Fade to Black

Объявление

WELCOME TO NEW YORK!
апрель 2016 года, на месте взрыва на Манхэттене еще оседает пыль.
В городе объявлен красный, высший уровень террористической угрозы, некоторые требуют ввести военное положение. Манхэттен изолирован от внешнего мира - на выездах из боро, на мостах и в тоннелях, выставлены кордоны Национальной гвардии.
Все еще только начинается.
Must read
О проекте Сюжет Список персонажей Занятые Внешности Навигация по матчасти Нужные и акции от АМС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Violent souls » Henry Hower | human


Henry Hower | human

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ГЕНРИ ХАУЭР | HENRY HOWER
Пресс-секретарь корпорации "Стигма"

https://i.imgur.com/tqY2Ztb.jpg
Jude Law


Имя: Генри Хауэр (Лиам Браун)
Раса и возраст: Маг, 150
Место рождения и дата рождения:   1866, Альварадо, Вирджиния
Профессия: Медик, специалист по связям с общественностью. Пресс-секретарь "Стигмы"
Лояльность: Корпорация "Стигма"
Семейное положение: лет сто как вдовец

О ПЕРСОНАЖЕ

Какими бы ни были времена и какими бы ни были войны, дети этих самых войн будут рождаться. Лиам родился немногим после окончания гражданской, отца никогда не знал, только предполагал, полагаясь на обрывочные рассказы матери, что тот был в одной из армий, но чем руководствовалась в порыве страсти девчонка, которую в родном городке считали "немного не в себе" - жалостью к проигравшему или восхищением победителем - Лиаму узнать так и не удалось, потому что к тому времени, как он начал подробно интересоваться вопросом, окончательно свихнувшаяся женщина не могла вспомнить даже то, какого цвета мундир был на этом герое войны.
Уже позже Роберт Хендерсон объяснил Лиаму, что ее сумасшествие было последствием магии, которой ее никто не учил управлять. Лиам не хотел так. Именно поэтому взялся за свое собственное обучение с таким рвением, которого едва ли можно ожидать от подростка  когда речь идет большей частью о скучной теории. А осваивать пришлось многое, в конце концов, до знакомства с наставником он не умел даже читать, а считал в основном в пределах двадцати: сколько хватало пальцев. Брауном, кстати, Лиам стал тогда же: свою фамилию, по понятным причинам, он не мог унаследовать ни от матери, ни от отца.
Может быть, Хендерсон был впечатлен работоспособностью своего ученика или его готовностью без лишних обсуждений и, тем более, споров, выполнять любые указания, лишь бы добиться нужного результата. Возможно, свою роль сыграли эти самые результаты, которые к концу обучения были если не впечатляющими, то вполне убедительными. Как бы то ни было, когда Лиам прошел испытание, он получил от своего наставника наилучшие рекомендации, которые открыли ему путь в Круг. Его ждали два десятка лет оперативной работы: небезынтересной, но довольно однообразной. В своей группе Лиам был чем-то вроде медика, ведь далеко не всегда соприкосновение с Тенью заканчивается для магов хорошо, чаще всего, предпринимать меры, позволяющие неудачникам дожить до нормальной медицинской помощи, надо прямо на месте. Это, впрочем, у Брауна получалось неплохо, но двадцать лет такой жизни не только научили его тонкостям обращения с человеческим телом и тому, как его можно сломать и починить, так же как и здоровому цинизму, но еще и заставили волком выть от скуки.
В общем, война началась более чем вовремя. Конечно, Штаты едва ли имели отношение к тому, что происходило за океаном, но Лиам просто не мог упустить возможности сменить обстановку, и когда Круг наконец решил, что его интересы война тоже затрагивает, был одним из первых добровольцев. Нельзя сказать, что его вдохновляли кровавые реки и стоны умирающих, вовсе нет. Скорее, сложные и нетривиальные новые задачи, решать которые приходилось в условиях отсутствия всего, кроме магии и собственного энтузиазма. Это был совершенно новый опыт, опыт, который сподвигнул Лиама к тому, чтобы после окончания боевых действий наконец получить полноценное медицинское образование и даже засветиться в качестве восходящей звезды в области хирургии и трансплантологии.
Впрочем, слишком высоко звезда не взошла. Помешала все та же скука, помноженная на глупую случайность. О чем был тот спор - о превосходстве магии жеста над магией слова, или о превосходстве магов над всеми остальными - Лиам едва ли мог вспомнить даже десять лет спустя. Спор перешел на личности, потерял интеллигентную составляющую и закончился дуэлью, попросту говоря, банальной магической дракой. Точнее, этим он закончился для оппонента, для Брауна же - унизительным заключением в Райкерсе.
Райкерс. Он хотел бы сказать  что вспоминает тюрьму как ночной кошмар, но это было бы ложью. Он помнил реальность этих часов, дней месяцев, лет. Кто-то в руководстве, конечно, был осведомлен об особом заключенном. Круг сделал все, чтобы при своих способностях Лиам не имел ни малейшего шанса на побег. Но не Кругу судить о шансах, разумеется, однажды он выпал. Выпал в лице знакомого еще с военных времен мага, который не любил называть свое настоящее имя, быть может, потому что и сам не слишком хорошо помнил его. Для Лиама, а потом и для всего мира он стал Джошуа Кингом и, в соответствии с именем, скромно предложил свое королевское помилование и новозаветное всепрощение.
Так Лиам стал свободным человеком и при этом должником. А еще так он стал Генри Хауэром и опять оказался в Европе. Впрочем, об этом он не жалел ничуть.
Для него определили место в самом сердце прогрессивной науки, в Нюрнберге, и главной задачей его было внимательно смотреть по сторонам. Что немцам наплел Джошуа, Генри не знал, но те не проявляли особой подозрительности и вполне дружелюбно приняли иностранного коллегу. Остальное было делом техники. К концу войны у Кинга была информация о всех более или менее стоящих исследованиях нацистов, связанных с медициной, а у Генри - еще один бесценный опыт и очень влиятельный покровитель.
Который, впрочем, после сорок пятого пропал на десять с лишним лет, видимо, считая долг выплаченным, а напомнил о себе вновь только в конце пятидесятых, на этот раз проектом с грандиозным потенциалом, в котором Генри отводилась далеко не последняя роль. Хауэр умел ценить потенциал, да и что уж там, ему и просто нравился этот псих, который с энтузиазмом пятилетнего ребенка готов был разобрать мир, чтобы посмотреть  как он устроен, не особо задумываясь над тем, сможет ли собрать его обратно. Над этим стал думать Генри, но уже значительно позже.

СЕМЬЯ И ОКРУЖЕНИЕ

Живых родственников нет.
Роберт Хендерсон - бывший наставник.
Джошуа Кинг - в какой-то мере, наставник нвнешний. Непосредственное начальство и тот человек, которому Генри когда-то был обязан своей свободой, однако считает долг выплаченным. Что об этом думает сам Кинг, неизвестно.
Ренье Алари - это приятное знакомство едва ли афишируется с обеих сторон. Тем не менее, длится оно уже около века, иногда не ограничиваясь дружескими беседами за допустим чаем, и окрашиваясь яркими цветами взаимовыгодного сотрудничества.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ

СВЕДЕНИЯ ОБ ИГРОКЕ

Посты пишу обычно в течении 1-2 дней после появления долга. Обычно на 3-4 тысячи символов.
Играю почти все, люблю в сюжет, не умею в нагромождение красивых метафор. Договороспособен. Не слишком люблю в игре предопределенность, но могу так, если надо. Если в посте что-то не устраивает - обращайтесь, разберемся. Активный мастеринг, даже внезапный, одобряю.
С игровыми целями буду разбираться по ходу, для начала соответствуют политике Стигмы.
Пишу с телефона, опечатки будут неизбежно.

ХРОНОЛОГИЯ ИГРЫ

Ваш текст.

+2

2

WELCOME TO NEW YORK!
С принятием, новоприбывший! Прежде, чем ты на полном основании сможешь гулять по Тени, пить по подворотням кровь или бегать за упырями с серебряным колом, несколько завершающих шагов.
Сфотографироваться на документы
Занести личное дело в ФБР
Получить паспорт

После этого можешь смело идти в ближайший бар или пошариться по улицам города, вдруг тебе повезет?
Искренне твой,
Смотритель балагана

0


Вы здесь » Fade to Black » Violent souls » Henry Hower | human


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC