-то хорошее — но обдумать эту мысль Лена не успеал. Мир неожиданно исчез, сузился до его глаз — а потом перестал существовать вовсе, смешавшись круговертью зеленого, коричневого и синего.
Деревья, небо, земля.
Боли от падения она не почувствовала — её попросту не было.

Затылок ломило, а звуки окружающего мира врывались в сознание и разрывали голову на части, вмешиваясь в мысли, заставляя сжаться, пытаясь спрятаться. От шума, от навалившихся ощущений, от… всего.
И от голоса Солта, особенно резко выделяющегося на фоне всего остального, в первую очередь.
Лена ненавидела терять сознание — в этой темноте было слишком хорошо и тихо, чтобы возвращаться.
Особенно сюда — особенно какой-то Солт брызгает на тебя водой.
«Солт» звучало почти как ругательство — и, видит бог, именно им оно сейчас и было.
Лена слабо вытянула руку, едва приоткрывая глаза — хорошо хоть уже темнеет, глаза не режет, — и стянула у Солта бутылку минералки. Сделала несколько жадных глотков, закашлялась, подавившись, вытерла рот тыльной стороной ладони.
— Твою мать.
Спасибо, что как в какой-нибудь дрянной книжке не навешал пощечин, чтоб в себя пришла.
Лена помолчала, все-таки открыв глаза и глядя на Бласа, прижалась щекой к прохладной коже сиденья.
— Я хочу знать, о чем вы говорили, или нет?
Сама она терять сознание не планировала. Для нее это вообще не было типичным. И чувствовала она себя явно более-менее устойчиво. И… последние секунды перед тем, как отключиться, она помнила смутно — а когда пыталась восстановить детали, затылок отзывался ноющей болью, — но там точно было что-то про спать.
Как приказ.
Приказ.
Очевидно, что это был не Джер.
Сделала еще один глоток, вернула бутылку. Сощурилась, всматриваясь в Солта.
— Хреново выглядишь, — помолчала снова. — У меня есть права.

Отредактировано Lena Nowak (2018-05-14 13:36:47)

+1

29

- Ты не лучше, - огрызнулся Солт, обдумал предложение Новак и обреченно кивнул в сторону водительского, забирая минералку обратно. - Пересаживайся.
Все это было подозрительно: вот сейчас продышится, придет в себя, вклемается, начнет думать и додумается опять до своих бесконечных вопросов. Кто, да кто убил Рэймонда Пирса. Как будто других тем нет и на ее маленькой мести весь мир заканчивается.
- Хочешь, конечно, знать, о чем мы говорили, - проворчал маг, недовольно фыркнув, и замер, прикрывая глаза. Про ключи, которые искал в кармане, на какое-то время забыл тоже.
- Потом еще дальше полезешь выяснять, что там стряслось с твоим наставником. Пока не довыясняешься... Эй, и не смотри на меня так!
Взгляд у Новак в очередной раз стал настолько выразительно-обжигающим, что не добавить было невозможно:
- И пальцы мне тоже ломать не обязательно.
Встрепанная, как адская фурия, Новак, вызывала закономерные опасения по поводу предстоящей дороги. Но либо так, либо на такси, а бросать тачку не пойми где было откровенно жалко. Нет, лучше снова закрыть глаза, откидывая голову назад и удобно растекаясь на эргономичном сиденье, обтянутом натуральной кожей, чем размышлять о... всяком.
Солт подумал и назвал свой адрес, без номера квартиры, справедливо полагая, что все его мучения с Новак на сегодняшний вечер закончатся, как только они доберутся до его дома.
"Нет, хрен..."
- Ты где живешь, с кем? Видок у тебя... Вопросы кто-то задавать будет, почему ты вернулась домой поздно и в таком виде?

+1

30

— Полезу, — Лена кивнула без сомнений: обязательно полезет. И вопросы задавать будет. И не отлипнет, пока не выяснит. Грейстоун — это слишком широко. Всегда есть конкретные люди.
Подниматься и пересаживаться откровенно не хотелось — хотелось сжаться вот так на сиденье и просто заснуть, чтобы этого ничего не было. Чтобы последнего месяца просто не было.
Чтобы Рэй был жив, Рондо не пил как черт, а она сама не шлялась по «Карл-Шерс», выворачивая пальцы одноразовым любовникам.
Но сказала «а», говори и «б» — забрав ключи, Новак переползла на соседнее кресло — буквально переползла, перекинув ноги через коробку передач.
В небольших размерах были и свои плюсы.
Лена осторожно тронулась с места, не торопясь отвечать; открыла окно, выруливая на проезжую часть. Манхэттен, к счастью, не стоял — а ехать им было сравнительно недолго.
— Я живу с родителями. Раньше почти жила у Рэя, теперь, — дернула плечом, бросив взгляд в зеркало заднего вида. Выглядела она паршиво — один потекший макияж чего стоит. Отвратительно. — Так что безопаснее вернуться вообще завтра и огрести за отсутствие без предупреждения, чем отвечать на вопросы.
Она хмыкнула, свободной рукой пошарила в клатче; выудив пачку сигарет, посмотрела на нее и убрала обратно.
На сегодня хватит.
— Не представляю, как это объяснять. И что говорить. «Прости, мам, сначала меня попытались придушить, потом я пыталась сломать пальцы этому мудаку, пока один парень угрожал ему кастрацией, а потом вырубил меня», — перевела взгляд на Солта. Вздохнула. Дрожь пока не вернулась — уже хорошо. Хотя бы не впилится в ограждение или что-нибудь еще на полной скорости. — Спасибо. Что… приехал. Вообще спасибо.

+1

31

Опять - "жила у Рэя". Солт даже приоткрыл один глаз, чуть поворачивая голову к Э-лене. Что ж она так прикипела к этому Пирсу, что теперь готова была ломать пальцы малознакомым людям... Хотя нет, почему прикипела - понятно. Каждая первая ученица влюбляется в своего наставника, если наставник действительно хорош как наставник, факт. В чем был хорош Рэймонд Пирс, кроме исключительного занудства - загадка.
Солт медленно выдохнул, закрывая глаз обратно.
- Зануда был твой Пирс. Что ты так по нему убиваешься.
Голос шелестел ненамного громче, чем колеса линкольна по асфальту.
- Прибавь скорость, Э-лена, не ползи на десяти милях. Так ездят только те, кто не попадает по педалям с пьяных глаз. Или кому есть что прятать. Копы сейчас прицепятся, а у нас тут труп Джереми в багажнике. Короче, прибавь. И не жмись к обочине. Давай. Вдохни. Выдохни. Медленно. И прибавь скорость.
Встрепанная Элена за рулем вызывала чувство тревоги и беспокойства.
- Не за что, Э-лена. Я же часовой. Снимаю котят с деревьев и помогаю бездомным в свободное от работы время, - помолчал и добавил, уверенный, что не ошибется. - Подруг у тебя, конечно, нет.
Еще и распланировала весь вечер наперед, вернее, не распланировала, но девать ее куда-то было нужно, так что считай поставила перед фактом. Прямиком от насильника к первому бабнику на Манхэттене, который, как известно, трахает все, что движется.
Анализировать поведение Новак Солт не стал, отмахнувшись - взбалмошная, как и все девчонки, черт его разберет, что в голове творится. Смирилась слишком быстро, с тем, что не услышала признание Джереми до конца. Значит, жди беды.
- Если тебе некуда идти, можешь остаться у меня.

+1


Вы здесь » Fade to Black » Over and Done » Hang me on a tree


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC