Fade to Black

Объявление

WELCOME TO NEW YORK!
апрель 2016 года, на месте взрыва на Манхэттене еще оседает пыль.
В городе объявлен красный, высший уровень террористической угрозы, некоторые требуют ввести военное положение. Манхэттен изолирован от внешнего мира - на выездах из боро, на мостах и в тоннелях, выставлены кордоны Национальной гвардии.
Все еще только начинается.
Must read
О проекте Сюжет Список персонажей Занятые Внешности Навигация по матчасти Нужные и акции от АМС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Memory remains » Смысл, разбитый вдребезги


Смысл, разбитый вдребезги

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://sf.uploads.ru/t/mNSMt.gif

BLAS ZARAGOZA, RYAN O'NEIL

28.03.2016
На полу лежит лист бумаги и арабская вязь, обрамляющая семилучевую звезду, не кажется, а знакома, до сих пор, хотя прошел не один век после того, как Дункан Шейд держал в руках неровную глиняную тарелку с такими же символами, собирая в нее темную кровь, толчками выплескивающуюся из вскрытого горла.
Позже в вязь добавили несколько символов, убрали ненужное жертвоприношение, но не узнать то, что ты раз за разом чертил свое рукой, выискивая нужную формулу, было невозможно.
Солт растерянно разглядывает каждый из семи лучей и криво скалится.
Спросить о том, где О’Нил взял это… не получится.
О’Нил не спит.
Его голова запрокинута и невидящий взгляд упирается куда-то в потолок.
like father  like son

Отредактировано Blas Zaragoza (2018-01-13 10:54:52)

+3

2

Он просыпается далеко за полдень и понимает, что сегодня чувствует себя куда лучше.
Слабость, отправлявшая его в кровать ещё до девяти вечера, несколько дней кряду, словно какого-то пай-мальчика, сегодня почти не ощущалась, так, лёгкая дрожь в ногах.
Опущенные жалюзи на окнах погружают комнату в полумрак, из-за которого привычная обстановка приобретает неясные, расплывчатые очертания, словно он все ещё находится в очередном кошмаре.

О'Нил прислушивается к звукам за неплотно прикрытой дверью, пытаясь понять, дома ли Блас. Судя по всему, нет.
Райан облегчённо выдыхает. Не то, чтобы его это напрягало, просто... он все ещё не был готов к разговору. Отец, надо отдать ему должное, в противовес обычной дотошливости и крайне хреновому чувству такта, на него с распросами не давил.

Или, как вариант, ему было просто на это наплевать. Версия вполне себе имевшая право на существование. Вместо вопросов о том, что произошло в старом доме, Блас рассказывает что-то о Круге или травит байки из своей жизни. Райан ему за это благодарен, но мысли заняты совершенно другим и интерес к историям отца выходит вялым, на слабенькую троечку.
О'Нил хочет за это извиниться, но думает, что это только все испортит.

Он не особо помнит события четверга, особенно ту его часть, когда вернулся в дом вместе с Бласом. Фотография его и Кэтлин на заваленном листами столе - зачем он её взял вообще? - придавлена одной из книг, угол фото оторван, кажется, раньше там была какая-то надпись, сделанная Джереми. Райан хмурится. Что там было? Стандартное про жить долго и счастливо? Или что-то другое? Точно что-то про память. Кажется, на латыни. Но что?
Он не помнит.
Зато точно помнит, что на обороте был грубый рисунок чёрным маркером. Звезда и...
  Почему он взял именно эту фотографию?
 
Райан натягивает джинсы и футболку, решив, что разберется с этим чуть позже. Выходит из комнаты, ро­ня­ет в пол рас­фо­куси­рован­ный взгляд, заж­му­рива­ет­ся, под­ни­ма­ет го­лову, щу­рясь пос­ле тем­но­ты -
в коридоре почему-то горит свет.
- Блас? - Негромко зовёт он, машинально приглаживая ладонью наверняка взъерошенные после сна волосы, но никто не откликается.

На кухне тихо гудит холодильник, Райан включает чайник и ждёт, когда он закипит, переступая с ноги на ногу,  пол был холодным. Он наливает себе кофе и возвращается в комнату - так себе убежище, даже если закрыть дверь.
О'Нил медлит, но все же ставит кружку с так и не отпитым кофе на край стола, убирает в сторону металлический лист для заклинания призыва, хмыкает, заметив, что один из знаков стёрт - неужели великий Блас снизошел до подсказки? - и неохотно тянет к себе фотографию. Бросает короткий взгляд на лицо Кэтлин на ней и переворачивает.

Рисунок на обратной стороне и впрямь есть. Звезда с семью лучами, которая вопреки ожиданиям не заключена в привычный круг, а окружена...
- Твою ж мать.
Райан устало, но в то же время азартно улыбается. Арабский. Как в той книге, что ему вручил отец в первые его дни пребывания здесь. Кажется, теперь ему и впрямь интересно, какого черта маг по имени Джереми забыл  в их доме.

  Он тянет к себе лист бумаги и перерисовывает звезду, дольше всего провозившись с чертовым арабским и оставляет рисунок на столе, решив, что спросит о нем у отца, когда тот вернётся.
  О'Нил с минуту разглядывает фотографию, вспоминая, что же на ней было написано, почему-то сейчас ему это кажется важным. Хмурится и садится на диван, сгибает фото пополам. Джерри подписал его в тот же день, когда сделал, он же спрашивал, что это значит.
И разве фотография не была целой, когда он вынимал её из разбитой рамки?

Райан идёт за толстовкой, заброшенной им в корзину для белья в ванной и лезет в её правый карман. Пусто. Он проверяет левый, выворачивая его наизнанку и - бинго! - обрывок глянцевой бумаги в его ладони.
Он возвращается с ним в комнату и прикладывает уголок к фотографии, небрежно приклеив скотчем, словно собрав гребаный пазл.
 
- Мemoria est signatarum rerum in mente vestigium... - читает Райан, понимая, что его латынь сейчас если и улучшилась, то не особо сильно.

Джереми смеётся и поправляет, терпеливо, без насмешки - так, словно ему и правда есть до этого дело.
Память - это суть вещей, облачённая в мысль.
- Но что это значит? Зачем оно?

Бам.
Пауза.
Бам.
Бейсбольный мяч размеренно ударяет в дверь, отскакивает и прилетает в подставленную ладонь.
  Ещё раз.
  И ещё.
Кэтлин бы уже давно велела ему перестать, но Кэтлин дома не было, а Джереми часа как полтора торчал в подвале.
Райан бросает мяч сильнее, так, что дверь от броска распахивается, встаёт с кровати и берет с собой бейсбольную перчатку.
  Бам. Бам. Бам.
Мяч скатывается по ступенькам вниз и замирает точно возле распахнутой двери в подвал.
- Побросаем мяч, Джереми?
Спрашивает Райан,  останавливаясь на верхней ступени и нервно дергает воротник футболки с логотипом "Grace Night's" вниз.
  Подвал внушал ему слегка иррациональный страх, особенно сейчас, когда в нем был выключен свет.
А где тогда Джереми?
Он наклоняется, чтобы поднять мяч, но тот выскальзывает из пальцев и все с тем же глухим "бам. бам"  задорно скачет вниз, в подвал.

- Чтобы ты вспомнил, когда мне будет нужно.
Райан делает шаг вниз.

Отредактировано Ryan O'Neil (2017-12-09 07:11:56)

+1


Вы здесь » Fade to Black » Memory remains » Смысл, разбитый вдребезги


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC