Fade to Black

Объявление

WELCOME TO NEW YORK!
апрель 2016 года, на месте взрыва на Манхэттене еще оседает пыль.
В городе объявлен красный, высший уровень террористической угрозы, некоторые требуют ввести военное положение. Манхэттен изолирован от внешнего мира - на выездах из боро, на мостах и в тоннелях, выставлены кордоны Национальной гвардии.
Все еще только начинается.
Must read
О проекте Сюжет Список персонажей Занятые Внешности Навигация по матчасти Нужные и акции от АМС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Violent souls » Eric Werner | human


Eric Werner | human

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ЭРИК ВЕРНЕР | ERIC WERNER
художник

http://s3.uploads.ru/qpBDE.jpg
David Bowie


Имя:Эрик Вернер
Раса и возраст: человек, 35 лет
Место рождения и дата рождения:   г. Нью-Йорк; 17 октября 1980 г.
Профессия: художник
Лояльность: люди
Семейное положение:  женат

О ПЕРСОНАЖЕ

История не сохранила имени того, кто сказал мистеру и миссис Вернер, что их трехлетний сын, разрисовавший стены в коридоре цветными головоногами, несомненно талантлив и тягу мальчика к рисованию надо не наказывать, а поощрять.  Возможно соседка, или кто-то из друзей семьи, высказавший своё мнение, хотел просто уберечь ребенка от наказания, но эти слова определили дальнейшую судьбу Эрика.

Рисовал Вернер сколько себя помнит,  хотя родители и не ограничивали его развитие только обучением живописи и графикe.  Как любому любимому ребенку ему дозволялось увлекаться и остывать, меняя хобби. Но в том, что он станет художником, Эрик не сомневался никогда.  Поэтому закономерной вехой развития стало поступление, а после успешное окончание Нью-Йоркской Академии искусств. 
Затем Вернер счёл необходимым для себя продолжить обучение во Флоренции, всерьёз намереваясь связать свою жизнь с восстановлением шедевров мастеров прошлых веков.
Причиной такого решения был концептуально-тематический кризис и убеждённость, что всё уже выражено, сказано и сотворено, а дальнейшее развитие искусства – суть повторение, искажение и паразитирование на наследии прошлого.
Италия не только исцелила Эрика от этой депрессии, но и примирила на какое-то время с собой.

Именно во Флоренции он познакомился со своей будущей женой.  Знакомство было тривиальным, неромантическим и представляло собой случайный перепихон на  вечеринке у общих знакомых.  Утром Моника Райнер – так звали яркую, тощую девицу, похожую на трансвестита, собирая по комнате свои шмотки, заметила, что не против встретиться снова.
Встречались они с завидной регулярностью в течение полугода, не требуя друг от друга отчетов о том, где и с кем каждый проводит остальные вечера.  Потом Райнер закончила учёбу и вернулась в Штаты. Эрик сам проводил её в аэропорт и она, обронив равнодушное “arrivederci ” отправилась сдавать багаж и даже не обернулась.
Через несколько месяцев Эрик позвонил ей, будучи пьяным, и наговорил такого, что Моника перезвонила на следующий день, а спустя неделю и вовсе прилетела в Италию.
Тогда и он, и она поняли, что всё, что они полагали сексом без обязательств – и есть та форма любви, на которую они только и способны.

Райнер принадлежала к числу бесконечно ищущих своё призвание людей, одарённых разносторонне, но ничего не достигающих ни в одной из областей творчества из-за смены интересов. Впрочем, унаследовав после смерти отца приличную сумму, она  могла себе позволить довольно продолжительные творческие поиски.
По возвращении в Нью-Йорк, Вернер снял небольшую мастерскую и какое-то время, работая там, параллельно искал работу в каком-нибудь издательстве или в музее.  Повезло с первым вариантом  и, возможно,  Вернер так и не поднялся бы выше признания коллегами, как хорошего художника-иллюстратора,  если бы не  амбиции Моники,  решившей, что если и быть женой художника, то известного и востребованного на рынке.

Воодушевлённая идеей грядущего коммерческого успеха картин будущего мужа,  она заявилась в мастерскую Вернера, чтобы по-новому, в контексте замысла, пересмотреть его работы.  Музой Моника  Райнер оказалась деятельной, циничной и совершенно чуждой понимания всяких творческих поисков, кризисов и вдохновения, как необходимых факторов  для создания шедевров.  Эрик уступил ей,  создав цикл сюрреалистических работ, «вдохновленных» этническими индейскими мотивами.
Эксперимент оказался успешным. Подтверждением тому стала выставка в одной из галерей современного искусства и полное отсутствие  интереса у владельца галереи к более ранним работам Вернера,  сколь бы прекрасны и реалистичны те ни были.

Год спустя Вернер уже сотрудничал с несколькими издательствами,  участвовал в экспериментальных проектах  и работал в том стиле, который вызывал интерес у покупателей.  О нём стали писать,  его работы – критиковать, отыскивая в них глубину, смысл и  откровения. Несколько частных заказов позволили Вернеру не только порадовать  Монику роскошной свадьбой, но и  поездками в Африку, на остров Пасхи, Гималаи и куда только её душа не желала.

Почти три года он, казалось, только путешествовал, в промежутках между поездками занимаясь лишь обычной оформительской работой,  да и то, в рамках ранних контрактов, поддерживая репутацию человека обязательного и ответственного.
А на деле трудился  над масштабной работой, выполненной песком, в оригинальной, самим им разработанной технике, текстурной, сложной и созданной только из некрашеного песка, собранного по всему миру.  Чёрный был привезён  с Аляски, белый – с пляжей Сирахимы.   Помимо большой, пятиметровой картины было создано десятка полтора других,  дополняющих главную, но являющихся самостоятельными произведениями.
Картины попали в волну социального резонанса не техникой, а содержанием.  Стилизованно-петроглифические фигуры, явно изображали полулюдей-полузверей,  фантазийные трансформации и популярные, сказочные сюжеты, связанные с ликантропией.

Выставка привлекла внимание искусствоведов и ценителей, журналисты писали о ней, не скупясь на эпитеты, и сравнивали Вернера со всемирно известными художниками прошлого. Он же, позируя на фоне своих картин, уже проданных в частные коллекции, чувствовал себя опустошенным и на очередной уже ненавистный вопрос о творческих планах хотел сказать, что никогда больше не будет  ни заниматься живописью, ни создавать картины из песка.
Впоследствии темы, связанные с романтическими образами оборотней мелькали в отдельных его работах, но если задуматься, являлись не более, чем грамотным выражением творческой политкорректности.

В тот год у них с Моникой родился Ричард,  год спустя – Филипп. Еще через два года появилась Вайолет. Вайолет слишком уж походила на китаянку или японку, чтобы «счастливый» отец не  задал любимой супруге резонный вопрос.
Лгать Моника не хотела. Разводиться – не видела на тот момент никаких причин. Она спокойно относилась к случайным интрижкам мужа, особенно в периоды, когда они подолгу не жили вместе.  Если задуматься,  за все эти годы они ни разу не опустились до пошлого «люблю», хотя несколько ссор и сцен ревности доказали обоим, что взаимные чувства не утратили со временем ни ценности, ни остроты.
Любовником  Моники оказался довольно успешный бизнесмен, человек зрелый, этичный и искренне желавший  разрешения сериальной ситуации в пользу своих прав на отцовство Вайолет. Желание решить всё, как цивилизованные люди осталось нереализованным. Банальная авария обрекла мистера Сатоши на пожизненную  инвалидность. 
Два года совершенно изматывающих отношений  с женой превратили Эрика в бесчувственного циника. В одной из ссор с Моникой он узнал, что своим сыном считать может только Рика, а в том, от него ли Филипп – она сомневается. И почему-то это его совершенно не удивило и не тронуло.  Что-то безвозвратно ушло, чувства перегорели. Удивила перемена в Монике, для которой откровенность эта стала последней ступенькой перед принятием важного решения в жизни. Она ушла к Сатоши, к человеку, которому была нужна, с которым наконец обрела что-то такое, чего ни Вернер, ни другие мужчины не могли ей дать.
Бракоразводный процесс они начали только год назад и, судя по тому, что миссис Вернер не собиралась оставаться без вознаграждения за годы в роли музы,  а адвокат Вернера полагал, что её притязания неоправданно велики, до окончания дела еще далеко.

За последний год  Вернер трижды уходил в тяжёлые, затяжные  запои, хотя прежде подобных наклонностей не проявлял. В перерывах между запоями, работал как одержимый,  и по количеству картин, этот год можно считать самым продуктивным, хотя стиль и техника его полотен изменились кардинально.  От теплой, задумчивой этники, сложных философских образов и зыбких аллюзий на мифические и религиозные сюжеты не осталось и следа.
Однако серо-сизо-синяя мазня,  апокалипсические сюжеты, явно проявившийся в сюжетах эротизм и обилие гротескных чудовищ,  словно желающих выпрыгнуть за барьер картинной рамы  ничуть не разочаровали агентов Вернера и галеристов. Художник, как оказалось,  обрел уже то имя и тот статус,  обладая которыми можно писать не только жуть, мрак и смерть в самых унылых их проявлениях, но даже мёртвых девочек на розовых пони, и не сомневаться в востребованности своих работ.
Однако сам Эрик чувствует, что сходит с ума. Иногда ему кажется, что картины – лишь отражение той реальности, где он пребывает, истинный вид окружающих его людей, вещей и мест.  Он не всегда в ясном уме, когда пишет их, и  подчас ему мнится, что у странных порождений его фантазии есть имена, истории, цели.

Моника,  обеспокоенная его состоянием во время последних встреч,  уже не раз настойчиво предлагала Эрику обратиться к психиатру и пройти обследование. Но сам Вернер подозревает, что она просто решила упрятать его в психушку.  И подвешенные к странной конструкции из подрамника, верёвок и крючков мертвые птицы, которых он принес в мастерскую, хотя даже не помнит, где и как их добыл, убил ли сам, или нашел трупики – это не причина для беспокойства.  Он просто был пьян.

СЕМЬЯ И ОКРУЖЕНИЕ

Виктор Вернер (71 год) – отец. В прошлом страховой агент. Страдает болезнью Альцгеймера, находится в доме престарелых.
Эллис Вернер (65 лет) – мать, в прошлом  социальный работник, ведет активный образ жизни, участвует в разного рода акциях «в поддержку…», «в защиту…» и тп. В настоящее время отправилась в Бриджпорт, чтобы навестить сестру.
Моника Вернер (38 лет)  - жена. Ушла к другому мужчине. В настоящий момент отношения в процессе решения юридических формальностей и дележа имущества при расторжении брака.
Ричард Вернер (7 лет), сын. Проживает с матерью.
Филипп Вернер (6 лет), сын. Проживает с матерью.
Вайолет Вернер (3,5 года) дочь Проживает с матерью.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ

В юности пару раз был арестован за драки и по обвинению в нарушении общественного порядка. С тех пор ничего серьёзнее превышения скорости не совершал.
Говорит по-итальянски, немного по-испански.
Имеет водительские права.

СВЕДЕНИЯ ОБ ИГРОКЕ

Буду рад партнёру, которому по душе стабильная игра в темпе пост в стуки-двое.

ХРОНОЛОГИЯ ИГРЫ

Отредактировано Eric Werner (2017-12-04 00:29:46)

+2

2

WELCOME TO NEW YORK!
С принятием, новоприбывший! Прежде, чем ты на полном основании сможешь гулять по Тени, пить по подворотням кровь или бегать за упырями с серебряным колом, несколько завершающих шагов.
Сфотографироваться на документы
Занести личное дело в ФБР
Получить паспорт

После этого можешь смело идти в ближайший бар или пошариться по улицам города, вдруг тебе повезет?
Искренне твой,
Смотритель балагана

0


Вы здесь » Fade to Black » Violent souls » Eric Werner | human


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC