ALAN HEIFETZ, BLAS ZARAGOZA

24 марта, поздний вечер.
«Солт хмурится, не обращая внимания. Потому что кроме «Теофаста» замечает еще несколько книг, которых у Райана О’Нила быть не должно. Но, все-таки, кроме них есть еще какие-то листы с записями, которые Райан О’Нил делать не мог, но которые исписаны его почерком.
Спустя час Солт едет к Алану.»