Fade to Black

Объявление

Welcome to NY!
[апрель-май 2016 года]
Магический взрыв на Манхэттене пробил брешь в ткани Завесы. Следы преступления ведут к тем, кто должен обеспечивать всеобщий порядок. Кому теперь залатывать эту рану? Действовать нужно быстро. Воспаление коснулось ткани пространства. Регресс времени уже начался.

The New York Observer

14.02 — С Днем всех Влюбленных, друзья, цените свои вторые половинки и играйте любовь в игре х)
15.01 — День рождения форума! Нам исполнился 1 год! ПОЗДРАВЛЯШКА

NEED YOU

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Memory remains » the kids aren't alright


the kids aren't alright

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ALAN HEIFETZ, BLAS ZARAGOZA

24 марта, поздний вечер.
«Солт хмурится, не обращая внимания. Потому что кроме «Теофаста» замечает еще несколько книг, которых у Райана О’Нила быть не должно. Но, все-таки, кроме них есть еще какие-то листы с записями, которые Райан О’Нил делать не мог, но которые исписаны его почерком.
Спустя час Солт едет к Алану.»

0

2

Чем хороши были старые строения, так это тем, что в них были очень высокие потолки. Чем хороши были старые складские здания. так это тем, что тут все очень высокие стены были глухими. Впрочем, библиотека Алана располагалась в самом центре жилища. Ее он обустраивал с упорством настоящего маньяка, умелого мага и совершенно сумасшедшего библиофила. Сюда нельзя было попасть просто так. Это место нельзя было поджечь, прослышать, затопить, сделать подкоп... Этого места не существовало. Физически. Комната была, а библиотека появлялась по требованию. И то верно, выставлять свое сокровище практически на всеобщее обозрение. Ха. Не для того Алан ее собирал почти... Короче, очень долго.
Сейчас библиотека была на месте. И являла собой.... Библиотеку. Стеллажи, стеллажи, рабочий стол, еще много-много стеллажей. Тут можно было легко потеряться, на что,в прочем, и был расчет. Гостей тут не ждали.
Алан развалился на диване в дальнем углу и предался разврату: читал комиксы. Точнее сказать, рассматривал картинки.  Это прискорбное со всех сторон для настоящего библиофила увлечение он подцепил не так давно от своих студентов. Подошел к вопросу со всей ответственностью, спустив почти всю последнюю профессорскую зарплату на закупку того, что ранее литературой не считал, запасся временем и заперся дома. Исследовать. Разумеется, исследовать, как же иначе, новый, до селе неведомый для него пласт культуры. Попытка провалилась довольно быстро. Множество действующих лиц, разношерстные, зачастую противоречащие друг другу события, абсолютно нелогичные, а где-то - даже идиотские всплески магии. Последнее Алана задевало особо. Он не был склонен полагать магию чем-то неизменно-монолитным, но тот же супермен вгонял его в тоску, деперссию и бешенство одновременно. В смысле, что временами убить героя хотелось просто из жалости. В какой-то момент Алан запасся блокнотом и ручкой, чтобы хоть как-то систематизировать для себя весь тот ворох событий, о которых шла речь в разных выпусках комиксов. Потом, поняв причину, рассортировал все по годам издания и издательствам. Потом притащил к себе на диван ноут, планшет, чашку с чаем. Все должно быть систематизировано и исследовано!
А потом - сожжено.
К черррртовой матери.
Так что, Алан бы не сказал, что день был прям вот отличным. Возможно, стоило бы все это забросить, но во-первых, надо было хотя бы смутно понимать, о чем трындит молодежь. А во-вторых, не уж, он не сдастся этой макулатуре. Не дождетесь! И Алан спихнул с дивана на пол очередную досмотренную нетленку.
Раскраски. Он понял, это - раскраски. Хотя. надо признать, иногда там попадались интересные идеи для заклинаний. Не часто, но бывало.

+3

3

Алан Хейфец обладал редким даром быть везде. Влезать в истории, которые его не касались, и, более того, принимать в них самое деятельное участие. Наивный взгляд «ну а что такого» в нечаянном участии не убеждал, наоборот, заставлял подозревать какой-то заговор, зреющий в кудрявой голове.
Всю дорогу до дома Хейефеца, все полчаса после позднего звонка, Солт уговаривал себя смотреть на вещи рациональнее, спокойнее, адекватнее, в конце концов.
Алан Хейфец всего лишь человек, пусть и наделенный магическим даром. Алан Хейфец не может быть абсолютно везде. Поделиться книгой с чужим учеником – едва ли не его хобби. У него затаривается книгами добрая половина Большого Яблока, черт возьми! А Райан О’Нил – чересчур любознателен для того, чтобы сидеть на жопе ровно и зубрить скучные заклинания, не имеющие никакого практического значения, от звонка до звонка.
И кто кого раскрутил на откровенность? И почему я оказался не в курсе?!
Этот вопрос занимал Солта большую часть пути, но изначально никак не оформлялся во что-то более внятное, чем – Алан, какого хрена? – переросло, когда маг подъехал к хейфецевской берлоге. Реакции на звонок у входной двери не было. То ли не слышал, то ли свалил куда подальше, предчувствуя, что часовой, едва не рявкающий в телефонную трубку часом ранее, едет не для дружеских посиделок.
Солт отступил на шаг и пошарил отсутствующим взглядом по стене – смотрел через Тень, искал магический знак, любую нитку, которую можно будет натянуть, как струну, и ударить от души, чтобы пронзительно зазвенела, лопаясь.
О том, что Хейфец может быть без локуса, маг не думал.
«Бздынькнет» так, что почувствует даже обычный человек.
И лучше бы Алану все-таки оказаться дома, как он и обещал по телефону.
Жилу получилось нащупать почти сразу, недалеко от входной двери, с другой ее стороны. Солт задумчиво пошевелил пальцами, негромко насвистел аритмичную, изломанную мелодию в три ноты, и дернул за протянувшуюся в Тени нить. Звон беззвучно всколыхнул воздух, тревожа птиц. Маг довольно, как после хорошо выполненной работы, отряхнул руки и подчеркнуто аккуратно нажал на звонок, слушая истеричную приглушенную трель.
Проделанное подарило гаденькое чувство удовлетворение, как будто перед закрытой дверью стоял не часовой, а ученик мага, только-только к этой самой магии прикоснувшийся, и использующий ее по больше части для не сильно умных розыгрышей.
Тяжелая серебряная монета возникла в пальцах словно из ниоткуда. Солт прокатил ее от мизинца до указательного и обратно, растерянно продолжая прислушиваться к Тени – и когда дверь, наконец, открылась, надавил на нее рукой, шагая внутрь и едва не проскакивая сразу за пределы небольшой прихожей. Налетел на Хейфеца, просверлил взглядом, бешено и цепко зыркнув по сторонам, и только после этого в одно движение стащил с себя пальто.
- Выпить есть? – в голосе сочилось приторное дружелюбие, а на загривке волосы дыбом вставали при мысли о том, что двадцати шестилетний оболтус по имени Райан О’Нил вздумал иметь свои секреты, которыми не спешил делиться со своим наставником и, минуточку, отцом. И Алан Хейфец был замешан во всем этом – в том, что, как окажется меньше, чем через сутки, с Райаном О’Нилом случилась беда.

+3

4

Больше всего в данный момент Алана волновали два вопроса.
1) Какого черта этот хрен, что числиться богом, все еще не прихлопнул всю эту шушеру?!
2) Какого черта этот хрен все еще числиться богом, раз до сих пор не смог прихлопнуть какую-то шушеру?!
Локи тряс рогами, шушера плевалась во все стороны магией, город планомерно уничтожался, правительство безмолствовало. Короче, в некотором смысле можно было признать комиксы жанром "риал стори". А в некоторых местах даже "риал лайф". В общим, все шло хорошо до тех пор, пока кто-то не решил неудачно пошутить.
Порванная нить ударила нытьем зубов и мерзким привкусом. Алан застыл на мгновение, скривился. И медленно отложил в сторону недочитанный комикс. Вот он терпеть такого не мог. Индивидуальная реакция организма, мать ее. И кто-то должен будет за это заплатить. А кто, он прислушался к сети заклинаний, опутывающей дом и с недоумением воззрился на полученный образ. Сарагоса. К нему приперся Сарагоса. И хулиганит. С хрена ли? Общепризнанных грехов в обозримом прошлом Хейфец за собой не помнил, книг или информации часовому не обещал. И вообще, какого?! К нему, в дом честного и законопослушного мага вваливается какой-то хмырь, ковыряется в его Нитях, портит имущество. До коле?!
Пространство с книгами беззвучно схлопнулось, стоило только хозяину выйти за порог. Но Алан все равно закрыл за собой дверь. К вопросам сохранности своего сокровища он относился очень и очень серьезно. Люди - они такие, только моргни, все сопрут. Это он знал на своем примере, и думать о людях лучше, чем о себе, причин не встречал. По коридору несся, кипя от возмущения и уже планируя речь, полную возмущения. Потому что даже часовому не хрен притаскиваться вот так, в такое время, без предварительного... Где-то в этом месте мысль вдруг вильнула в сторону и застряла. Да так прочно, Что Алан чуть не споткнулся. А память уже услужливо подкидывала нужное воспоминание о том, что кто-то там звонил, о чем-то предупреждал. Хейфец, сбившись с темпа, застыл перед дверью. Не то, чтобы он смутился или усовестился. Ничуть. Скорее, озадачился. По всему выходило, что звонок, таки, был. А он, погруженный в чтение, благополучно на полном автомате что-то отвечал, на что-то соглашался. И тут же забыл. В случае Алана это было совершенно нормальным и даже обыденным явлением. Как, например, сейчас. Размышляя о прошлом, он машинально отключил "стража" и открыл дверь. А вот не надо было выпадать из реальности. Тогда можно было бы притвориться, что его дома нет. Ацкий ацтой. Тянуло съязвить что-то вроде "Сочку будешь", но чувство самосохранения требовало прикинуться кактусом в горшке. А что, тепло, сытно, полезно для очищения организма.
- На кухне.
Объяснять где - смысла не было. Блас вваливался к нему домой не впервой. К тому же, восстановив "стража", Алан и сам побрел на кухню. Что-то ему подсказывало, что к чтению сегодня удастся вернуться не скоро.
- Что у тебя там горит?

+3

5

На кухню послал. Мог бы – наверное еще и подальше, но по взгляду Хейфец казался пребывающим в каком-то другом мире. «Ага, знаем мы эти наркоманские нотки», - либо что-то опять придумывал, либо придумывает, прямо сейчас. Мыслитель хренов.
- А в зале у тебя чего, ремонт? – проворчал Солт, но на кухню все-таки пошел. Хейфей плелся следом. Следов чужого присутствия в помещении не ощущалось, но подозрительно «прячет чтоли кого-то?» пульсировало навязчивой мыслью на краю сознания.
Ублюдка твоего и прячет.
Блас мотнул головой.
Неожиданно подумал о том, что с ходу выкладывать претензии относительно О’Нила будет как-то… несерьезно и глупо. Сам же всегда говорил – душить учеников глупо, пусть сами набивают свои шишки, лучше запомнят. Но стоило появиться подозрению, что Райан пробороздит рожей всю лестницу возможного эмпирического опыта сверху до низу, как примчался к тому, кто мог быть в этом виноват.
- Виски, - обозначил маг нужный алкоголь после продолжительного молчания.
Нужен был другой повод для визита, не шишки сопляка, которые тот мог набивать самостоятельно. Ну а после можно и расспросить, аккуратно, относительно того, что действительно волновало часового Бласа Сарагосу.

- Объект D307 снова взломали, - уточнил на автомате, хотя наверняка не требовалось – память у Хейфеца была лучше, чем иногда хотелось бы, - Варик-стрит, Сохо.
«Горит» для такого слишком громкое слово. Солт собирался связаться с Хефейцом на днях, возможно, на следующей неделе. И поэтому простодушно пожаловался, пока у кудрявого еврея не зашевелились нужные шестеренки в голове.
- Третий раз за последний месяц. Задолбался каждый раз править весь периметр. Нужно что-то другое. Чтобы руки этим малолеткам оторвало, желательно вместе с башкой, если еще полезут. Ну а трупы я спрячу, за это не переживай.

Не шутил. Еще утром и правда всерьез думал над тем, чтобы поймать тех, кто пробует свои силы на магической защите и по-тихому прикопать за закрытым периметром, куда никто и никогда не ходил за последний десяток лет точно.
По здравому размышлению тревожила настырность, с которой неизвестный пытался влезть на явно закрытую и опасную территорию. Еще больше не нравилась попытка скрыть следы взлома, топорная – потому как изначальный узор заклинания и знаков был нарушен – но все-таки попытка.

Защита от дурака.
Так называли это в Круге. Чтобы дурак не влез и не сдох там, где Тень злая, а Завеса плотная настолько, что не выпустит обратно. Но для такой проходной защиты, отпугивающей обычных людей и закрывающей вход неопытным магам, система охранных знаков была откровенно сложной.
Солт не взялся бы в нее лезть разбираться даже с книжонкой вроде «Магические знаки для чайников». 
А вот Хейфец…
Блас оглядел несуразную фигуру признанного гения и задал прямой вопрос в лоб:
- Это ты там был одним из консультантов, когда Круг разрабатывал эту защиту? Нужно придумать что-то посерьезнее. К этому замку уже подобрали отмычку.

+2

6

Сарагоса был странно.... непричесанный. Иного слова Алану в голову не приходило. Но Блас производил именно такое впечатление лохматости, неокультуренности и непричесанности. Вся его магия топорщилась патлами в разные стороны и словно бы нервно подергивалась, цеплялась за окружающее, торчала и вообще вела себя как грива сбрендившего льва, внезапно обредшая собственный разум.
Алан отряхнулся, словно  мокрый кот, и принялся хозяйничать.
Чем Сарагосу не устраивала кухня, где было и бухло, и закусон, гадать было бесполезно. Точно. Бухло, закусон, чего там еще. Хотя, он сверился со временем, накроешь стол - потом от Сарагосы хрен избавишься. Судя по состоянию, тот был взвинчен, а решать его проблемы Алану вовсе светило. Потому что этот часовой имел дурную привычку считать себя лицом официальным. Проще говоря, тем, кто имел право запрягать в работу других и, главное, на халяву. На до ли говорить, что халяву Алан не уважал. Хотя в его жизни бывали случаи, когда ему чисто конкретно за красивые глаза давали книжки, но в большинстве случаев за знания нужно было платить. А если часовому все делать на халяву, то откуда взять деньги на книги?! Не, решено, на два пальца выпить, чутка закусить. И все. Нет, без закусона перебьется.
- А поймать ломальщиков не судьба?
С точки зрения Алана, если кто-то трижды за месяц с таким упорством взламывал защиту, то надо было решать проблему в корне. Латать дыры смысла не было. К тому же, стоило бы посмотреть на этих талантливых искусников. Ломать, конечно, всегда было проще, чем ставить. Но право слово, было такое ощущение, что каждый пацан с улицы может взломать защиту, установленную Сарагосой.
- Если это юные самородки, то очень интересно, кто их учил. Ну и вообще, мне вот любопытно, на хрена они туда лезут. У меня есть как минимум десяток вариантов, один другого экзотичнее.
Пара стаканов глухо звякнули об стол, Алан плеснул виски себе и незваному гостю. Когда-то давно он и правда помогал составлять первичный контур, его привлекли как знатока ритуалов. Забавное было дело. Но с тех пор поверх его контура навертели столько мути, что он и сам частенько думал, что все это проще сломать к чертям червячьим, чем что-то править.
- Если говорить серьезно, то могу там от души поставить какую-нибудь дрянь, - из разряда тех, что так любили ставить в своих храмах ацтеки, вот у кого чувство юмора было чернее черного, - говорить пойманные потом еще какое-то время смогут. Уж больно интересно, кто их дурному научил.
Алан сунул нос в бутылку, словно бы хоть что-то понимал в благородном купаже. Ни хрена он не понимал. Но не удержался. И толкнул стакан с виски по столешнице Сарагосе. Вряд ли состояние манхэттенского смотрящего было связано именно с этим. Взлом охраны был, конечно, фактом неприятным, но не на столько же.
- Порадуй меня, они что-то, наконец, уперли?

+2


Вы здесь » Fade to Black » Memory remains » the kids aren't alright


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC