Fade to Black

Объявление

The New York Observer
Убийца отца практически дышал ей в затылок, и эти еле ощутимые вибрации мертвеца, который обязан гонять по лёгким воздух, чтобы издевательски посмеиваться, липким чувством бессилия бежали по коже. Будто собака из эксперимента Селигмана, Клэр осознавала: новая боль наступит, и с этим ничего не сделать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Stories untold » Передай добро по кругу


Передай добро по кругу

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Меня терзают смутные сомнения — на вас точно такая же замшевая куртка, как у Шпака…

RAINIER ALARIE, HENRY HOWER

4 мая,
Алпайн, Нью-Джерси, дом Хауэра
+10, облачно

Призрак бродит по Европе, призрак... Уже не коммунизма, а идеи одного небезынтересного препарата. И уже не только по Европе. Но то, что недоработанные формулы переходят из рук в руки, обрастая по дороге вариациями, не может не беспокоить заинтересованных лиц. Вот и Ренье Алари небезосновательно забеспокоился, обнаружив, что причастен к разработке, которую не одобрит Круг. Хорошо, что под рукой всегда есть знакомый с полным минибаром легкой седатики. Кстати, знакомый все еще ничем не обеспокоен? Ну, это легко исправить.

Отредактировано Henry Hower (2017-11-17 22:23:16)

0

2

Несмотря на открытия последних дней и даже часов, Ренье был спокоен. Абсолютно и непоколебимо спокоен. И именно поэтому Локус не покидал его пальца. Точнее, не “поэтому”, а “потому что”. Кто-то смотрит на мерные удары прибоя о берег, кто-то следит за огненным танцем языков костра, а Ренье завораживало колыхание Завесы. Если совсем накатывало, можно было заглянуть на ту сторону. Или даже прогуляться. Этот пугающий и одновременно притягательный мир гасил эмоции, впитывал их в себя, оставляя даже не спокойствие - равнодушие. А может, это всё ему только казалось, включая подаренную Тенью расслабленность.
Возможно, имело смысл позвонить Брендону, договориться о встрече и выложить всё, как есть, до того, как вся эта история неизбежно дойдёт до Круга. Было ли это самым рациональным поступком? Нет, вряд ли, всего лишь самым простым, так что Ренье набрал совсем другой номер. С Тауэрсом он тоже, конечно, поговорит, только не сейчас, а когда поймёт, что именно стоит говорить магистру, а без чего он как-нибудь переживёт.
Перед тем как выловить из бесконечного потока снующих по городу машин свободное такси, он заглянул в небольшой винный магазинчик, хозяин которого уже давно считал доктора Алари своим постоянным клиентом и нередко радовал специально для него привезёнными редкостями. Вот и сейчас… Первый приятный среди слишком большого количества недавних сюрпризов, этот заставил заподозрить виноторговца - самого обычного человека без следа магии или одарённости - то ли в умении предвидеть будущее, то ли в слежке за регентом. Угадал, ничего не скажешь.
Уже сидя в такси, Ренье отстранённо разглядывал бутылку с чёрным орлом на желтоватой этикетке, пытаясь понять, когда он успел безнадёжно увязнуть в политической паутине. Ведь тогда, в те времена, воспоминания о которых будило это вино, всё было так просто и понятно, а он сам верил, что так будет всегда, что его ждут века, не обременённые ничем сложнее сиюминутных задач… Смешно.
Чпок!
Таксист вздрогнул от неожиданности и, отвлекаясь от дороги, покосился на пассажира. Ренье лениво вертел в пальцах пробку, которая выскочила, пробив внешнюю обёртку. Поймав недоумённый взгляд водителя, пожал плечами и сделал несколько глотков прямо из бутылки. Всё-таки, отличное вино, что ни говори!  Остаток пути он провёл, расслабленно откинувшись на спинку сидения, с довольной улыбкой на лице.
Остановить он попросил на пересечении Никербокер-роуд и Мэдисон-авеню, а оставшийся путь проделал через Тень. Быть может, это было просто глупой предосторожностью, но, честное слово, ему совсем не хотелось ко всему прочему ещё и объяснять, что регент Круга забыл в доме пресс-секретаря Стигмы да ещё и с бутылкой начатого вина.
Встретившему его Лиаму, которого уже много лет как следовало звать Генри, Ренье эту самую небрежно заткнутую торчащей наполовину пробкой бутылку и протянул.
- Шлосбёккельхайм, 1925, - гордо объявил он то, что и так было написано на этикетке. - Оно почти не хуже того, что мы пили в восемнадцатом. Помнишь, из запасов того офицера? - подумал немного и авторитетно добавил: - Я проверил.
Французы могли сколь угодно гордиться своим виноделием, но Ренье уже давно утвердился в мысли, что сравниться с тем, что делали на холмах, обрамлявших Рейнскую долину, все эти Шато и Бордо не могли, сколько бы не пыжились их изготовители.
- Генри, если бы Стигма собралась устроить мне крупную подлянку, ты бы меня предупредил? - в лоб спросил Ренье, когда с приветствиями было покончено.
Звучало это примерно так же, как и “Папа, ты же прогонишь монстра из моего шкафа, если он вылезет?”, а Алари ещё и задал вопрос примерно с тем же уровнем серьёзности и надежды на честный ответ. Потом сам же коротко усмехнулся и махнул рукой:
- Ладно, вообще мне нужно твоё профессиональное мнение. Позволишь воспользоваться?
Сидеть в доме Хауэра он неизменно предпочитал журнальном столике в гостиной. Этот стол был идеальным. Пониже обычных столов, повыше большинства стульев, без каких-либо вычурных и мешающих сидеть обрамлений по краям и достаточно устойчивый, чтобы раз за разом выдерживать подобное обращение. Кажется, делавший его мастер задался целью создать идеальный стол для Ренье Алари. Только вот оказалось это чудо почему-то в доме у Генри Хауэра.

+2

3

Необходимость весь рабочий день просидеть в своем кабинете раздражала, но еще больше выматывала. Выматывала куда больше, чем сложные переговоры, многочасовые перелеты или выходы за завесу с сопутствующими магическими поединками. То была хорошая приятная усталость, эта - усталость до боли непродуктивно потраченного времени. Увы, обстоятельства складывались так, что хотя бы один раз в неделю Генри приходилось заходить в громадину из стекла и металла в самом сердце Большого Яблока, а значит, и всей боже-храни-Америки, не делать слишком постную мину и разбираться с бесконечными бумагами, участвовать в совещаниях и тратить весь день на решение мелочных проблем. А работа - настоящая работа - откладывалась, часто на выходные, впрочем, что такое выходные в мире, где, хочешь того или нет, ты всегда в пределах досягаемости, на расстоянии нескольких цифр телефонного номера.
Сегодня как раз был один из таких бестолковых дней. Телефон в очередной раз напомнил о себе во время необычайно важного совещания, на котором Генри чувствовал себя кем-то вроде почетного гостя, совершенно не понимая, зачем он здесь понадобился. Махнув рукой, чтобыине прерывали доклад - иначе это закончится на пять минут позже, чем могло бы - он вышел в коридор и договорился о встрече с человеком, который не имел привычки назначать встречи просто так, потому что вечер выдался свободный. На совещание он уже не вернулся, только сообщив ассистенту, что хочет увидеть его протокол после окончания.
К назначенному времени любопытство Хауэра насчет этого визита не то чтобы несколько утихло, скорее было заглушено все той же усталостью от офисной бессмысленности. Идею о том, чтобы самостоятельно приготовить что-то съедобное он отбросил еще на пути домой: не то чтобы совсем не умел или не любил, но давно уже уверился в мысли, что каждый должен заниматься своим делом. Кроме того, вряд ли Алари интересовал его холодильник, скорее уж небольшие, но со всем возможным вниманием и заботой пополняемые запасы винного шкафа. Эта догадка косвенно подтвердилась, когда на пороге Ренье, как истинный джентльмен, галантно пропустил бутылку вперед. Впрочем, истинность его джентльменства несколько преуменьшалась тем, что дама была уже... хм... откупорена.
Генри взял вино и выразил свое восхищение выбором, довольно кивнув головой. Пробурчал что-то неанятное, но, вне всякого сомнения, одобрительное  ненадолго отошел, чтобы через пару минут вернуться с наполненными бокалами и нарезанным сыром. Проблема с ужином решилась проще, чем он предполагал, а подавать к айсвайну мясо было бы кощунством.
Вино было прекрасным в своей легкости, и на какое-то время Хауэра посетила надежда на то, что таким же будет и разговор. Ну а что, может, Ренье жениться решил и пришел пригласить старого друга шафером. Увы, Алари слишком быстро продемонстрировал, в каком роскошном гробу видел эти надежды. Генри чуть приподнял брови в знак удивления, отвечая на вопрос.
- Естественно.
И он не лгал. Джошуа Кинг был кем угодно, но не кретином, и если бы он решил, что его пресс-секретарю необходимо знать о готовящемся наступлении на регента, знакомство и, насколко это возможно, дружеские отношения с которым, Хауэр от него не скрыаал, это могло бы значить только одно: он хочет, чтобы информация дошла до адресата. Так что не передать ее значило бы подвести обоих. Другое дело, что такие вопросы не задают из праздного любопытства. Однозначно, это была увертюра к чему-то значительному. Например, Ренье собирался сообщить о готовящемся наступлении уже на Стигму. Генри не торопил его, только вина долил: вечер обещал быть долгим.
- Само собой, Ренье. Профессиональное мнение хирурга, специалиста по связям с общественностью или человека, который может устроить тромбоэмболию легочной артерии так, что любой патанатом на библии и конституции присягнет о естественности этой печально нелепой смерти?
Он подхватил с тарелки ломтик сыра и сделал еще один глоток из бокала, потом только расслабленно откинулся на спинку кресла. Хорошо... Пока еще хорошо, но скоро опять будет проблема. И хочется сказать: остановись, мгновенье, - но прекрасно знаешь, что ни один уважающий себя Мефистофель не станет работать в Нью-Йорке, себе дороже выйдет.
- В любом случае, весь мой жизненный опыт к твоим услугам. Так что тебя беспокоит?

+1

4

Естественно, ответом на его вопрос могло быть только “естественно”. Предопределённостью ответа это сильно напоминало все эти логические задачки про правдолюбов и лжецов. Только там вопросы обычно задавались ради какой-то новой информации, а здесь? Ну, вообщем-то тоже, только не для него, а для Генри. Он же не считает регента впечатлительной девушкой, пристающей к парню с вечным “А ты же меня любишь?” просто потому что сказать нечего, но хочется?
Ренье потянулся за предложенным бокалом и отпил немного. Он понимал, что всё, что он сегодня сообщит Генри Хауэру, станет достоянием Стигмы, и его это вполне устраивало. Особенно если собеседник не станет играть роль вежливого слушателя, а внесёт и свой посильный вклад в разговор.
Вообще, Генри говорил так, что к его перечислению возможных качеств захотелось добавить и “профессиональный психотерапевт”. Во всяком случае, именно такими он их представлял по фильмам, а в жизни как-то сталкиваться не приходилось. Он даже быстро глянул себе за спину, убедившись, что у журнального столика не выросло вдруг мягкой спинки и не на что расслабленно откинуться, пока Генри будет проникновенно задавать вопросы и очень внимательно слушать. Без спинки очарование не работало, и регент деловито выбрал:
- Последнее. И второе, пожалуй, тоже, - ещё отпил вина, оставив лишь немного на самом дне, отставил бокал на край того же столика, на котором сидел. - Я слышал, Стигма активно работает с… - официальным термином, насколько он знал, никто не озаботился, пришлось импровизировать, - магически активными веществами. Ты сам в этом разбираешься?
Вопрос он задал больше из вежливости, по умолчанию считая, что, разумеется, Генри разбирается. Когда у тебя под носом кто-то развлекается такими вещами, нельзя же их просто игнорировать? Вон сам Ренье вился вокруг исследовательского отдела Круга ещё до того, как сам начал в этом хоть что-то понимать - интересно же! Он выудил из брошенной на пол сумки ноутбук, и пока включал, вводил пароль, открывал нужные программы, рассказывал:
- Мне в руки попала одна дрянь, и она явно фонит в Тени, я чувствую. При этом само вещество вроде бы стабильно - по структуре похожа на олигопептид с восемью основаниями. Ведёт себя похоже, но масс спек не сходится, думаю, там радикалы какие-то другие… В общем, я пытался определить структуру ЯМРом, и вот, - он развернул ноутбук к Генри, чтобы тот имел возможность полюбоваться на лес пиков, похожий на какую-то очень припадочную кардиограмму. - Они все такие, все восемь, - пожаловался он. - Молекулы маленькие, образец чистый, я уверен, а на выходе - вот эта каша с какими-то совсем уж дикими сдвигами. У вас такие бывают? Как вы их обрабатываете?
Уже задав вопрос, Ренье немного виновато подумал, что оценивать спектр ЯМР на глаз должно быть очень проблематично, так что Генри может даже и не уловить суть проблемы, но всё равно решил дождаться вопросов, прежде чем давать новые пояснения. А пока можно и сыр хауэрский попробовать.

+1

5

Выбор ипостаси, от лица которой предстояло давать советы, Генри оценил. С этой стороны ему нечасто приходилось теперь решать задачи, и задачи эти были деликатными  и непростыми. Но ведь в то же время, а может и благодаря этому, наиболее нетривиальными и интересными. Как бы то ни было, Алари умел заинтриговать, так что дополнив оба бокала, Хауэр не спешил пока пить из своего, подозревая, что в ближайшее время ему может понадобиться не замутненное алкоголем восприятие.
Обывателям никогда не нравилась мысль о том, что крупнейший фармакологический концерн занят выпуском самых обыкновенных, пусть и разной сложности, препаратов. Поэтому, конечно, регент слышал, слухов вокруг было предостаточно. Над распространением некоторых трудился отдел Хауэра, другие самозарождались, третьи, под настроение, Генри сам закидывал  всеть, где они на ура шли на всяких тематических форумах, где собирались любители теорий заговора. Со "Стигмой" всегда было так, и так и должно было быть: кто-нибудь что-нибудь слышал, но никто ничего не мог доказать. Тогда чего Ренье собирался добиться сейчас? Подтверждения из первых рук? Генри неопределенно покачал в воздухе раскрытыми ладонями. Каков вопрос, таков, собственно, и ответ: он был слишком далек от того, чтобы считать себя специалистом в обозначенной отрасли, но и с тем, что понимал он чуть больше среднестатистического пресс-секретаря компании, глупо было бы спорить. Впрочем Ренье не стал останавливаться на туманных вопросах и быстро перешел к конкретике.
Хауэр посмотрел на пики и задумчиво потер подбородок. Картина была, в целом, знакомой, невозможные сочетания не пугали и даже не слишком впечатляли, может быть именно потому, что сложно поразить того, кто разбирается в вопросе скорее на любительском уровне, и настоящее умение удивляться приходит с опытом и пониманием. Но сейчас его беспокоил совсем не тот факт, что он не может выдать Алари с ходу и не задумываясь совет о том, что делать со странным веществом. Его беспокоило то, с чего начался разговор, так неожиданно перескочивший  с вопросов доверия на темы исключительно научные.
- Ко мне в руки не слишком часто попадают результаты такого рода исследований, но врать не буду, нечто подобное я видел.
Видел, кажется, в контексте того, о чем регенту Круга ни знать, ни даже слышать было не положено, но мало ли. Сколько таких странных каш и диких сдвигов могло возникать при исследовании других проектов? Тень не собиралась послушно вписываться в рамки того, что по эту сторону завесы считалось нормальным, так что любое вещество, структура которого была так или иначе завязана на магию, могло давать визуально идентичные результаты. Хорошо, что вообще аппаратура цела осталась: электронные мозги сворачивались набекрень при столкновении с неразрешимыми задачами намного проще и охотнее, чем живые.
Генри выудил из кармана телефон и за несколько секунд нашел нужный контакт. Может, рабочий день для кого-то и закончился, но не для того, чьи знания, умения и навыки могли понадобиться Хауэру, пусть даже и по личному вопросу. В конце концов, "Стигма" предлагала сотрудникам более чем пристойную компенсацию за то, чтобы они оставались полезными не только с девяти до пяти и при этом не страдали излишним любопытством.
- Могу прямо сейчас связаться с человеком, который не только видел, но и куда лучше меня представляет, что с этим делать. Объяснишь ему проблему, перешлешь свои результаты, к концу второй бутылки проблема решится.
Но, конечно, мог и не связываться. Если не было необходимости. Если вопрос вообще был не о том. У Ренье наверняка хватало собеседников, чтобы обсуждать такие вот магонаучные проблемы компетентно, а не кое-как. Но пришел он именно сюда, и именно с уверенностью, что нужные готовые решения есть именно у "Стигмы". Что это могло значить? Генри в голову почему-то не приходило ни одного ответа, который мог бы ему понравиться, окажись правдой. Он отпил из своего бокала, пытаясь перебить вкусом вина мерзкий привкус поднимающей голову паранойи и, подумав немного, решил поступиться излюбленным стилем ведения беседы, который так забавно выводил из себя одних и заставлял других делать нужные выводы, которые потом никак нельзя было подтвердить цитатой. Но поскольку ни первого, ни второго он от Алари добиваться не собирался, можно было позволить себе пару вопросов в лоб в расчете на не менее прямые ответы.
- Во всяком случае, вот эта ее часть, - Генри выразительно кивнул на испещренный пиками монитор. - С другой стороны, у тебя будет время объяснить мне другую: что за дрянь, и как она связана с подлянкой, которую предположительно готовит тебе "Стигма"?

0


Вы здесь » Fade to Black » Stories untold » Передай добро по кругу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC