Fade to Black

Объявление

WELCOME TO NEW YORK!
апрель 2016 года, на месте взрыва на Манхэттене еще оседает пыль.
В городе объявлен красный, высший уровень террористической угрозы, некоторые требуют ввести военное положение. Манхэттен изолирован от внешнего мира - на выездах из боро, на мостах и в тоннелях, выставлены кордоны Национальной гвардии.
Все еще только начинается.
Must read
О проекте Сюжет Список персонажей Занятые Внешности Навигация по матчасти Нужные и акции от АМС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Over and Done » daylight


daylight

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s2.uploads.ru/yFvKa.jpg

KURT WAGNER, HENRY HOWER

07 мая 2016, раннее утро, парк Инвуд Хилл, переменная облачность
"Я знаю, что ты знаешь, что я знаю...", и так без конца. Заклятым друзьям есть, что обсудить.

0

2

[indent]Не так себе Курт представлял выходные. То есть, конечно, посетить парк — милое дело, особенно, такой тихий и задумчивый, как Инвуд Хилл... Но Вагнер планировал совершенно другое. Чувствовал он себя кошмарно, кра-а-айне озлобленно. Очень уставшим. Расследование Круга продвинулось и могло затронуть некоторые деликатные моменты. Такие как несомненная связь Истинных с нестабильной ситуацией в городе.
[indent]Для него, казалось, тревога висела в самом воздухе. Это сказывалось на самочувствии, на настроении, на готовности мириться с человеческой тупостью, в конце концов, а он срывался. Срывался на подчинённых, мечтая укатить куда-нибудь на Багамы, погреть задницу и прикрыть по совместительству. Курт резал руки уже не для того, чтобы обновить какой-нибудь Знак, а просто чтобы порезать: успокаивало. При этом он всегда дочерчивал порез до чего-то дельного, замыкал контур, однако... всё это было не то. Маг нервничал. Впервые за многие годы ледок холодного глянцевого спокойствия начал подтаивать, уступая место усталости и раздражению.
[indent]В противовес тому Генри Гесс, его бессменный напарник и президент правления WHG, сохранял невозмутимость гусеничного танка. Акции покупают в момент падения на них цен — истина, известная что ему, что Вагнеру. Кому угодно, кто хоть что-нибудь смыслит в управлении капиталом. Однако Гесс ровным счётом ничего не выполнил, просто наблюдал. Вот кто-кто, а он действителен улетел. На Багамы, урод.
[indent]Нетрудно закосить под человека, озабоченного своим здоровьем настолько, чтобы проснуться в шесть утра и отправиться на пробежку... Курт постоянно так делал, но бегал не по паркам, а в спортзале, на беговой дорожке. Сегодня предстояло строить из себя малообеспеченного марафонца. Для полноты картины не хватало охранных мордоворотов, бегущих за них на отдалении, но при костюмах, галстуках и пушках. Красота неземная.
[indent]Немца это конкретно зверило. Но отказать Хауэру во встрече он не рискнул: слишком весомая в "Стигме" фигура. Курт предпочёл бы, чтобы этот разговор состоялся где-нибудь в офисе PersePhone или WHG. Или, на крайний случай, у него дома. Где-нибудь на территории, защищённой Знаками лучше, чем Пентагон. Вот это его бы полностью устроило. Это, а не сраный парк с мокрой от утренней росы травой и собачниками. У-у-у, извращуга.
[indent]Курт остановился перед табличкой, запрещающей курение, распитие спиртных напитков, прослушивание радио и езду на машине. Ну и хрен с ним, не больно-то и хотелось. Стигмовца пока нигде не было видно, разве что он очень удачно маскировался под местных. Немец вытащил из кармана смартфон, сверяясь с координатами.
[indent]Он немного ошибся с ними. Инвуд Хилл — большой парк, заплутать в трёх соснах здесь — проще простого. Но тем не менее. Маг сделал глубокий вдох, выравнивая дыхание. Место нервировало.
[indent]Отсюда открывался фантастический вид на Гудзон, Курт засмотрелся. Река дышала свежестью. Чуть поодаль обнаружился и стигмовец. Анарх узнал его по совершенно идиотским очкам, будто снятым с какой-то старушенции годах так в 80-ых. Хипстер чёртов... Или как это называется?
[indent]— Доброе...
[indent]"Мать твою!"
[indent]—... утро.
[indent]"Доброе утро и какого, собственно, хрена".
[indent]— Чем обязан? У меня не сказать чтобы много времени на расшаркивания, так что говори как есть.

+2

3

Инвуд Хилл был неплохим напоминанием о том, с чего начинался этот город. Если сойти с дорожек, можно было буквально в двух шагах найти почти настоящий лес с родниками, водопадами, пещерами, болотами, енотами и, кажется, даже какими-то особенно редкими орлами. Может быть, именно поэтому те, кто приходил сюда, так редко сходили с успокаивающе твердого и привычного асфальта, как будто само отступление от проложенного для них кем-то маршрута означало быструю и мучительную смерть. Люди не любили задумываться о том, с чего они начинали и как пришли к тому, к чему пришли. Люди любили присваивать себе заслуги своих предков, а преступления, которых всегда было несоизмеримо больше, и без которых эти заслуги едва ли были возможны, оставляли им: ну а почему бы и нет, мертвым же все равно.
Свои ошибки, равно как и триумфы, Генри Хауэр предпочитал педантично подшивать в архивы собственной памяти. Во-первых, на одни грабли наступить второй раз значительно сложнее, если помнишь, где они лежат, поскольку убрать их с дороги удается далеко не всегда. Во-вторых, каждый из крупных провалов даже годы и десятилетия спустя, вызывал эмоции, пусть и не самые лучшие, но когда тебе полтора века, начинаешь ценить любые, да и граница между хорошим и плохим несколько стирается. С собственно преступлениями дело обстояло несколько сложнее. Хауэр бы и для них отвел в архиве почетную полку, проблема была лишь в том, что его понятие о преступлении едва ли соответствовало общепринятому. Когда-то давно его занимали этические вопросы о том, имеет ли он право разменять жизнь одного на жизни десятерых, или жизнь одного на жизнь другого  более ценного, или существует ли на земле кто-нибудь, более ценный, чем он сам. Потом это занимать его перестало, потому что на каждый из вопросов этого ряда он дал себе вполне четкий и однозначный ответ. Понятие преступления, как его трактовал закон, исходящий из равенства, потеряло смысл, место закона заняла выгода. Отчасти именно поэтому Генри совершенно не беспокоил тот факт, что некие перспективные формулы "Стигма" разрабатывала не с нуля, а основываясь на работах Корнера для "Лейш". Корнер тоже не был долбаным гением, к которому они пришли в качестве божественного откровения однажды в предрассветный час. У него тоже был фундамент, и Хейесу вовсе не стоило принимать все так близко к сердцу с десяток лет назад. И, тем не менее, это не отменяло того, что теперь формулы попали к Вагнеру - а это совершенно не то же самое. Не только потому, что идет вразрез с интересами Хауэра, а еще и потому, что слишком напоминает гранату в руках мартышки. Мартышки  которая очень любит взрывы и отлично целится.
Вагнер опаздывал. Или решил не приходить совсем. Или пришел и сидел теперь где-нибудь за Завесой, выбирая наиболее драматичный момент для того, чтобы появиться. Хауэр начал насвистывать "Полет валькирий". Те, кто считают себя излишне умными, могут сколько угодно доказывать, что музыка не имеет к магии никакого отношения, но этот нехитрый ритуал сработал, и Вагнер наконец-то вышел из-за какого-то ельника.
- Доброе.
Генри кивнул, осматривая этого хренова конспиратора в костюме марафонца. Марафонец, как выяснилось, куда-то очень спешил, настолько, что даже не хотел поговорить нормально, не иначе обратно на дистанцию. А ведь Хауэр специально старался и назначил встречу пораньше, чтобы иметь достаточно времени для вежливой  и обстоятельной беседы. Бред, конечно, но объяснение, в общем, не хуже многих других.
- Ладно, скажу как есть. Ты что творишь, Курт? - он говорил спокойно, почти ласково, никаких угроз, разумеется, да и чем может угрожать тихий безобидный интеллигент в пустынном утреннем парке. - Думаешь натравить всех на всех, запастись попкорном и занять лучшие места в зрительном зале? Может быть, копать под Круг, или под кровососов, или даже под Стигму - не такая уж плохая идея, и тебе действительно могло бы быть весело некоторое время. Но сразу подо всех? Не будь идиотом, Курт, оцени свои силы здраво.

Отредактировано Henry Hower (2017-11-19 22:33:19)

+3

4

[indent]Курт откинул капюшон. Провёл рукой по тёмным волосам, жёстким как щётка, приводя в хаос, достаточно упорядоченный для того, чтобы называться причёской. Погладил сквозь ткань серого худи предплечье.
[indent]Нет, ну свою норму по аэробным физическим нагрузкам он на сегодня выполнит, раз сюда притащили. Пригласили. Этого стигмовца калачом в офисы не заманишь. Знает, зна-а-ает, паскуда, где защищённая территория.
[indent]Могли бы встретиться где-нибудь в немецком ресторанчике и угоститься пивком. Здесь, в Нью-Йорке, есть заведения с отменной немецкой кухней, где варят пенный Вайсбир почти как в старой доброй Германии. Но нет, куда там... Хрен вам там!
[indent]Кисляк, написанный поперёк неприветливой рожи Курта, — вместо тысячи слов. Так что собеседник соблаговолил-таки перейти к делу.
[indent]— Что я творю? — переспросил маг.
[indent]Давай, договаривай.
[indent]Что могло произойти за тридцать шесть часов? Или Генри наконец подвёл итог многодневной работы, связанной с выявлением анархов в рядах "Стигмы", а они там были.
[indent]Спокойный тон Курту отдельно не понравился. Значило это, что собеседник принёс ему конструктив. Конструктив, а не ерунду, с которой-то и допустимо орать, топать ногами, сыпать угрозами. Ничего подобного старый лис не делал, и от этого почему-то холодок тёк по позвоночнику. Или это студёный утренний ветер с Гудзона пробирал тонкое серое худи.
[indent]Да, этот человек намного, намного умнее, чем некоторые из Круга... За последние годы ось анархистской агрессии несколько сместилась к самим магам. Тем из них, кто откровенно выступал за права нелюдей. Придурки громче прочих кричали, что оборотни — нестрашные и что вампиры пьют кровь, потому что такими их сотворил Господь Бог. [indent]Никогда не замечали, сколько в храмах кровососов? То-то и оно. Просто смешно. Воистину, религия — смерть, и смерть религии!
[indent]Хороший какой вопрос... Маг сощурился: уж не вздумал ли ты, Генри Хауэр из "Стигмы", угрожать Курту Вагнеру из Анархии? Но нет. Мало эмоций. Будто стакан воды вопросил.
[indent]— Будешь много знать — будешь плохо спать. Рано состаришься, — беззлобно фыркнул Курт, рассматривая собеседника если не с высоты собственного роста, то с ширины плеч, определённо.
[indent]Установить, что именно накопал против него стигмовец, и выдать один из нескольких заранее заготовленных ответов.
[indent]— Это-то как раз — обыкновенная практика. Попкорн-то и лучшие ряды. "Сиди спокойно на берегу реки, и мимо проплывёт труп твоего врага". Слышал такое?
[indent]Тут мимо них прошла мамочка с коляской, и Курт замолчал. Хапнул непрогретого воздуха полной грудью: хорошо.
[indent]— Если хочешь немного конкретики, давай-ка прямее. Красивые словеса не по мою честь: я военный. Ну ты в курсе, да. Бывших военных не бывает.
[indent]Или бывает, но когда не ноют по утрам старые раны, а кости не сходят с ума по погоде. Это не о Вагнере.
[indent]— Что у тебя? Подозрения? Домыслы? Факты? Не стесняйся. Ты знаешь, кто я, что я, а самое неприятное, это взаимное неудобное знание.
[indent]При прочих равных обстоятельствах эти двое могли стать друзьями. Большая удача, что "Стигме" с Истинными по пути, но параллельные линии... не пересекаются. Оставалось убедить Хауэра, что они по-прежнему нейтральны друг к другу. Если так поразмыслить, в последние годы Серые, а не кровососы зуб о зуб с оборотнями, — первостепенный враг, и это Круг когда-то давно раскололся на ортодоксальный и прогрессивный.
[indent]О если бы Вагнеру удалось объединить разобщённую Анархию в упорядоченную структуру! Какая горькая ирония: для того чтобы быть эффективным, хаос требует порядка. Дисциплины. Контроля. Но пока существовали ультраправые анархи-консерваторы, Курту приходилось мириться с недостатком влияния. Но это Анархия.

+2

5

Хауэр сунул руки в карманы и поежился. Май начинался как-то не по-майски совсем. И он хотел поговорить быстрее и по сути, вроде бы хоть здесь они с Вагнером не расходились в намерениях, а нет - тот теперь переспрашивал, тянул время и изображал непонимание. Но Курт отнюдь не был Лоуренсом Оливье, не стоило ему пробоваться ни в этом амплуа, ни в стэндапе, на который он сбивался время от времени. Генри невольно скривился от достойного семиклассника ответа ответа. Вагнер умел послать и не так банально, если бы хотел послать. А так что это вообще было - разминка, вступление?
- Это помогло бы мне не засыпать на совещаниях отдела.
А вот эту философию про трупы, плавающие по течению, он вообще никогда не понимал. Лично он, когда выходил к реке, на барбекю, допустим, или вот как сейчас, просто погулять, меньше всего хотел видеть в ней распухшие и почерневшие тела. Кроме того ведь никогда нельзя быть уверенным, что кто-нибудь более терпеливый не вышел к этой же самой реке раньше, не сел ниже по течению и не ждет там тебя. Руководствуясь такими простыми рассуждениями, Генри старался следить, чтобы все враги были старательно закопаны на положенные шесть футов - после их превращения в трупы или превентивно.
Вагнера тоже иногда хотелось закопать, но до недавнего времени тратить на это ресурсы казалось нерациональным. Его анархи так давно и прочно вошли в жизнь Нью-Йорка, что исчезни они внезапно - и равновесие будет нарушено. Это могло звучать парадоксально, но вся жизнь была парадоксом в той или иной степени, так что Вагнер отлично вписывался. Но сейчас его явно заносило, он выходил из берегов, и если не остановить это вовремя, мог стать действительно опасным.
- Домыслы, Курт, разумеется, только домыслы. Или, по-твоему, я притащил сюда полные карманы доказательств и заодно, чтобы сделать тебе приятно, записку о том, что прошу не винить никого в моей скоропостижной смерти в холодных волнах Гудзона?
Забавно было то, что при неудачном исходе примерно это его и ждало. Ну, то есть, не его, разумеется, а кого-нибудь другого, кого магия и пара недель под водой сделают в достаточной мере опознаваемым как Генри Хауэр. Если история действительно всплывет, и у Стигмы не будет возможности каким-нибудь способом откреститься от разработок. Что ж, даже к этому Генри относился в меру философски. Новое имя, новая жизнь, слишком похожая на старую, чтобы переживать еще и на этот счет. Но то, что делал сейчас Вагнер затрагивало не только его самого, анарх копошился в таком дерьме, с которым не смог бы справиться, и созданный из этого дерьма голем грозил прогуляться не только по всему городу, но и по всей стране. А Курту лишь бы клоунаду устроить, изображая святую наивность и полное непонимание того, о чем вообще идет речь, и зачем это его подняли из-под теплого одеяла ни свет ни заря. Хауэр собрал в кулак остатки терпения и продолжил.
- Хорошо, давай добавим конкретики. Предположим, в городе неожиданно появилось новое вещество, предполагаемая формула которого вызывает у меня мучительное чувство дежавю. Настолько, что я буквально могу предсказать ее и, уверен, довольно точно. Дальше, Курт, все чудесатее и чудесатее. Оказывается, по странному совпадению, формулы эти оказываются похожими на разработки Стигмы, не идентичны, разумеется, ведь Стигма никогда не стала бы производить то, что так дискриминирует кровососущие меньшинства. Более того, мои домыслы заходят так далеко, что я начинаю воображать - совершенно беспочвенно, само собой, - что дорабатывали эти формулы в лабораториях Грейстоуна.
Генри был недоволен, в первую очередь собой. Пусть ненадолго, но немцу удалось вывести его из равновесия. То ли тем, что, призывая к конкретике, он сам обходился ничего не значащими фразами, то ли чем-то большим, чего Хауэр не мог пока уловить. Он замолчал, чтобы перевести дыхание и прийти в себя. Начинать большую войну без объявления прямо здесь и сейчас не входило в его планы, тем более, что он более или менее адекватно мог оценить свои шансы в прямом противостоянии с опытным боевым магом.
Если бывших военных не бывает, то, пожалуй, Вагнеру стоило бы поподробнее исследовать биографии тех людей, с которыми ему волей случая приходилось общаться. Он мог бы удивиться, сколько из них успели за сотни лет жизни поучаствовать в боевых действиях и вынести ценное понимание на всю оставшуюся жизнь: сложные времена порождают странные союзы, и то, что вчера кто-то готов был рвать друг другу глотки, вовсе не значит, что сегодня они не объединятся, чтобы сначала разорвать глотку тебе.
- Не только ты знаешь, что такое война, Курт. Война - это деньги, если ты умеешь воспользоваться случаем. И если она ведется не против тебя.
Так достаточно конкретно?

+2

6

[indent]Ветер. Холодный ветер с Гудзона. Это он пересыпал позвонки зябкими мурашками. Старый лис не имеет к этому отношения. Потому что от мысли о том, что Курт способен удавить его голыми руками, зябко и тоскливо ему самому. Да, Генри?
[indent]— Ну и дурак, — устало огрызнулся Курт.
[indent]В горах, на границе Невады и Калифорнии бликует глубокими синими водами таинственное озеро Тахо. В тёплое время года оно привлекает толпы рыболовов и туристов. Но дивная красота Тахо — что прелесть могильной плиты. Утопленники здесь не всплывают... Студёные воды озера подавляют бактериальную активность, в результате чего трупы гниют на дне. Кроме того, природа подняла горную чашу на два километра над уровнем моря, и с водолазными работами возникают проблемы. Гудзон подобными свойствами, увы, не обладает, а потому охотно возвращает покойников туда, где им самое место.
[indent]— Существует масса других способов захлопнуть рты, а у тебя одна мокруха на уме.
[indent]На что же ты тогда надеялся, Генри?
[indent]Курту требовалось удостовериться в том, что собеседник располагает фактами. Домыслы пронизывали теневой Нью-Йорк от подвалов вшивых ночлежек до крыш элитных особняков. Домыслы! "Если", "вероятно", "предполагаю" там, где решения принимают факты. Чтобы задать вопрос правильно и правильный, нужно знать большую часть ответа.
[indent]Нет доказательств.
[indent]— Ну и чего ты от меня добиваешься? — Немец присел на одинокую лавку.
[indent]Кто-то забыл на ней свежий номер "Файнэншал Таймс". Это и горячий кофе — вот, чего не хватает утру для совершенства.
[indent]— Вот ты сказал — "появилось в городе". Где? Появилось. Допустим. К чему привело это появление? Дальше больше. Какого хрена оно там появилось? Эта дрянь вышла из лабораторий "Стигмы", Генри. Кого за это поставить к стенке? Тебя? Кинга? Кого?
[indent]Курт провёл ладонью по лицу, стирая полуулыбку. Воплощая собой поговорку о соринках и брёвнах, Генри ворочал бревном.
[indent]— Теперь о веществе. Насколько мне известно, это лекарственный препарат, предназначенный для человеческой терапии. Никто не заставляет кровососов совать дрянь в рот. Сами, всё сами. Чьи это проблемы?
[indent]Смешно. Хотя и до тошного грустно. Есть статья за заражение вирусными инфекциями, но не за предумышленное отравление некачественной кровью. Американское законодательство регламентирует медицинское донорство. Не пищевое.
[indent]— Причина, обусловившая мнимое сходство веществ, — источник формулы. Третий Рейх. Ты понимаешь, что будет, если эту информацию обнародуют? Помнишь, что произошло, когда в две тысячи шестом опубликовали фрагмент доклада Минюста о роли Штатов в судьбе нацистов? Менгеле, фон Болшвинг и другие. Пресса тогда в истерике каталась, требовала рассекретить полностью. Новый громкий скандал вокруг "Стигмы". Тебе оно надо?
[indent]Кофе. Дрянной кофе из "Старбакс". Хорошо заходит под плохие разговоры и глухой ток крови в висках.
[indent]"Потопишь меня — сам не выплывешь", — вот, что это значило.
[indent]Курт досадливо покачал головой: вопрос со смыслом да без ответа оставят. Подкинул в руке новенький блестящий цент, будто спрашивал у фортуны совета: делить или нет ценные сведения с человеком, который условен в своей конкретике.
[indent]— "Wastewater Solutions" получала гранты от Грейстоуна. Туда вопросы — там ответы, в том числе и на вопрос, кто вёл разработку токсичного вещества... Да, наше. Ты это хотел услышать? — Немец поднял раскрытые ладони. — Однако экспериментальные образцы из "Солюшнс" никогда — повторяю, никогда! — не выходили из пробирки.
[indent]"До позавчерашнего дня, во всяком случае, и Бог знает что там нахимичили".
[indent]— Подумай об этом, Генри.

Отредактировано Kurt Wagner (2017-11-21 21:24:23)

+1

7

Переход на личности и модель диалога "сам дурак" настолько не соответствовали ситуации, что Хауэр не выдержал и рассмеялся.
- Что поделать, Курт, никто не идеален.
Да, действительно, смерть закрывала рты надежнее денег, шантажа и всех остальных способов. Или правда можно было придумать что-то более эффективное, а он, Хауэр, думал и действовал сто лет как устаревшими методами? Но эти методы, как ни странно, сохраняли свою эффективность, а большего от них и не требовалось. Можно было назвать их старьем, но Генри предпочитал емкое определение "классика". Ему вдруг стало интересно, какой из хваленой "массы других способов" выбрал бы Вагнер, чтобы заткнуть рот ему, но решил не спрашивать: зачем зря провоцировать человека на нездоровые фантазии?
Впрочем, приступ неожиданного веселья прошел быстро, потому что немец решил еще немного продвинуть диалог в сторону продуктивности. Хауэр одобрительно кивнул и пояснил, чего добивается.
- Для начала, понимания проблемы. Позже - содействия в ее решении.
Нет, для понимания пока рано. Поэтому Вагнер в ответ выдавал какие-то словесные построения, не лишенные логики, но подходящие разве что для суда присяжных. Интересно, как он собирался объяснять то же самое заинтересованным лицам?
Сами виноваты, кровь надо пить после тщательного анализа на чистоту и совместимость. Так в следующий раз и делайте. Это вы еще мне спасибо должны сказать, что я вам глаза открыл.
Ну и те, конечно, сразу прозреют, скажут спасибо и пойдут делать так, как завещал дядя Курт, просто потому что в соответствии с формальной логикой и законами он несомненно прав. Генри покачал головой и постарался сделать, чтобы голос не звучал так, как будто он разговаривает с пятилетним ребенком. Что само по себе было задачей нетривиальной, потому как с пятилетними он никогда не разговаривал и понятия не имел, как это делается.
- Их проблемы, - не стал спорить маг, но и ограничиваться простым согласием не собирался. - Когда всплывет информация о базах, теоретических и технологических, станет проблемой Грейстоуна и Стигмы. А когда Стигма, Круг и Семерка сядут за стол переговоров, ты неожиданно можешь обнаружить, что это еще и твоя проблема. Конечно, если к тому времени у моих домыслов появятся убедительные доказательства, но кто может поручиться, что этого не произойдет?
Вообще-то, ему казалось довольно очевидным, что он не стал бы тратить время собеседника и намного более ценное - свое - если бы это уже не произошло. Несмотря на ту должность, которую он занимал, поговорить просто ради того, чтобы поговорить, не числилось в списках его хобби. Вагнер это то ли упускал, то ли надеялся, что Хауэр психанет и выложит на стол все карты, мол, выкуси, познакомься с моими информаторами и  не думай, что только тебе крысы несут новости из каждой подворотни Нью-Йорка. Нет, для того, чтобы произошло нечто подобное, явно мало просто морды кирпичом вместо желания решить проблему, которая вот-вот могла утратить статус общей.
- Именно об этом я и говорю, Курт. Мне это не надо. А надо ли это тебе с учетом совместных проектов? Что ты выиграешь от того, что Стигма исчезнет, а вместо нее возникнет какой-нибудь новый фармакологический гигант с другим названием или несколько компаний поменьше? Ты же не думаешь, в самом деле, что какие-то скандалы, которые раздувает пресса, на самом деле могут уничтожить Кинга или просто заставить его отступить от своих интересов? Но коллапс компании - это крайний случай. Ты и сам понимаешь, что, скорее всего, до этого не дойдет. Видишь ли, ты немного поспешил. Если бы мы успели выпустить на рынок препараты на основе этих формул, можно было бы обвинить нас в последствиях. Но экспериментальные разработки... Брось, Курт, это все те же домыслы. Какой Рейх? Что за параноидальное стремление - кормить доверчивых американцев теориями заговора? Откуда бы мы получили доступ к их формулам? Ты еще меня обвини в том, что я лично выносил секретные документы из их лабораторий. Да и не плевать ли всем, чего будет требовать пресса, и какими плакатами помашут люди на демонстрациях? Вопрос только в том, против кого будет направлена реальная сила.
Он прикинул, насколько убедительной со стороны могла бы казаться эта речь, и опять остался недоволен. Сказал много, и даже по делу сказал, но кажется, главному - тому что Стигма может еще спустить на тормозах кражу краденого, но никогда не позволит включить себя в цепочку всеобщего противостояния - уделил недостаточно внимания. А ведь именно в этом и расходились их с анархами интересы в первую очередь. Отношение к нелюдям, способы ведения политики, даже дележ сфер влияния - все это было второстепенным, а в основе основ лежало то, что хаос в Нью-Йорке корпорации был не полезен, а вот Курту Вагнеру, как минимум, интересен.
Видимо, анарх почувствовал ту же самую неубедительность и опять начал переводить стрелки, теперь уже не абстрактно, а на Круг. Генри собирался сделать еще одно волевое усилие и дать таки понять, если этого до сих пор не случилось, что его ну совершенно не интересуют детские оправдания в стиле "это он начал", потому что он знает и кто начал, и кто продолжил и, с большой долей вероятности, кто закончит. Однако же Вагнер неожиданно сделал крутой вираж и наконец-то перестал ломаться, признав очевидное. Право же, если бы это не выглядело как издевательство, Хауэр бы поаплодировал такому трюку.
- Это тоже. Без этого дальнейший разговор терял бы смысл. Но раз ты признаешь,  что мои домыслы не так уж далеки от истины, то продолжим. Не хочешь пройтись? После твоей трупной философии вид на реку перестал меня умиротворять.
Кроме того, любому не-бывшему солдату бывает крайне неуютно слишком долго оставаться в одной просматривающейся точке. Хауэр двинулся вперед и, как только представилась возможность, сошел с асфальтированной дорожки. Ради того, чтобы не оставаться в рамках чьих-то до занудства продуманных взглядов на то, где он должен или не должен ходить, вполне можно было пожертвовать даже идеальной чистотой обуви. То ли прогулка, то ли тот факт, что сегодня обошлись без долгих я-здесь-ни-при-чем препирательств, заставил Генри оживиться и даже немного поверить в то, что эта встреча не станет пустой тратой времени, единственная цель которой - говорить потом: "Я сделал все, что было в моих силах". Конечно, кое-что уже не исправить, и требовать невозможного - вроде отмотать все назад и положить формулы, где взял - он не собирался. Речь шла, в первую очередь о том, чтобы минимизировать неприятные последствия уже случившегося. Конечно, он подумает и о профилактике подобных инцидентов в будущем - но не сейчас, всему свое время.
- Скажи мне, Курт, ради чего это все? Деньги, идеология, просто хочешь устроить небольшой армагеддон нью-йоркского масштаба? Только не говори, что все сразу, не тот случай. Зато если остановиться на чем-нибудь одном, вполне возможно, ситуацию можно практически безболезненно развернуть в нужную сторону.
В нужную не только анархам, но и Стигме, а значит полезную и лично для Генри Хауэра, но упоминать об этом было бы излишним: Вагнер не младенец, сам понимает такие простые вещи.

Отредактировано Henry Hower (2017-11-22 19:44:44)

+2

8

[indent]Это Стигма-то? С Серыми? За стол переговоров? Ну разве что перед лицом ядерной угрозы Кремля. Тот русский, засветившийся на Митлайфе после трагедии, до сих пор тут как тут... Но если поразмыслить, уверенность Курта в неспособности Кинга вести диалог с оппонентами основывалась на его мнении о том, что тот не ведёт. В принципе. Это песня, старая заунывная песня. Кроме того, диалог этот есть и постоянный, пусть и в несколько своеобразной форме. Гесс неоднократно указывал Вагнеру на это.
[indent]Информационная война — одна из разновидностей боевых действий, не менее эффективная, чем физическое устранение противника. Что вполне приличествует Истинным, вне зависимости от разницы точек зрения на Анархию в целом. Взрывать весело. Распространять слухи — полезно. Ну а судя по многочисленным публикациям в прессе, город катится в преисподнюю. Сплетней больше, сплетней меньше. Да и не это Курта занимало... до поры до времени. Он на эти несчастные очистные плевал с высокой колокольни: лет пять до появления отшлифованной формулы у него было. Было до позавчерашнего дня.
[indent]"Я тебя в чём угодно обвиню, если ко мне придут с неудобными вопросами те люди, которых я не смогу с чистой совестью выставить за дверь".
[indent]Или Генри проникся коммунистическими идеями от русского Тони. Коллективное выше личного, вот такое вот... Мало ли. Заразное дело.
[indent]— То, чем располагаем на сегодня мы, и близко не валялось с тем, что есть у "Стигмы", — признал маг. — Но и то и то — токсично для гемозависимого населения.
[indent]Ба-а! Курт, судя по всему, только что изобрёл новый сверхтолерантный термин. Все эти стоны, зовущиеся песней за права нелюдей, все эти требования почтительного отношения... теперь не ляпнешь в культурном обществе "кровосос"! Засудят нахрен. Цветное население Штатов немало копий сломало об этикетные виньетки, и вот опять. Негры. Оно самое.
[indent]— Пойдём, — легко согласился Курт.
[indent]Человека, который два раза едва не утонул при схожих обстоятельствах, вид любых водных источников не умиротворяет в принципе. Вагнер поймал себя на мысли, что третье подобное приключение гарантированно станет источником панических атак. Вода, определённо, имела что-то против него, а запас счастливых случаев — благо лимитированное.
[indent]— Ради чего...
[indent]Настало время охуительных историй. Немец мог бесконечно долго чесать на тему собственной ненависти к нелюдям, о Расколе как о предательстве, о готовности нашпиговать богомерзкую сволоту разрывными пулями... Баял он красиво, пусть и толковал о нелюбви к высоким словесам. Но это неправда.
[indent]— Идеология здесь не причём. Я за полчаса напишу тебе новую Доктрину. Чтобы основать новую церковь, мне хватит суток. Апокалипсис — это весело, но дорого. Деньги, Генри. Меня интересуют только деньги. В конце концов, украсть технологию намного дешевле, чем покупать потом готовую формулу. Не считал, сколько будет стоить такое лекарство? План-то был простой: опередить "Стигму". До появления клинически апробированного препарата выпустить на чёрный рынок колёса без сертификатов... и без доплаты за гонор. Но не сыграло. Истерия вокруг нелюдей мне выгодна. Тут ты прав. На все сто процентов. На двести!
[indent]Помолчав, он добавил:
[indent]— Усиление Круга дорого нам обошлось в начале двухтысячных.
[indent]"Настолько, что пришлось прибегнуть к старому доброму насилию в шестом, а потом в восьмом".
[indent]— Семерка влиятельна, но малочисленна. Круг — другое дело. Война требует средств. Стигма не вступает в союзы. В лучшем случае, садится за пресловутый стол переговоров... Больше всего, Генри, я боюсь не расстрельных списков Круга и не судебных процессов, а дыр в финансовых отчётах.

Отредактировано Kurt Wagner (2017-11-22 21:15:10)

+1

9

Гемозависимое население. Отлично, как раз то, чего не хватало Америке в копилку толерантных терминов. Хотя нет, надо бы отполировать, а то "зависимость" может ранить их тонкие души, такую дискриминацию по особенностям диеты нельзя допускать. Надо бы что-то другое. Может, геманы, по аналогии с веганами? Жаль, сангвиники прочно заняты. Впрочем, брендингом займется пресса в свое время. У Хауэра были дела поинтереснее. Например, Вагнер с его приоритетами. Конечно, и без того не надо было смотреть в хрустальный шар, чтобы понять, что все ради денег, но готовность признавать это прямо до слез трогала. Ну, почти. Надо запомнить на будущее: если хочешь максимально быстрых переговоров с Куртом, вызывай его на встречу пораньше и кофе не наливай - он сам сделает все, чтобы переговоры не превратились в бесконечную пустую болтовню.
- В твоих талантах идеолога лично я не сомневался никогда, - Генри усмехнулся. Два столпа управления массами: заплатить им или заставить во что-то поверить. Двадцатый век был веком идеологий, но начало двадцать первого стало эпохой цинизма, а значит  власти финансов. - Но не могу не признать, что выбор в сторону здоровых и упитаных банковских счетов меня радует.
Деньги - это хорошо. Это понятно. Это относительно просто  если учесть все потенциальные выгоды и потери и предложить больше. Начни немец рассказывать о том, что мечтает устроить гемососам общественный солярий с обязательным посещением, оставалось бы только развести руками. Но тот, кажется, неплохо понимал, что невозможно одновременно зарабатывать на идеологии деньги и самому верить в нее. И выбирал первое. Разумные люди вообще редко отдают голос за веру.
План был, в целом, неплохой, единственное, чего Вагнер не учел, - что слишком многих задело. Если бы только Семерку, то Хауэр  сам бы пришел в зрительный зал с поп-корном, ожидая интереснейшее кино. Но украсть у Стигмы, еще и регента Круга втянуть? Масштабно, претенциозно - а настоящие деньги шума не любят.
- Стигма не вступает в союзы, верно. Что не значит, что Стигма не защищает свои интересы. Понятно, что мы не выставим батальон лаборантов в белых халатах, которые будут кидаться под танки с пробирками наперевес и воплем Long live the King, но тебе ли не знать  что войны ведутся и по-другому.
И именно по-другому Стигма их со вкусом ведет, ведь никто не спешит делиться своим местом под солнцем просто так. Воистину, где была бы корпорация, если бы исповедовала принцип непротивления злу насилием или держалась бы за свой нейтральный статус? Деньги, политика, теневое - в прямом и переносном смысле - влияние. И никаких очевидных союзов, разумеется. Другое дело, что не только Кинг дошел до такой стратегии.
- Сам говоришь, Семерка влиятельна. А ты провоцируешь их воспользоваться случаем и протолкнуть какой-нибудь закон о защите прав нелюдей. И не надо думать, что не пройдет. Да, конечно, сначала все возмутятся, как обычно, но рано или поздно проглотят это, разве не так было со всеми остальными правами? Это ж Америка, мать ее, страна равных возможностей. Сейчас кровососы, хоть и признаны, практически остаются вне закона, но если это изменится, насколько тогда подорожает твоя война  Курт? Останется ли она рентабельной или в самом деле придется основывать церковь?
Конечно, рано или поздно они в любом случае попробуют. Они уже начали: пока что не борьбу, а только подготовку. Сначала пропаганда, сопливые фильмы про переливающихся под лучами солнца благородных вампиров, потом - много случаев несправедливого угнетения  дальше - талантливые выходцы из среды и торжественные каминг-ауты. Проходили, сотни раз уже проходили подобное. Сам Генри, в общем, плевать хотел, кто чем питается, так же как наплевать ему было и на цвет кожи, и на то, кто с кем спит, и - кого еще там вроде бы дискриминируют? Не существовало низших и высших, расслоение шло совсем в другой плоскости: его интересы против интересов остальных. И на данном этапе его интересы в должной мере совпадали с интересами Вагнера.
- Выйди из пата  Курт: сверни разработки, отзови те партии, которые еще можешь отозвать, припугни дилеров, ну или что ты там говорил про массу способов закрыть рты. Твои финансовые отчеты будут целее, а время для того, чтобы запустить препарат в производство еще придет. Тогда, когда люди избавятся от этого романтического флера вампиризма, за который надо благодарить Брэма Стокера и Голливуд, и поймут, что кровососы - это примерно так же приятно, как каннибалы.
Во всяком случае, хотелось бы верить в человечество. Хотя у нового времени новые герои, и, кажется, доктор Лектер среди них.

+3

10

[indent]Здоровье — это прекрасно. Здоровье зелёное и пышно цветущее, круглобокое, с озорными ноликами в конце — это восхитительно. Курт родился в обеспеченной семье. Детство, раскрашенное благами, недоступными обыкновенным детям, прошло в радости. По меркам своего времени, маг получил отличное — лучшее, на которое он мог рассчитывать, — образование. Родители — оба маги, — наняли сыну прекрасных наставников. Всё это деньги — и немалые. Но подлинную цену денег немец узнал, когда потерял всё. Поэтому пришлось сделать ставку на веру.
[indent]Старый лис умолчал, но слишком громко подумал: Грейстоун здесь ни к селу, ни к посёлку городского типа. Ни тем более к городу, слишком много влияния они здесь имели. Вас здесь не стояло! Действительно, не стояло. До поры до времени. Скрывая фармацевтические разработки в сточных водах городских очистных сооружений, Курт рассчитывал, что хлопать себя по карманам, проверяя, что в них напихано, Круг начнёт в последнюю очередь.
[indent]Вмешательство незваного гостя спутало ему все карты. Когда он впервые узрел надоедливую рожу регента, первым желанием анарха стало утопить его в резервуаре с нечистотами. Было много подобных случаев со всяческими трубопроводами насосных станций, водозаборными узлами и бассейнами, и смерть бедного регента назовут несчастным случаем. Спустя несколько часов, а то и суток, изуродованное тело погибшего извлекут из трубы. План хорош всем, кроме одного: трагедия немедленно спровоцирует ряд проверок!
[indent]Но и с ним удалось договориться.
[indent]"Опять вода, кругом эта вода".
[indent]Чернильный юмор Генри вызвал у Курта кривоватую ухмылку. Немец поскрёб коротко стриженными ногтями щетину на подбородке.
[indent]— Это-то и паршиво. Влияние нелюдей растёт медленно, но верно. Информационная война как она есть. Романтизация кровососов. Развенчание мифов о кровососах. Интервью с кровососами. Появление новых терминов. Технологий. Мода на донорство, в конце концов. — Немец с остервенением провёл вдоль вен предплечья пальцами.
[indent]Когда речь заходила о пищевом донорстве, маг неизменно злобно и молчаливо его порицал. Это сродни наркомании, а всякая зависимость суть дорога в никуда.
[indent]— Я работаю над тем, чтобы такие законы не принимались, — уклончиво ответил немец.
[indent]"... и судьба бедняги Морриса тому пример".
[indent]— Что ты предлагаешь?
[indent]Давай. Двигай свой ультиматум Истинным. Анархия послушает и примет решение. Курт не знал, насколько правильным будет это решение, но сознавал, что примет его. Сегодня.
[indent]— Ты мне не веришь? Или предпочёл не услышать?
[indent]"Партии", "дилеры"... Мать-перемать! С другой стороны, у Хауэра все основания не доверять заклятому другу. Тут-то и осудить не за что. Курт умел складно врать с невозмутимой мордой лица.
[indent]Говоря откровенно, анарх распорядился в срочном порядке вывезти ту часть лаборатории "Солюшнс", которая не занималась биоферментными препаратами. В этом смысле, явившись лично, регент оказал Анархии величайшую услугу. Предупредил о скором визите. Природоохранной прокуратуры. Славно, что Вагнер не утопил его.
[indent]Он пока ничего не терял. Ну почти. Ничтожно малая плата за то, чтобы старый сказ да на новый лад не дошёл до болтливых языков за столом переговоров.
[indent]— Последние лет десять именно Круг выступает гарантом спокойствия Семёрки. Им это выгодно. Защищают свои интересы. Насколько это выгодно "Стигме", Генри?
[indent]Внимательно посмотрел, глаза в глаза. Машинально сунул руку в карман, проверяя наличие телефона. Забывать трубку где ни попадя становилось доброй традицией.
[indent]— Ты прав, — наконец согласился анарх. — Вероятность того, что Семёрка обвинит Круг в появлении токсичного препарата, существует. Но она невелика. Я сверну исследования.

+1

11

- Чем радикальнее мода, тем быстрее она сменится на свою противоположность. Увлечение вампирами не хуже моды эпохи диско, которая сейчас ничего, кроме смеха, не вызывает. Чего стоит опасаться, так это равнодушия и тотального принятия. Вот тогда можно считать, что война проиграна, и расходиться по домам. Убивать кровососов грязной кровью, значит выставлять их жертвой того, с чем они не могут бороться. Да это практически делает из них великомученников. Сам знаешь, чем это может закончиться. 
Хауэр молча кивнул, услышав о напряженной работе в отношении сдерживания законодательных инициатив. У него не было ни одного повода сказать, что немец действует неэффективно: законы ведь и правда пока не принимались. Другое дело, что история с украденными и доработанными формулами могла несколько подпортить статистику.
Надеяться на то, что Вагнер спокойно выслушает совет и тоже согласно покивает в ответ, было бы, пожалуй, слишком наивно. Впрочем, возражал он не слишком бурно. Хауэр только руками развел. Если бы это он украл формулу и вложил столько денег пусть даже не в массовое производство, а в то, чтобы довести препарат до ума, превратить его в то, чем в итоге отравился тот неразборчивый кровосос, он позаботился бы о пробных партиях, а еще, наверно, о том, чтобы не класть все яйца в одну корзину, значит, образцы должны быть и в других лабораториях. Это все было, вроде, довольно логично, но как же, кто-то посмел не поверить Вагнеру? Удивительное дело.
- Ничего личного, Курт. У меня сложные отношения с верой. Наверно с тех пор, как я впервые беседовал с доктором Ницше. Но если ты решишь-таки основать церковь, обещаю внести пожертвование.
Анарх вдруг остановился и стал смотреть как-то слишком пристально. Хауэр тоже остановился. Такие взгляды со стороны он не любил, они свидетельствовали о напряженной работе мысли или, что бывало нечасто, но всегда лучше перестраховаться - магии мысли. Привычка держать руки в карманах позволяла незаметно для оппонента сделать несколько жестов, и на этот раз он предпочел защитные. Но Вагнер не ударил, просто задал неудобный вопрос. На такие обычно не отвечают, и Хауэр бы проигнорировал его, однако диалог начинал напоминать взаимовыгодное сотрудничество, пусть и кратковременное, и терять это не хотелось. Некоторое время он молчал, закусив губу и думая, что может и чего не может сказать, потом ответил.
- Стигма стала тем, чем она стала, потому что не перла  против обстоятельств непреодолимой силы, но и по течению тоже не плыла, а пользовалась им, чтобы заставить работать свои турбины. Сейчас таким обстоятельством стали нелюди, точнее, их выход из подполья. Не можешь изменить то, что тебе не нравится, - хотя бы заставь это работать на себя. С поддержкой Круга течение становится слишком сильным, с этим сложно спорить. Ты прав в том, что рано или поздно это придется корректировать. Но более тонкими методами и в более подходящее время.
А потом Курт взял да и согласился с доводами. Неожиданно просто, хотя сказать - не сделать, и все шанс, что он действительно понял то, что пытался донести Хауэр, оставался.
- Хорошо. Пока случай единичный, можно списать на индивидуальную непереносимость или что-то подобное.
Что ж, это не вернет формулы, которые, похоже, давно стали достоянием общественности, но хотя бы поможет выиграть время. А время, что ни говори, - наиболее ценный и невосполнимый из ресурсов.
Генри не сомневался, что однажды ему придется вернуть Вагнеру аналогичной готовностью идти на уступки, если его сегодняшняя сговорчивость не окажется показной. Или платить чем-то еще. Например, еще один интересный вопрос из сегодняшней беседы так и оставался открытым, и тоже вполне мог стать разменной монетой
- Ты ведь планируешь выяснить, каким образом то, что, как ты уверен, не выходило из пробирок, оказалось сначала в крови донора, а затем и в желудке кровососа? Можешь рассчитывать на мою помощь в расследовании.
Личную, разумеется, не Стигмы. Стигма ведь не вступает в союзы, это все знают.

+1

12

[indent]"С верой сегодня у всех проблемы, кроме клыкастой сволоты. Зайди как-нибудь на воскресную службу в любой храм. Ты обомлеешь, сколько там нелюдей".
[indent]Подозрительный паршивец. Оно и верно: неразумно делать ставку на какую-то одну лабораторию. Однако подобрать такую, в которую Серые не сунут нос без лютой надобности, — самая что ни на есть проблема. Планировалось вести исследования в нескольких независимых друг от друга лабораториях. Но рядом с одной из них два с половиной года спустя разверзлась бездна в виде быстро ползущего разрыва. Ко второй слишком много неудобного внимания проявляли "серокаменные"... В итоге пришлось свернуть разработки в пользу "Wastewater Solutions", наименее интересной посторонним.
[indent]Доклиническая оценка препарата выявила исключительную его токсичность для вампиров. Впрочем, об этом говорилось задолго до начала работ, в сороковых годах прошлого века. Данная... особенность привлекла внимание Истинных, и Вагнер в погоне за сверхприбылью пошёл на рисковое инвестирование.
[indent]Толкуя о роковой ошибке, приведшей к проникновению на чёрный рынок смертельно опасных колёс, Курт допускал. Допускал головотяпство, человеческий фактор, ослабленную дисциплину, что угодно. Но со стороны "Стигмы", а не Истинных, и именно что допускал. Генри только что сказал нечто, пригвоздившее его к месту.
[indent]Планета на мгновение перестала вращаться. Десятки мелких разрозненных деталей встали по местам. Чудо-таблетка кого-то убила или серьёзно покалечила — "единичный случай". Экспериментальный образец Анархии Курт поместил в сейф. Позавчера. Как и когда он мог пропасть!
[indent]Немец снова провёл ладонью по лицу. Все защитные Знаки, сотканные у него под шкурой, налились болезненным током. Какая неприятная приятная новость: побочный эффект таблетки приводит к гибели реципиента. Но чёртово колесо укатилось в подпол раньше запланированного и нехило так раньше! От них!
[indent]В чистой зоне "Wastewater Solutions" обитала крыса...
[indent]"Или таблетки увели у "Стигмы", и у них началась внутренняя проверка", — заключил мысленно Курт. Неспроста, неспроста-а-а старый лис вызвонил его и настоял на личной встрече. 
[indent]— Beschissen, — глухо выругался немец.
[indent]Следует установить, кто именно сдох, а вампиры, несомненно, скрывают не то что личность погибшего, но и сам факт смерти при невыясненных обстоятельствах. Семёрка — замкнутое сообщество. Однако Круг... кто из Круга посвящён в детали случившегося?
[indent]Все эти выебоны с перекладыванием ответственности, с упоминанием громких фашистских имён, со смехуёчками над дырами в законодательной базе имели смысл только в том случае, если таинственное вещество оставалось в пробирке.
[indent]— Генри, — вкрадчиво начал Курт, любезным волком глядя на собеседника. — Я буду тебе весьма признателен за содействие. Весьма-а-а признателен.
[indent]"Я переверну весь город, не оставлю в нём камня на камне, но отыщу крысу, приделавшую ноги к моим таблеткам".
[indent]— Ты уверен в том, что донор нашим колесом закинулся?
[indent]Ухмылка — натурально звериная, — выдавала анарха с головой. Ледяная ярость внутри достигла температуры жидкого азота, посадила голос.
[indent]— Я разберусь. Дай мне знать, если найдёшь зацепки, а лучше выдай мне предателя, кем бы он ни был. У нас в Анархии с предателями разговор короткий.

Отредактировано Kurt Wagner (2017-11-25 00:09:32)

+1

13

Или Вагнер был очень хорошим актером, или произошедшее действительно стало для него неожиданностью. Сразу вот так кризис веры, конечно, не преодолеешь, но Генри все же сделал себе пометку насчет того, что, может быть, Курт не врал. Для "может быть" он при этом использовал заглавные буквы, красный хайлайтер и тройное подчеркивание, благо, в собственных мыслях с текстом можно было делать все что угодно. О "может быть" нельзя было забывать ни при каких обстоятельствах.
Идея с содействием анарху тоже неожиданно понравилась. А вот Хауэру больше понравилось другое. Колеса. Во все времена с момента появления у этого слова околофармакологического значения, "колесо" никогда не обозначало жидкость или, скажем, порошок. И, тем более, колесом не называлось абстрактное вещество, так  не вышедшее из пробирки. Колеса не значили и не могли значить ничего, кроме таблеток.
Препарат на стадии разработки, Генри. Никаких пробных партий. Мы просто взяли и спрессовали в таблетки незавершенные образцы - так нам проще их исследовать. Ты что, не веришь мне, Генри? А почему ты мне не веришь?
Да уж, "может быть" в случае Курта Вагнера было не просто перестраховкой, а ключевым моментом. Хауэр смотрел на него со смешанными чувствами. С одной стороны, его, кажется, держали здесь за идиота. Это было удобно, но при этом как-то даже... обидно. Не то, чтобы мнение немца в отношении своего интеллекта Генри считал решающим. Не то, чтобы он вообще считал решающим чье-нибудь мнение, кроме собственного, и все же. Когда, интересно, он успел дать повод к таким суждениям?
Зато с другой стороны это все было забавно. И Вагнер, который вдруг осознал, что его обокрали так же, как он обокрал Стигму, и сам факт того, что в Нью-Йорке, кажется, не осталось тех, кто не крал пресловутые формулы. Нет, в самом деле, можно было предположить, что эта разработка наделена собственным сознанием и сама выбирает себе новые руки, не задерживаясь в одних подолгу.
Не смеяться было сложно, смеяться - крайне недипломатично. Генри выбрал промежуточный вариант и в ответ на оскал немца изобразил ласковую улыбку доброго психиатра.
- Могу лишь повторить то, с чего начал. Это всего лишь мои домыслы, Курт. Построение домыслов уже довольно много лет - одно из моих любимых хобби. Может, тренировки дают результат, или просто у меня к этому талант, но довольно часто они недалеко уходят от истинного положения вещей. Однако доверять им или нет - твое личное дело.
На этот раз действительно только логичные построения, но вероятность ошибки была ничтожно мала. Конечно, были и другие вероятности, и тот, кто накормил собой кровососа-неудачника, мог получить дозу где-нибудь еще. Идеи, в конце концов, витают в воздухе, и нечто подобное могли разработать хоть в Аргентине, хоть в Сибири, на базе водки и медвежей крови. Но каковы шансы, каковы, мать их, шансы? Разум требовал воспользоваться наконец лезвием Оккама, заодно перерезав им же пару слишком жадных глоток.
- Я бы и не стал скрывать его, Курт.
Ложь, наверно. А может и нет. Генри не думал, что сделает, если вдруг найдет первопричину утечки. Казалось, что достаточно просто знать, чтобы воспользоваться при необходимости. Зато Вагнер показательно пылал праведным гневом, мысленно наверняка уже приговорив условного предателя к семи смертным казням, причем разными способами. И все только из-за упущенной выгоды? Хотелось посоветовать немцу относиться к деньгам проще, но, пожалуй, атмосфера была не та: такие слова воспринимаются как дружеское участие, а не откровенная издевка разве что после второй опустошенной совместно бутылки.
- Но когда я говорил о помощи, я имел в виду совместные действия. Подумай, если бы я рассчитывал только на свои силы, мне пришлось бы беспардонно вторгаться на твои территории. Разве тебе такое понравится? С другой стороны, сотрудничество, информационное в первую очередь, даст возможность действовать быстрее и эффективнее. Дай мне больше информации. Имена тех, кто имел доступ к разработкам, имена тех, кто понимал  к чему имел доступ. Этапы последних лет работы и достигнутые успехи. Все, что можешь. Так я смогу соотнести факты с тем, что есть у меня. Мы не просто найдем тебе твоего предателя - загоним его. Охота... не война, конечно, но тоже довольно весело.

Отредактировано Henry Hower (2017-11-26 19:25:04)

+1

14

[indent]Курт до крайности свирепо посмотрел на собеседника. Львиная — в прямом и переносном смысле слова — доля этого свирепства относилась к неизвестному злоумышленнику, который, вероятно, спиздил злоебучие таблетки, но остальную часть Вагнер успешно спроецировал на Хауэра. У "Стигмы" более совершенный образец вещества, исследования корпорации проходили в куда более человеческих условиях, чем идиотский отстойник. Поэтому "Стигма" наверняка опередила Истинных в успешности исследований на шаг, а то и два. Генри намекал на то, что это у Анархов умыкнули таблетку. Но где гарантия, что не у "Стигмы"? Если безопасники "Стигмы" проебались, позволив стащить целую формулу — Курт, к слову, потратил на это целое состояние, — логично попросить:
[indent]— Проверь у себя. Никто не застрахован. Человеческий фактор.
[indent]Анархия, Анархия, Анархия. На первый взгляд, общность, начисто лишённая упорядоченности, структуры. Многочисленные ячейки, фракции, и всякая обладает своими особенностями миропонимания, отношения к нелюдям и их месту в социуме, к политике, к Серым, к тому, как надо вести дела и себя в цивилизованном обществе... вот этим всем Курт пытался управлять. Установить некое подобие единоличной власти. Власти, которая в принципе претит основам основ Истинных последователей. Он мог стать первым. Но среди равных. В этой среде, хаотичной и разрозненной, непокорной и труднопредсказуемой решали деньги. Вот почему Курт боялся их потерять. Деньги представляли собой универсальный инструмент влияния. Что на мир, что на Анархию в этом мире.
[indent]О предателе Генри высказался коротко, но немцу его ответ пришёлся по душе.
[indent]— Хорошо.
[indent]Он помолчал, рассматривая фигуру стигмовца ровным непроницаемым взглядом. Значит, неизвестно, чья это ошибка, верно? Злость слегка улеглась, перестала морозить изнутри глотку, и Курт обронил:
[indent]— Было бы неплохо знать, Генри, кто рассказал тебе о том, как именно попали к нам стигмовские формулы. Но ты не выдашь, я в курсе, — после чего поменял тему. — Семёрка будет землю носом рыть, а установит, откуда в городе токсичные доноры. Конечно, установит: кушать-то нужно. Но если они привлекут к расследованию Круг...
[indent]С Гудзона тянуло влагой. Кровь в месте пореза на руке проступила изнутри, пачкая ткань. Пора с этим завязывать: Знаки Знаками, а нервишки неплохо бы и подлечить. Не так-то не прав Гесс, улетев на острова в самый разгар ёбанки. "Сейчас никто и с места не двинется", — сказал он перед отъездом. В чём-то меланхоличная скотина Генри Гесс прав. Ни туда, ни сюда, ни куда-то в третью сторону, везде задеты чьи-то интересы.
[indent]"Ба-а-а, приятель! Благими намерениями дорога в ад".
[indent]— Я проверю, действительно ли у нас. — Курт не договорил, что именно сделали, слово "своровали" его злило сверх меры. — Ты проверишь, а вдруг ваше. Не понравится, конечно, но если подтвердится, ты получишь. Явки, ставки, пароли. Что угодно. Если мы так и не установим, чьё добро гуляет по городу, будем действовать по обстоятельствам. Пока мне нужно свернуть исследования, потому что со дня на день у нас будут дорогие гости.
[indent]Оперативники Круга, а то и куда более почтенные господа. Вопрос времени. Времени, которое потребуется Ренье Алари, чтобы понять: Курт Вагнер обманщик.
[indent]— Серые не должны в это влезть, — несколько рассеянно повторил он. — Мне нужны сутки. Максимум — двое.
[indent]"Выявить крысу не так важно, как замести следы. Удавить ублюдка я всегда успею, а вот спрятать целую лабораторию — проблема".

Отредактировано Kurt Wagner (2017-11-29 20:30:45)

+2

15

Если бы убойная сила взгляда напрямую зависела бы от его выразительности, имя Вагнеру было бы Абаддон. Было очень любопытно, долго ли Курт тренировался, чтобы достичь такого впечатляющего эффекта, и зачем. Хотя ладно, наверняка на юных и неопытных это производило сильное впечатление. Генри же и без испепеляющих взглядов прекрасно понимал, что с этим веществом, точнее, с утечкой, все они ходят по тонкому краю весьма глубокого дерьма. Как и то, что если места на этом краю для двоих будет недостаточно, любой из них без колебаний и угрызений совести подтолкнет другого. А еще он знал, что и Курт - не дурак, и тоже это понимает.
- Само собой. Я лично собираюсь курировать проверки в Стигме.
"Те самые, которые уже начались. Даже если твои люди внутри корпорации не удосужились сообщить тебе об этом, Курт. А ты ведь так на них рассчитывал, верно?"
В ответ на вагнеровское "было бы неплохо" Генри только философски улыбнулся и пожал плечами. Было бы неплохо, чтобы таблетки навсегда остались в ведении Стигмы. Было бы неплохо, чтобы миром правили разум и взаимопонимание. И чтобы на Манхэттене в пятницу вечером не было пробок. Очень многие явления можно было классифицировать как "было бы неплохо". С утопичностью некоторых приходилось мириться. И было бы нкплохо, если бы это не пришлось объяснять.
Не пришлось: немец соскользнул с неприятной темы, очевидно, понимая, что так просто ничего не добьется, и вернулся к насущным вопросам. Да уж, кроме человеческого фактора, присутствовал в этой проблеме фактор нечеловеческий: вампирьё, пытающееся выяснить, кто отравил их бездонный колодец, вполне могло доставить неприятности. Еще больше - если им удастся. Собственно, с этого и начали разговор.
- Во всяком случае, они попытаются. И не остановятся, пока не выяснят, здесь ты прав, но нельзя исключать вероятность того, что они ошибутся.
Другими словами, необходимо позаботиться о дезинформации и, пожалуй, сделать это каким-нибудь менее очевидным способом  чем просто скормить Муру то, что должны узнать в Семерке. Вот об этом следовало думать в первую очередь. Не кто виноват, а что делать, чтобы виноватым не выставили тебя.
И опять Вагнер не стал артачиться и, пусть с оговорками и условиями, но согласился выдать доступ к информации. Очевидно, новость задела его даже больше, чем он пытался показать, ну или красноречие Хауэра, но Генри не был настолько тщеславен, чтобы приписывать все заслуги себе. А вот с другими можно было хотя бы попытаться.
- Сутки у тебя будут, может, немного больше.
Хауэр не стал врать, что благодаря ему, но и мешать анарху понять фразу именно таким образом тоже не стал. У него не было возможности прямо влиять на серых, а просить регента подождать сутки-двое, пока Вагнер заметет следы, было вообще идеей гротескной, если не сказать сюрреалистичной. Зато у него было представление о том, сколько времени нужно, чтобы Круг раскачался на какие-то более или менее осмысленные действия. И это точно больше  чем двадцать четыре часа. В общем, он не слишком боялся промахнуться в расчетах.
- Но действовать лучше начинать прямо сейчас. Не зря же ты встал в такую рань, верно?
Генри посмотрел на часы. Рань плавно переходила в день, и даже здесь, в Инвуд Хилл, людей было немало, стоило только пройти несколько десятков метров и вернуться на нормальные дорожки. И, хотел он того или нет, самое время было возвращаться, вливаться в толпу и сливаться с ней, чтобы ненавязчиво направлять ее изнутри, потому что более эффективного способа до сих пор не придумал никто.
- Рад был узнать, что мы можем найти общий язык, когда речь идет о деле. До встречи, Курт, и держи меня в курсе.

+2


Вы здесь » Fade to Black » Over and Done » daylight


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC