Fade to Black

Объявление

The New York Observer
город не замолкал ни на секунду, постоянно кричал, шипел или выл полицейскими сиренами, и после безвременья и затишья Тени, лежа на полу глубокой ночью и рассматривая трещины на потолке, О'Брайен думает только том, чтобы все замолчало, дало ему провалиться в неглубокий, по-болотному вязкий кошмар.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Stories untold » horizons


horizons

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/dXAC04Y.png

RYAN O’NEIL (LUCAS BENNINGTON), ISABELLE BLANCHARD (JOHN CRAWFORD)

осень, Лос-Анджелес
...

+1

2

[AVA]https://images.gr-assets.com/hostedimages/1440739739ra/16019152.gif[/AVA]
[nick]Lucas Bennington[/nick][status]oh come on![/status]
[indent] В старшей школе Авалона Лукас Беннингтон был легендой и богом. А ещё крайне психованным избалованным засранцем, что, впрочем ему лично никто из учеников так и не осмеливался сказать. Кому хочется, чтобы его предки из-за длинного языка своего отпрыска лишились работы, кредита в местном банке и, в конце концов, были вынуждены покинуть город, чтобы влачить свое бесполезное существование где-нибудь ещё?
Однако же, нашёлся в их школе и такой идиот. Джон Кроуфорд. Мудак с комплексом героя и полным отсутствием мозгов.
Хера знает, почему его дорогой папаша так психанул, когда он преподал этому верзиле урок. Да, возможно, Лука слегка перегнул палку и Кроуфорд загремел в больницу на месяц-другой, но разве это повод его наказывать?
Сам же виноват в том, что его наследник стал именно таким, твердить каждый день о том, какое он, Лукас, ничтожество и что ничего он в жизни не добьется и считать, что деньгами свое пренебрежение можно компенсировать, а ты чего хотел, дорогой папочка? Вот тебе твой сын - сплошной комок расшатанных к хуям нервов и немотивированной агрессии. Сидит на эргономичном кресле в кабинете доктора Блэквуда, закинув ноги в дорогих ботинках на его стол и от нечего делать листает здоровенный справочник, пока дорогой - во всех смыслах - психолог пялит в подсобке хорошенькую медсестру Ширли.
[indent]  Лукас поворачивает к себе фотографию, стоящую слева от монитора. Семейное фото. Как мило. Любящий и верный муж доктор Блэквуд колдует над грилем с гамбургерами, симпатичная блондинка, на взгляд Луки слегка полноватая, ставит на низенький столик кувшин с лимонадом, две девушки  - старшей лет семнадцать, вторая выглядит лет на четырнадцать - перебрасываются фрисби.
- Младшей не повезло, - Беннингтон возвращает фото на место и смотрит на вернувшегося в кабинет Блэквуда - копия вас. А старшая вполне себе зачётная, я бы её трахнул. Сколько ей?
Лукасу почти интересно найти предел жадности доктора Блэквуда. Сколько он готов терпеть его выходки, чтобы не потерять ежемесячную кругленькую сумму, которую Шон Беннингтон проставляет на чеке, увенчивая его своим королевским вензелем?
  [indent] Кажется, скоро он это выяснит. В конце концов, в ссылку его отправляют не куда-нибудь в жопу мира, а в Лос Анджелес. Место обитания доктора Блэквуда и его семьи. И если Лукасу не будет влом посещать его офис и там, то рано или поздно они с милашкой...
- Не смей подходить к моей Ширли, ты, маленький говнюк! - голосу психолога не хватает отстраненности. Очень непрофессионально.
- Ширли? - Лука вздергивает левую бровь. - Как местную медсестричку, с которой вы развлекаетесь в подсобке? Серьёзно, док? Интересно, что бы сказал по этому поводу старина Фрейд?
  [indent] Из кабинета Беннингтон вылетает, сопровождаемый глухим ударом тяжелого пресс-папье о вовремя захлопнутую дверь.
Дядя Рейф вскидывает голову, отрываясь от своего ноутбука и не выглядит хоть сколько-то удивлённым. Саркастичный засранец.
Беннингтону он нравился.
- Он пытался меня изнасиловать. Мы разговаривали о сексуальном насилии в детстве, а потом он как набросится на  меня. - Ухмыльнувшись, сообщает Лукас во всеуслышанье, одергивая край брендовой рубашки вниз, и немногочисленные сотрудники оздоровительного  центра  "Новое завтра" поспешно отводят взгляды, внезапно вспомнив, что у них куча дел. - Кажется, с ним пора попрощаться.
Дядюшка на это заявление только хмыкает и закрывает ноутбук. Лукас ведь уже говорил, что он тот ещё говнюк?
  [indent] В просторном салоне дядюшкиного Бентли прохладно, в багажнике ютится одинокий чемодан с биркой Луи Виттон, поглотивший немногочисленное барахло Беннингтона, к чему тащить кучу шмоток, если в кармане платиновая карточка? Рейф морщится, убирая трость под ноги и вытягивает левую ногу, коротко выматерившись.
- Болит?
Спрашивает Лука и тут же отвешивает себе мысленный подзатыльник. Прозвучало почти по-детски глупо. Так, словно ему не плевать.
- Что, дядюшка, с твоими активами все настолько плохо, что ты решил подзаработать доставками груза? Сколько отец тебе заплатил за то, что ты согласился доставить меня в тюрьму, именуемую летним лагерем для подготовки к колледжу?
- То есть, в семейную солидарность ты не веришь? - Рейф, кажется, искренне веселится.
- Что это за мифическая поебень? - смеётся Лукас и прислоняется щекой к дядюшкиному плечу. - Я подремлю, ладно?
- И с приятелем своим не поздороваешься? - спрашивает Рафаэль, не возражая против того, чтобы племянник во сне ненароком обслюнявил рукав его дорогого пиджака.
Бентли сворачивает на подъездную дорожку, донельзя щербатую. Лука смотрит в приоткрытое окно. Куда приведет его взгляд эта дорожка из жёлтого кирпича, в Изумрудный Город?
- Вот же блядь.
Говорит он. Ни разу не Изумрудный Город. Скорее, страна Пиздос. По дорожке к ним бредёт Джон Кроуфорд с рюкзаком за спиной, спальным мешком подмышкой и тощей дорожной сумкой.
- Что это за хуйня, дядя Рейф? - вопрошает Лукас, пылая праведным гневом и с мрачным удовлетворением разглядывает ещё не до конца сошедшие с рожи Кроуфорда фингалы.
И совсем блядь не удивляется тому, что его папаша оплатил проживание этого придурка в том же общежитии, где будет жить Беннингтон.

Отредактировано Ryan O'Neil (2018-02-01 22:36:55)

+2

3

[nick]John Crawford[/nick][icon]https://i.imgur.com/RpRKxpU.jpg[/icon]

Не то, чтобы Джон считал своим долгом разруливать чужие проблемы. Но именно в этой роли он и оказался.
***
Сквозь сон Джон смутно слышит голос, который узнал бы даже после десяти лет комы. Мать яростно говорит, чуть не срываясь на крик каждой фразой.
- Меня не интересует компенсация. Я хочу, чтобы этот мелкий уб...
Тяжелое дыхание матери. У Джона голова раскалывается – то ли от того,  что моментально включается механизм сопереживания ее ярости, то ли от лекарств.
- Да пусть нахуй идет со своими деньгами! – рычание матери слышно из-за закрытой двери.
Лиза Кроуфорд - боевая ма. Она стоит десятка таких папаш, как мистер Беннингтон. Джон гордится ею и ухмыляется во сне.
***
- Все хорошо. Врач говорит, есть небольшое сотрясение. Ты скоро поправишься, - мать гладит по руке, вымученно улыбается. Джону совестно; морщины на лице матери стали острее, а под глазами залегли черные круги. Он подозревает, что она врет про диагноз, но ничего не говорит. Пусть думает,  что он не в курсе. А он потом сам спросит доктора.
- Как ты себя чувствуешь? – тревога матери висит в воздухе как полуденная жара.
- Хорошо, - Джон вымученно улыбается, его улыбка зеркалит улыбку матери. Нихера не хорошо. Ублюдок Беннингтон здорово херанул его об косяк. Если бы не случай, черта с два сейчас Джон валялся бы в палате, окруженный цветами.
Кстати, от кого это все.
Мать видит, на что смотрит Джон. Короткая пауза.
- Это от мистера Беннингтона. В качестве извинений.
Джон хмыкает и морщится.
- Странно, что этот козел не подал в суд за нападение на его драгоценного сыночка.
Мать даже не осаждает его за f-слово; задумчиво смотрит на него.
- Мистер Стокуэлл говорит, там была половина школы. Все все видели. Так что деваться ему некуда.
Пауза. Джон помнит плохо. Он был слишком зол, чтобы думать ясно. Зол настолько,  что не подумал, как мать будет разбираться с проблемами, которые создаст эта драка.
- Мистер Беннингтон приезжал поговорить. Не отец, дядя, - мать не смотрит на него, она хмуро изучает белый квадрат окна. – Я, конечно, недовольна, но он принес извинения, и пообещал, что Лукас извинится перед тобой. А еще он оплатит твой летний лагерь в LA.
Джон чувствует, как волна протеста поднимается к горлу.
- Мааам.
Мать вскидывает ладонь, прерывая его.
- Дай договорить. Послушай. Это очень хорошее место, где будет замечательная подготовка к колледжу. Я не хотела бы принимать, но Беннингтоны очень настойчивы. И я подумала, что это достойная компенсация за произошедшее. Твое будущее. Я еще ничего не ответила. Последнее решение за тобой. Решать тебе, поскольку это твоя жизнь.
Джон помолчал. Он еще испытывает вину за то, что так подвел мать. Полез решать проблемы, которые относились к нему только тем, что задевали чувство справедливости.
Он думает об Аннабель и ее будущем.
В конце концов, он говорит «да».
***
Джон собирает вещи. Стэн пришел помочь, но пока что он только прыгает на кровати и ничего не делает. Джон не возражает: после больничной палаты он рад снова быть нормальным человеком.
- Ты преувеличиваешь.
  - ВСЕ ГОВОРИЛИ О ТЕБЕ. ВСЕ. Ты гребаный герой. Каждый, каждый, блядь, сукин сын мечтал, что кто-то даст в морду этому засранцу, - Стэн бурно жестикулирует и чуть не кричит; его глаза горят. Джон ухмыляется. Он не верит ни на йоту, но ему приятно.
- Ага, и только мне хватило ебанутости влезть в драку с ним, - он кидает толстовку в сумку, к двум парам вытертых джинс и спортивкам, которые мать постирала накануне. Аннабель входит в комнату как раз, когда в сумку летит куча футболок.
- Тебе очень повезло, - говорит она, присаживаясь на край кровати. В волосы сестры вплетены перья и какие-то фенечки; она экспериментирует с хиппарями сейчас. Джон надеется, она не будет курить траву. – Если бы он тебя не отмудохал так, мы бы сейчас решали, куда тебя перевести.
Аннабель всего двенадцать лет, но она уже самая разумная в семье. И занудная тоже.
- Ладно тебе. Портишь весь момент, - протянул Стэнли. – Обошлось же все!
***
Джон не видит, кто сидит внутри. Из-за тонированных стекол он видит только свое отражение.
- Мистер Беннингтон, - он пожимает ладонь дяде Лукаса и идет к багажнику. Когда с погрузкой покончено, он открывает дверь автомобиля. Мгновение смотрит на наглую рожу Беннингтона-младшего, которому так и хочется врезать. Тот смотрит на него. Видок у него тот еще охуевший.
Джон сжимает кулак два раза и садится в машину, хотя хочется спросить, что, блядь, за приколы.
Меряет Лукаса коротким взглядом и смотрит на его дядю. Тот заводит мотор.
- Ваш самолет через пять часов, так что времени достаточно, - говорит он, выезжая на дорогу.
«Наш??»
- Мы летим вместе? – спрашивает Джон, стараясь, чтобы его голос звучал как можно более нейтрально.

0


Вы здесь » Fade to Black » Stories untold » horizons


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC