Fade to Black

Объявление

The New York Observer
- У тебя есть счеты с клиникой? - спросил он невзначай, когда страниц перевалило за двадцать. - Или почему ты помог?
Было и правда интересно. Может, на интервью согласится.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Over and Done » the kids aren't alright


the kids aren't alright

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

ALAN HEIFETZ, BLAS ZARAGOZA

24 марта, поздний вечер.
«Солт хмурится, не обращая внимания. Потому что кроме «Теофаста» замечает еще несколько книг, которых у Райана О’Нила быть не должно. Но, все-таки, кроме них есть еще какие-то листы с записями, которые Райан О’Нил делать не мог, но которые исписаны его почерком.
Спустя час Солт едет к Алану.»

0

2

Чем хороши были старые строения, так это тем, что в них были очень высокие потолки. Чем хороши были старые складские здания. так это тем, что тут все очень высокие стены были глухими. Впрочем, библиотека Алана располагалась в самом центре жилища. Ее он обустраивал с упорством настоящего маньяка, умелого мага и совершенно сумасшедшего библиофила. Сюда нельзя было попасть просто так. Это место нельзя было поджечь, прослышать, затопить, сделать подкоп... Этого места не существовало. Физически. Комната была, а библиотека появлялась по требованию. И то верно, выставлять свое сокровище практически на всеобщее обозрение. Ха. Не для того Алан ее собирал почти... Короче, очень долго.
Сейчас библиотека была на месте. И являла собой.... Библиотеку. Стеллажи, стеллажи, рабочий стол, еще много-много стеллажей. Тут можно было легко потеряться, на что,в прочем, и был расчет. Гостей тут не ждали.
Алан развалился на диване в дальнем углу и предался разврату: читал комиксы. Точнее сказать, рассматривал картинки.  Это прискорбное со всех сторон для настоящего библиофила увлечение он подцепил не так давно от своих студентов. Подошел к вопросу со всей ответственностью, спустив почти всю последнюю профессорскую зарплату на закупку того, что ранее литературой не считал, запасся временем и заперся дома. Исследовать. Разумеется, исследовать, как же иначе, новый, до селе неведомый для него пласт культуры. Попытка провалилась довольно быстро. Множество действующих лиц, разношерстные, зачастую противоречащие друг другу события, абсолютно нелогичные, а где-то - даже идиотские всплески магии. Последнее Алана задевало особо. Он не был склонен полагать магию чем-то неизменно-монолитным, но тот же супермен вгонял его в тоску, деперссию и бешенство одновременно. В смысле, что временами убить героя хотелось просто из жалости. В какой-то момент Алан запасся блокнотом и ручкой, чтобы хоть как-то систематизировать для себя весь тот ворох событий, о которых шла речь в разных выпусках комиксов. Потом, поняв причину, рассортировал все по годам издания и издательствам. Потом притащил к себе на диван ноут, планшет, чашку с чаем. Все должно быть систематизировано и исследовано!
А потом - сожжено.
К черррртовой матери.
Так что, Алан бы не сказал, что день был прям вот отличным. Возможно, стоило бы все это забросить, но во-первых, надо было хотя бы смутно понимать, о чем трындит молодежь. А во-вторых, не уж, он не сдастся этой макулатуре. Не дождетесь! И Алан спихнул с дивана на пол очередную досмотренную нетленку.
Раскраски. Он понял, это - раскраски. Хотя. надо признать, иногда там попадались интересные идеи для заклинаний. Не часто, но бывало.

+3

3

Алан Хейфец обладал редким даром быть везде. Влезать в истории, которые его не касались, и, более того, принимать в них самое деятельное участие. Наивный взгляд «ну а что такого» в нечаянном участии не убеждал, наоборот, заставлял подозревать какой-то заговор, зреющий в кудрявой голове.
Всю дорогу до дома Хейефеца, все полчаса после позднего звонка, Солт уговаривал себя смотреть на вещи рациональнее, спокойнее, адекватнее, в конце концов.
Алан Хейфец всего лишь человек, пусть и наделенный магическим даром. Алан Хейфец не может быть абсолютно везде. Поделиться книгой с чужим учеником – едва ли не его хобби. У него затаривается книгами добрая половина Большого Яблока, черт возьми! А Райан О’Нил – чересчур любознателен для того, чтобы сидеть на жопе ровно и зубрить скучные заклинания, не имеющие никакого практического значения, от звонка до звонка.
И кто кого раскрутил на откровенность? И почему я оказался не в курсе?!
Этот вопрос занимал Солта большую часть пути, но изначально никак не оформлялся во что-то более внятное, чем – Алан, какого хрена? – переросло, когда маг подъехал к хейфецевской берлоге. Реакции на звонок у входной двери не было. То ли не слышал, то ли свалил куда подальше, предчувствуя, что часовой, едва не рявкающий в телефонную трубку часом ранее, едет не для дружеских посиделок.
Солт отступил на шаг и пошарил отсутствующим взглядом по стене – смотрел через Тень, искал магический знак, любую нитку, которую можно будет натянуть, как струну, и ударить от души, чтобы пронзительно зазвенела, лопаясь.
О том, что Хейфец может быть без локуса, маг не думал.
«Бздынькнет» так, что почувствует даже обычный человек.
И лучше бы Алану все-таки оказаться дома, как он и обещал по телефону.
Жилу получилось нащупать почти сразу, недалеко от входной двери, с другой ее стороны. Солт задумчиво пошевелил пальцами, негромко насвистел аритмичную, изломанную мелодию в три ноты, и дернул за протянувшуюся в Тени нить. Звон беззвучно всколыхнул воздух, тревожа птиц. Маг довольно, как после хорошо выполненной работы, отряхнул руки и подчеркнуто аккуратно нажал на звонок, слушая истеричную приглушенную трель.
Проделанное подарило гаденькое чувство удовлетворение, как будто перед закрытой дверью стоял не часовой, а ученик мага, только-только к этой самой магии прикоснувшийся, и использующий ее по больше части для не сильно умных розыгрышей.
Тяжелая серебряная монета возникла в пальцах словно из ниоткуда. Солт прокатил ее от мизинца до указательного и обратно, растерянно продолжая прислушиваться к Тени – и когда дверь, наконец, открылась, надавил на нее рукой, шагая внутрь и едва не проскакивая сразу за пределы небольшой прихожей. Налетел на Хейфеца, просверлил взглядом, бешено и цепко зыркнув по сторонам, и только после этого в одно движение стащил с себя пальто.
- Выпить есть? – в голосе сочилось приторное дружелюбие, а на загривке волосы дыбом вставали при мысли о том, что двадцати шестилетний оболтус по имени Райан О’Нил вздумал иметь свои секреты, которыми не спешил делиться со своим наставником и, минуточку, отцом. И Алан Хейфец был замешан во всем этом – в том, что, как окажется меньше, чем через сутки, с Райаном О’Нилом случилась беда.

+3

4

Больше всего в данный момент Алана волновали два вопроса.
1) Какого черта этот хрен, что числиться богом, все еще не прихлопнул всю эту шушеру?!
2) Какого черта этот хрен все еще числиться богом, раз до сих пор не смог прихлопнуть какую-то шушеру?!
Локи тряс рогами, шушера плевалась во все стороны магией, город планомерно уничтожался, правительство безмолствовало. Короче, в некотором смысле можно было признать комиксы жанром "риал стори". А в некоторых местах даже "риал лайф". В общим, все шло хорошо до тех пор, пока кто-то не решил неудачно пошутить.
Порванная нить ударила нытьем зубов и мерзким привкусом. Алан застыл на мгновение, скривился. И медленно отложил в сторону недочитанный комикс. Вот он терпеть такого не мог. Индивидуальная реакция организма, мать ее. И кто-то должен будет за это заплатить. А кто, он прислушался к сети заклинаний, опутывающей дом и с недоумением воззрился на полученный образ. Сарагоса. К нему приперся Сарагоса. И хулиганит. С хрена ли? Общепризнанных грехов в обозримом прошлом Хейфец за собой не помнил, книг или информации часовому не обещал. И вообще, какого?! К нему, в дом честного и законопослушного мага вваливается какой-то хмырь, ковыряется в его Нитях, портит имущество. До коле?!
Пространство с книгами беззвучно схлопнулось, стоило только хозяину выйти за порог. Но Алан все равно закрыл за собой дверь. К вопросам сохранности своего сокровища он относился очень и очень серьезно. Люди - они такие, только моргни, все сопрут. Это он знал на своем примере, и думать о людях лучше, чем о себе, причин не встречал. По коридору несся, кипя от возмущения и уже планируя речь, полную возмущения. Потому что даже часовому не хрен притаскиваться вот так, в такое время, без предварительного... Где-то в этом месте мысль вдруг вильнула в сторону и застряла. Да так прочно, Что Алан чуть не споткнулся. А память уже услужливо подкидывала нужное воспоминание о том, что кто-то там звонил, о чем-то предупреждал. Хейфец, сбившись с темпа, застыл перед дверью. Не то, чтобы он смутился или усовестился. Ничуть. Скорее, озадачился. По всему выходило, что звонок, таки, был. А он, погруженный в чтение, благополучно на полном автомате что-то отвечал, на что-то соглашался. И тут же забыл. В случае Алана это было совершенно нормальным и даже обыденным явлением. Как, например, сейчас. Размышляя о прошлом, он машинально отключил "стража" и открыл дверь. А вот не надо было выпадать из реальности. Тогда можно было бы притвориться, что его дома нет. Ацкий ацтой. Тянуло съязвить что-то вроде "Сочку будешь", но чувство самосохранения требовало прикинуться кактусом в горшке. А что, тепло, сытно, полезно для очищения организма.
- На кухне.
Объяснять где - смысла не было. Блас вваливался к нему домой не впервой. К тому же, восстановив "стража", Алан и сам побрел на кухню. Что-то ему подсказывало, что к чтению сегодня удастся вернуться не скоро.
- Что у тебя там горит?

+3

5

На кухню послал. Мог бы – наверное еще и подальше, но по взгляду Хейфец казался пребывающим в каком-то другом мире. «Ага, знаем мы эти наркоманские нотки», - либо что-то опять придумывал, либо придумывает, прямо сейчас. Мыслитель хренов.
- А в зале у тебя чего, ремонт? – проворчал Солт, но на кухню все-таки пошел. Хейфей плелся следом. Следов чужого присутствия в помещении не ощущалось, но подозрительно «прячет чтоли кого-то?» пульсировало навязчивой мыслью на краю сознания.
Ублюдка твоего и прячет.
Блас мотнул головой.
Неожиданно подумал о том, что с ходу выкладывать претензии относительно О’Нила будет как-то… несерьезно и глупо. Сам же всегда говорил – душить учеников глупо, пусть сами набивают свои шишки, лучше запомнят. Но стоило появиться подозрению, что Райан пробороздит рожей всю лестницу возможного эмпирического опыта сверху до низу, как примчался к тому, кто мог быть в этом виноват.
- Виски, - обозначил маг нужный алкоголь после продолжительного молчания.
Нужен был другой повод для визита, не шишки сопляка, которые тот мог набивать самостоятельно. Ну а после можно и расспросить, аккуратно, относительно того, что действительно волновало часового Бласа Сарагосу.

- Объект D307 снова взломали, - уточнил на автомате, хотя наверняка не требовалось – память у Хейфеца была лучше, чем иногда хотелось бы, - Варик-стрит, Сохо.
«Горит» для такого слишком громкое слово. Солт собирался связаться с Хефейцом на днях, возможно, на следующей неделе. И поэтому простодушно пожаловался, пока у кудрявого еврея не зашевелились нужные шестеренки в голове.
- Третий раз за последний месяц. Задолбался каждый раз править весь периметр. Нужно что-то другое. Чтобы руки этим малолеткам оторвало, желательно вместе с башкой, если еще полезут. Ну а трупы я спрячу, за это не переживай.

Не шутил. Еще утром и правда всерьез думал над тем, чтобы поймать тех, кто пробует свои силы на магической защите и по-тихому прикопать за закрытым периметром, куда никто и никогда не ходил за последний десяток лет точно.
По здравому размышлению тревожила настырность, с которой неизвестный пытался влезть на явно закрытую и опасную территорию. Еще больше не нравилась попытка скрыть следы взлома, топорная – потому как изначальный узор заклинания и знаков был нарушен – но все-таки попытка.

Защита от дурака.
Так называли это в Круге. Чтобы дурак не влез и не сдох там, где Тень злая, а Завеса плотная настолько, что не выпустит обратно. Но для такой проходной защиты, отпугивающей обычных людей и закрывающей вход неопытным магам, система охранных знаков была откровенно сложной.
Солт не взялся бы в нее лезть разбираться даже с книжонкой вроде «Магические знаки для чайников». 
А вот Хейфец…
Блас оглядел несуразную фигуру признанного гения и задал прямой вопрос в лоб:
- Это ты там был одним из консультантов, когда Круг разрабатывал эту защиту? Нужно придумать что-то посерьезнее. К этому замку уже подобрали отмычку.

+2

6

Сарагоса был странно.... непричесанный. Иного слова Алану в голову не приходило. Но Блас производил именно такое впечатление лохматости, неокультуренности и непричесанности. Вся его магия топорщилась патлами в разные стороны и словно бы нервно подергивалась, цеплялась за окружающее, торчала и вообще вела себя как грива сбрендившего льва, внезапно обредшая собственный разум.
Алан отряхнулся, словно  мокрый кот, и принялся хозяйничать.
Чем Сарагосу не устраивала кухня, где было и бухло, и закусон, гадать было бесполезно. Точно. Бухло, закусон, чего там еще. Хотя, он сверился со временем, накроешь стол - потом от Сарагосы хрен избавишься. Судя по состоянию, тот был взвинчен, а решать его проблемы Алану вовсе светило. Потому что этот часовой имел дурную привычку считать себя лицом официальным. Проще говоря, тем, кто имел право запрягать в работу других и, главное, на халяву. На до ли говорить, что халяву Алан не уважал. Хотя в его жизни бывали случаи, когда ему чисто конкретно за красивые глаза давали книжки, но в большинстве случаев за знания нужно было платить. А если часовому все делать на халяву, то откуда взять деньги на книги?! Не, решено, на два пальца выпить, чутка закусить. И все. Нет, без закусона перебьется.
- А поймать ломальщиков не судьба?
С точки зрения Алана, если кто-то трижды за месяц с таким упорством взламывал защиту, то надо было решать проблему в корне. Латать дыры смысла не было. К тому же, стоило бы посмотреть на этих талантливых искусников. Ломать, конечно, всегда было проще, чем ставить. Но право слово, было такое ощущение, что каждый пацан с улицы может взломать защиту, установленную Сарагосой.
- Если это юные самородки, то очень интересно, кто их учил. Ну и вообще, мне вот любопытно, на хрена они туда лезут. У меня есть как минимум десяток вариантов, один другого экзотичнее.
Пара стаканов глухо звякнули об стол, Алан плеснул виски себе и незваному гостю. Когда-то давно он и правда помогал составлять первичный контур, его привлекли как знатока ритуалов. Забавное было дело. Но с тех пор поверх его контура навертели столько мути, что он и сам частенько думал, что все это проще сломать к чертям червячьим, чем что-то править.
- Если говорить серьезно, то могу там от души поставить какую-нибудь дрянь, - из разряда тех, что так любили ставить в своих храмах ацтеки, вот у кого чувство юмора было чернее черного, - говорить пойманные потом еще какое-то время смогут. Уж больно интересно, кто их дурному научил.
Алан сунул нос в бутылку, словно бы хоть что-то понимал в благородном купаже. Ни хрена он не понимал. Но не удержался. И толкнул стакан с виски по столешнице Сарагосе. Вряд ли состояние манхэттенского смотрящего было связано именно с этим. Взлом охраны был, конечно, фактом неприятным, но не на столько же.
- Порадуй меня, они что-то, наконец, уперли?

+2

7

Почему каждый первый считает своим долгом сообщить, что Круг работает как-то хреновасто или не работает вообще? Ну так-то да, бывает, что и шевелиться в падлу, а мир явно не рухнет из-за того, что отдельно взятый серый, например, не в меру ленивый часовой, забьет на ряд некритичных проблем.
И, все-таки.
Солт уставился на Хейфеца злым немигающим взглядом и не сразу разжал челюсти. В первую очередь для того, чтобы залиться бухлом, и только после этого ответить:
- Ловим, - все-таки рыкнул, потому что Хейфец грел бутылку в руках и дразнил пустым стаканом.
Выдохнул, добавил спокойнее, не столько потому, что действительно нужно было пояснять, сколько потому что хотелось потрепаться:
– Один раз случайность, два совпадение, три закономерность. Дергаться на каждую случайность не хватит никакого времени. Сам знаешь.
Подумал и добавил еще более неохотно:
- А может, это все старье ритуальное и впрямь посыпалось само, от времени.
Неохотно, потому что не любил признаваться, что мог в чем-то ошибаться настолько в сторону. Шаг влево-вправо еще куда не шло, но совсем мимо цели… Зависти к уникальной толи способности, толи удачливости Хейефца за все время знакомства так толком и не сформировалась. Эта еврейская рожа била в десятку чаще, чем часовой Блас Сарагоса, повидавший не десяток, не сотню и не тысячу аномалий за свою долгую, по всем меркам, жизнь.
- В общем, - подвел итог Солт, - надо ехать и смотреть на месте. За часа два-три как раз успеем, - заключил маг так, словно Алан ходил у него в прямых подчиненных.
Варианты у него!
Солт снова ощерился, зыркнул, наконец прикладываясь к выпивке и выразительно пододвинул опустевший стакан обратно гостеприимному хозяину. Подобрел и, неопределенно махнув рукой, расслабленно уложил локоть на стол.
- Что оттуда можно упереть-то? Рухлядь ржавую?
Проворчал, фыркая еще более раздраженно, чем про «ритуальное посыпавшееся старье» парой минут ранее:
- У меня нет полного списка брошенного там барахла, - сердито добавил, - Кому бы оно вообще было нужно!.. Выпить лучше еще плесни. Неплохой у тебя виски. И хватит задавать вопросы, на которые я не отвечу. Подписка о неразглашении у меня вообще-то, забыл? И у тебя, кстати, тоже.
Прозвучало как издевка. А, следом, вдогонку, чтобы Хейфец не расслаблялся и не "радовался", заранее, спертому из-под носа серых барахлу:
- Второй контур делали по системе знаков каких-то сербских или хрен его знает в какой дыре обитающих цыган.
Про «арабскую геометрию», плотно увязанную в незримые и неразделимые витки колючей проволоки с магией - шувани, так, кажется, это называлось? - скромно умолчал, пока Алан не прицепился еще с какой умной мыслью. Вдруг этот еврей, не в курсе. Или забыл.
- Я что-то не припомню, чтобы на Манхэттене обитал цыганский табор, который может блеснуть подобными академическими знаниями по магии. Кому-то понадобились умные книжки, чтобы поломать защиту. У тебя, случайно, никто подходящую литературку недавно не спрашивал? Или, может, знаешь, у кого еще могли одолжить?

Отредактировано Blas Zaragoza (2018-03-01 07:39:52)

+1

8

Нет, Алан понятия не имел, какая разница между случайностями и закономерностями с точки зрения Вперед Смотрящего всея Манхеэттена. И слава яйцам Фаберже. Красивые, кстати, яйца, он их видел лет сто назад, когда их еще не успели попрятать по частным коллекциям и сейфам. Так почему бы их не восславить.
Алан грохнул бутылкой о столешницу, возвращая самого себя к разговору. Блас притащился в гости явно не ради того, чтобы впустую языком трепать. И чревато было размышлять о чем-то своем. Незаметишь, кивнешь, соглашаясь с собственной мыслью, а через секунду выясниться, что согласился задаром работать на Круг. С хрена ли?
Вот. Вот!  Пожалуйста! Стоило отвлечься, и он уже куда-то должен был посреди ночи ехать. С какой стати? Алан поджал губы, а он на этого хрена с горы еще хорошее пойло потратил. Нет в магах ни фунта, ни грамма, ни единой унции благодарности. Нет, обычно Алан не был столь мелочен, но оторванный от чтения, более того - изучения нового, Хейфец становился невыносим. Опять же, контракт на построение защитного контура он исполнил, а о поддержании оного и о восстановлении там не было ни слова. Нового не узнаешь, время потратишь, денег не дадут. Желание проклясть гостя чем-нибудь мелочно-неприятным пришлось подавить, но с большим трудом. Впрочем, всегда можно было проклясть пойло. Все равно оно уже потрачено. Но мысль о бессмысленности сего действия несколько охлаждала страсти. И все же, Алан не мог не высказать свою точку зрения.
- С хрена ли?  Контракта нет. Информации нет. Скажи спасибо, что виски есть. Не, ищи другого лоха, который в таких условиях будет на вас работать. Могу подсказать пару голодных, а потому всеядных детишек. Кстати, может они и знают, кто к вам ломился. На слабо, ради понтов, по приколу, от природной дурости - ну ты понял. Студенты...
Алан плеснул еще виски себе и гостю. И пожал плечами. Если уж Сарагосу не волновало, ради чего трижды ломали защиту, то с какого хрена должно было волновать его.
- Кстати, о студентах. Интересовался защитой ученик византийца. Зачем этому хрену вообще ученика дали? Короче, мальчик что-то там историческое изучал, мы с ним беседовали о различии подходов к построению щитов в зависимости от религиозной обстановки. Но это было с полгода назад. Могу сказать точнее.е сли надо. А кроме меня... - он задумчиво покрутил стакан пальцами, повозил его по столешнице, глядя на то. как ярко-золотая жидкость лениво лижет стекло. И поморщился, - Ближайший книжник, у которого можно найти что-то действительно стоящее по данному вопросу, обосновался в Мемфисе. Глен Купер. Но если что, ты ему про меня лучше не напоминай.
И то верно, об Алане Хейфеце не стоило напоминать большинству библиофилов Старого и Нового Света.
- Если вопросов больше нет, то пей и выметайся. Потому что никуда я не поеду.  Если там нечего охранять, по твоим же словам, кстати, то и возиться с щитами смысла тоже нет. А стандартный купол вы и без меня поставите. Я, между прочим, вообще теоретик-консультант, помнишь?

+2

9

Скажи и под-скажи – раз уж ты об этом заикнулся, уважаемый Алан Хейфец. Солт кивал словам кудрявого. Навострил уши на «византийце», слышал это прозвище впервые и кого имел ввиду консультант-номер-один Манхэттена, а может и всего Большого Яблока, сказать было сложно.
«Мемфис - далековато».
- Помню. Это же замечательно, что ты консультант-теоретик, именно это мне от тебя и нужно, - миролюбиво отозвался Блас, выразительно пододвигая в сторону Хейфеца пустой стакан. С места, разумеется, не двинулся. Если бы речь шла о ком-то другом, можно было бы предположить, что Солт вытащил старого знакомого из теплой койки, прямо со шлю… женщины. Но в случае с Аланом более реальным было – из библиотеки, от книги. Плевать было и на то, и на другое.
...или где-то здесь, за стеной, прятался кто-то, чье присутствие Хейфец афишировать не хотел.
Например, Райан О’Нил. Солт медленно выдохнул, в очередной раз давя в себе желание взять и встряхнуть мировое научное светило, силком дотащить до Сохо, сунуть за защитный барьер и от души повозить мордой о ржавую рухлядь, которая так его интересовала, чтобы получить ответы на свои вопросы.
- Охранять там нечего, х-ха. Ну а если и так, тебе внезапно стали лишними гранты от Грейстона?
«Не твоего ума дело, что там за забором, Хейфец», - крутилось на языке. Хотел бы, выяснил давно, хотя бы то, что лежало на поверхности, а может, докопался до чего-то более серьезного, несмотря на все грифы секретности. Потому что от камня, брошенного в воду, всегда идут круги – а Алан Хейефц был одним из тех, кто по плеску волн у берега умел определять размеры этого самого камня.
Но ведь нет, сейчас юлил, давил – капризничал, в общем, как прима-балерина, которой зеркала в гримерке показались слишком маленькими, а букеты роз недостаточно красными.
Еврей, как он есть, падла! Снова затянул свою волынку про то, как его обобрал Круг. Про то, как Круг более-менее регулярно финансировал его исследования, болтал реже и разве что по пьяне. К экологии и нефти они имели отношение никакое, но Грейстон славился актами подобной благотворительности - времена, когда можно было отстегнуть золотом за оказанную Кругу услугу, без заполнения налоговых отчетностей и тонны прочей возможных бумаг, безвозвратно канули в прошлое.
- Съездишь, развеешься, скажешь свое веское консультантское «фе!» по поводу защиты, получишь новый контракт. Или грант. Или как тебя обычно оформляют, м?.. Дава-а-ай, Хейфец, хватит уже скулить. Как будто я каждый день прошу тебя о подобных услугах.
Последнее почти сорвало чеку отодвинутого на попозже «не говорить о Райане О’Ниле». В конце концов, именно из-за этого он приехал к Хейфецу посреди ночи, наплевав на мнение последнего относительно времени визита. Солт нетерпеливо глянул на наручные часы и поправил манжет рубашки.
- Кстати, о студентах. Как твои дела с О’Нилом? Куда и зачем мог ломануться он, ради понтов, по приколу или от природной дурости. О чем вы говорили с ним. Что ты давал ему читать.
«…и только попробуй заикнуться про то, нахрена мне дали ученика, если я не интересуюсь тем, что происходит в его дурной башке».

Отредактировано Blas Zaragoza (2018-03-14 03:41:31)

+1

10

- А ты просишь об одолжении? - Впервые за все время разговора в голосе Алана прорезался искренний интерес. Гранты ему сейчас на хрен не упали, денег пока и так хватало, до следующего аукциона. А на следующем, кстати, аукционе ни чего интересного не предвиделось. А комиксы все еще оставались не дочитаны и не доанализированны. Так что старая скучная работа явно проигрывала интересному чтиву. У Хейфеца не было ни единой причины тащиться куда-то на ночь глядя. И вообще, у него завтра с утра была эта. как ее. контрольная в универе, о.
Но перспектива сделать одолжение Блазу несколько повышала ценность задачи. Чуть-чуть. Алан даже плеснул в пододвинутый к нему стакан новую порцию виски. Пусть пьет.
- Ну если только ради тебя, - и пусть знает, гнида, кому по жизни обязан. - Но учти, это - в последний раз. Потому что задрали уже. И так пашу на вас практически круглосуточно. А у меня, между прочим, есть еще личная жизнь. Слышал о такой херне?
В этот раз в его голосе был явственно слышен скепсис. Примерно так говорят двадцатилетние сосунки в разговоре со стариками за сорок. Мол, да откуда вам, песчаным человечкам, знать об удовольствиях в жизни. Однако, дурачиться почти сразу расхотелось. Вот мерзкий мажонок, ни читать не дает, ни выпить нормально. Все бы ему о гадостях говорить. А о том, что тема, поднятая Сарагосой, как не очень приятно пованивает. говорило хотя бы количество заданных друг за другом вопросов и скорость, с которой это было проделано. А так же то, что если вначале он спрашивал, то под конец уже приказывал говорить. Алан задумчиво заглянул на дно своего стакана, размышляя на тему, а не вышвырнуть ли незваного гостя к хуям собачьим.  На это у него бы хватило и сил, и сноровки, и желания. Но проблема была в том, что сваливать из Манхэттена тот, кто нынче звался "Алан Хейфец" вовсе не собирался. И портить отношения с местным часовым было как минимум идиотизмом. И все же нахамить хотелось просто нестерпимо. Как и сообщить Блазу, что под его задницей на стуле для дорогих гостей, как раз для таких случаев, находиться крайне занятный набор символов. Пока - деактивированный, спящий. Подавив таки желание плюнуть (самому ж потом убираться), Алан плеснул вискаря и себе.
- С хрена ко мне-то такие вопросы? Он мне не дружок, не родственник и даже не ученик. Понятия не имею, что там варится у него в черепушке. С чего ты вдруг решил, что я могу знать хоть что-то о его намерениях?
И это был пореалово интересный вопрос.

+1

11

Много слов – и все не о том. В этом был весь Хейфец. Когда не хотел давать конкретные ответы. «Как в зеркало посмотрел!» - с раздражением подумал Солт, медленно и глубоко вздохнул, вкрадчиво, почти даже без едкого сарказма, уточнил:
-  До Теофаста с моей полки он тоже сам дорос, за месяц-то с небольшим? И «краткий экскурс в основы психологии. Ф. Бьянка. 1876 г.» сам по себе образовался у него в комнате?
Ведь выдернул же того же Бьянку из щедрых рук научного светила месяцем раньше, когда тот личной просьбе Сарагосы взялся снабдить молодого мага полным списком литературы к началу учебного года. А теперь – пожалуйста, и пометки в блокноте, который Солт успел пролистать мельком, пока осматривал комнату Райана, и непонятные книженции. Хорошо, все-таки, было в далеком дремучем средневековье. Что ученику рассказал, то он и схавал. Никаких вам интернетов, разнообразной литературы и неконтролируемого общения с кем ни по…
- О чем вы говорили с ним. Он интересовался магией разума, так? Что ты успел ему рассказать?
Беспокойство выдавали разве что более резкие движения, когда Солт поднялся, не прикончив бутылку хорошего виски. Из гостей с таким незаконченным и очень важным делом Солт уходил редко.
- Тебе, наверное, нужно хорошо подумать перед ответом, - подвел итог Сарагоса, глянув на наручные часы, - Подумаешь по дороге. Мы итак опаздываем, нужно успеть в «Пиратскую бухту» до закрытия.
Как раз в Сохо, по дороге, пополнить домашний запас спиртного на вечер, который грозился затянуться еще на пару суток или сколько там времени нужно О’Нилу, чтобы вернуться домой. Если вернуться. Многое зависело от ответов Алана, которые тот не спешил предоставлять часовому.
Солт терпеливо ждал.
Сначала в коридоре, потом у машины, ну а после того, как отъехал от эксцентричного жилища ученого в сторону Сохо, уже в машине. Радио раздражало. Блас поискал волну, где не было бы раздражающих басов и слишком рваного, неприятного для его уха ритма, и в конце концов вырубил звук. Теперь ехали в полной тишине. Как на кладбище.
Кстати, неплохая идея – почему в новом, цивилизованном мире, добрые старые пытки вроде дыбы стали чем-то предрассудительным.
- Слушай, он мой ученик. Я его знаю.
«…целых пару месяцев».
- Он любознательный, но у него нет… данных и вообще время уже упущено. В двадцать шесть не становятся великими магами. Даже хорошими – не становятся. Все, что требовалось от твоих книг, дать ему понять, куда лучше не соваться. Дать ему возможность контролировать свою магию.Он не вундеркинд и не юное дарование, о котором ты или я будем вспоминать спустя десяток лет со слезами гордости на глазах. Он_самый_обычный_неудачник. Тот, кому не повезло. Кого не нашли раньше. К сожалению, при этом он… мой сын. Сын часового Бласа Сарагосы. Поэтому расскажи мне, Алан, о чем вы говорили с ним. Что ты успел ему рассказать и какие книги дать.
Сохо, Сохо… Да, Сохо, конечно. Нужно проверить, нужно обговорить, что именно Солт хочет увидеть в коротком отчете Алана, чтобы и впрямь поменять устаревшие контуры защитного заклинания. Голова была занята не тем. Чертов Райан О’Нил.
- Возможно, эту ошибку еще можно исправить, - вслух, через паузу, закончил говорить Солт.

0

12

Алану не раз высказывали, что такой желчной и несговорчивой тварью маги становятся годам к пятистам. В редких случаях - к четырехстам. Что нельзя в его неполные двести быть таким занудным, злобным и косить под классический образ черного мага. Мол, даже башню себе практически отгрохал, и все это - фактически на казенные деньги.
Алан совершенно искренне считал, что все высказывающие могут утереться и отвалить от него в дальние дали. И вот когда ему стукнет те самые четыреста, тогда они и поговорят. А пока могут иметь свое мнение сколько им влезет и во всех позах. В конце концов, он еще даже никого не убил. А что, доказательств то нет.
Блаза он послать не мог, и в этом была проблема. Остро развитый инстинкт самосохранения подсказывал, что пока еще Алану не хватит наглости и знаний проклясть надоедливого часового чем-нибудь достойно-заковыристым и сохранить все свои зубы в процессе. Впрочем, всегда был вариант удаленного ритуала, яда в конце концов. Но в химии Хейфец был откровенно не силен, а процесс сокрытия следов при проведении ритуала еще не успел рассчитать до конца. И это вот прям бесило неимоверно - когда один инстинкт блокирует и не дает сработать другому инстинкту - это очень плохо. Просто очень. А тут природная мстительность вступала в открытый конфликт с инстинктом самосохранения. Как сложно жить!
Ну и Райан, да. Райан жизнь тоже не облегчил. Нет, за собой Алан никакой вины не чувствовал. Не имело даже значения, что это чей-то ученик. Будь он учеником самого Хейфеца, это бы ничего не изменило. Алан всегда отвечал на поставленные вопросы. Всегда предоставлял разыскиваемую информацию. И с неизменным любопытством смотрел на то, что происходило дальше. Чтобы получить нужный ответ, нужно правильно задать вопрос. Банально, старо, но как и века назад, люди никогда на этом не зацикливались, ограничиваясь кратким "Дай". Райна знал, что ему нужно. Или думал, что знал. Но пытался задать не те вопросы, на которые искал ответы. Тоже довольно банальный ход, требующий большой ловкости и большого ума. Подменить один вопрос другим, но получить нужный ответ может не всякий. Теперь Алану предстояло решить, что именно рассказать Бласу. То, о чем спрашивал его ученик, или то, что хотел спросить на самом деле. Или, быть может, и то, и другое.
И, как обычно, не удержался.
- И в чем по-твоему он ошибся? - и тут же вскинул руки, заставляя притормозить с желанием себя убить, - Давай только без проклятий в движущемся транспорте. Ты путаешь знания в башке с талантом мага. Не отвлекайся от дороги. Куда не соваться - книги не учат. Вообще не учат, хоть магические, хоть нет. Что за идиотизм все спихивать на книги. Прости, я отвлекся.
Кстати, забавно. Бездарь и совершенно бесперспективный маг, но Сарагоса взялся за него лично. Но над этим стоило подумать как-нибудь потом. Хотя мысль о том, что спустя много лет Алан был способен вспомнить о ком-то со слезами гордости, была, пожалуй что, милой.
- Ты сам говоришь, что он уже не ребенок, что ему - двадцать шесть. Ты же не ждал, что он удовлетвориться методичками для детишек и не станет задавать вопросы?
Блаз был древним или близким к этому статусу. Алан, пожалуй, лучше многих понимал, что это значит, пусть даже чисто теоретически. Как и понимал то, что учить кого-то вроде Блаза работать с учениками смысла уже нет. Тот наверняка рыкнул, самоутвердился и ждал, когда все вырастет само. Впрочем, Хейфец не был уверен, что сам в такой ситуации поступил бы как-нибудь иначе.
Нет.
Поступил бы.
Заполучить в свои руки нестандартный мозг, иметь полное право его исследовать как нравится...
Вероятно, подход Блаза был вершиной гуманизма в применении к магам. Впрочем, сейчас речь шла не о том. Алан действительно не ощущал за собой никакой вины, и потому вообще не понимал, к чему весь этот разговор. И с чего вдруг Солту приспичило впасть в пучины депрессии и, кажется, самобичевания.
- А... - осталось только махнуть рукой, толку сотрясать воздух пустыми словами, - я ему давал только то, что есть на английском. В основном - базовую хренотень с минимум терминов. Только то, что он мог проделать сам, практически ни чем не рискуя. Еще посоветовал пару книг из "обычных". Слушай, ему действительно надо было разобраться с тем, что твориться в его котелке.
Если уж наставник этим не озаботился. Или...
- Подожди, ты что, серьезно не знал, что у него варится в котелке?
Ни капли злости, ни капли сарказма. Чистое удивление. Блаз что, серьезно не озаботился тем, что твориться мозгах его ученика?

+1

13

- Ты там в конец охренел в своем Колумбийском, Хейфец-мать-твою?!.
Предупреждение не отвлекаться от дороги, чтобы убить одного кудрявого еврея, который слишком много, да все не о том, чесал языком. Профдеформация, по-другому не назовешь, иначе с чего бы читал лекции Сарагосе, словно тот был одним из его нерадивых студентов.
- Спихиваю я все не на книги, а на тех, кто лезет в воспитание чужих учеников. В данном случае – на тебя. Это я решаю, что он будет читать, сколько и на каких языках… Ничем не рискуя?! С дуба рухнул…
«…чертово научное светило!..»
Ни на один из вопросов при этом, к слову, не ответил и это, пожалуй, злило больше всего. Ну а Алан - что Алан? - вильнул в сторону и перевел стрелки. Солт ругнулся на родном, резко и глубоко вздохнул и медленно, шумно выдохнул. После этого быкам на корриде полгалось взрыть копытом землю и кинуться на красную тряпку. В данном случае – оброненный Хейфецем последний вопрос.
Он-то и был той самой спичкой, которую поднесли к пороховой бочке.
- На тот свет его решил отправить?! В магию разума лезут не раньше, чем освоят множества других необязательных трюков, году эдак на десятом обучения, а некоторые не лезут всю жизнь - и явно не раньше, чем учатся уверенно заходить в Тень!
Сложнее всего было следить за дорогой, оглядываясь на Хейфеца через каждые два-три слова. Костяшки пальцев, сжатых на руле, побелели.
- Ты мне, дрянь, угробить его решил своей “базовой хренотенью”?! Он едва делает первые шаги, а ты, блядь, суешь ему в руки поваренную книгу анархиста с занимательным рецептом «как сварить тротил в домашних условиях»! Он не один из твоих гребанных студентов, кто может прочитать очередную заумную книжку и взять следующую! Ты, мать твою, снабжаешь его книгами по магии! Думаешь, у него, сейчас, при его знаниях, не хватит дурости извратить любой, даже самый безобидный ритуал, до катастрофичных последствий?! Особенно когда дело касается магии разума, Алан, мать твою, Хейфец!

Ни убий - грустно напомнил одну из заповедей Дэниель и Солт мысленно огрызнулся, что конкретно сейчас очень хочется.
…пусть расскажет все сам, он же любит болтать, пусть говорит, пусть чувствует свое превосходство, это ощущение развязывает языки быстрее каленого железа – предложил Шейд, не отвлекаясь от своих Таро.
Хорошо, что сидящий рядом Хейфец не мог слышать всех этих внутренних диалогов.

Злиться Солт не перестал, но к тому моменту, как зажигалка, наконец, щелкнула огнем и удалось закурить, был уже менее склонен к тому, чтобы перегнуться через Хейефца, открыть дверцу и выкинуть того из машины на полной скорости. Скорость, к слову, все-таки скинул до положенных тридцати миль в час. И даже почти был готов к конструктивному и цивилизованному диалогу.
- Ла-а-адно. Допустим, - протянул часовой, глядя ровно на дорогу и приближающийся светофор. – Я не знал. Ты, значит, знаешь? Поделишься идеями, А-лан? Что варится в его котелке и что мне с этим, по твоему мнению, полагается делать.

+1

14

Алан за свою не слишком, в общем-то, для мага длинную жизнь успел много чего опробовать, перепробовать, испытать, примерить на себя и прочая, прочая, прочая. Но вот чего он не выносил совершенно, так это попыток давить на психику. На его, мать ее, хрупкую и нежную психику настоящего ученого, знающего матерные выражения на двух десятках языков, но только теоретически. Потому что шутки - шутками, и даже видимость дружбы - это хорошо. Добрососедские отношения - вообще прекрасно. Но то, что сейчас перло из Бласа Алану вообще не сдалось. Ни в одном месте. Тут инстинкты вступали в конфликт с натурой и проигрывали с разгромным счетом.
- Вот что, - да, Алан был вертким, склизким и говорливым евреем. Эта маска ему нравилась, шла его натуре, вообще сидела как влитая. Настолько, что даже он сам позабыл, насколько мерзким на деле был его характер. Жить рубахой-парнем куда проще, чем самым обычным социопатом. Впрочем, Алан себя таковым не считал. В смысле, ни первым, ни вторым. - Иди ты на хуй, Блас Сарагоса, со своими учениками. В следующий раз любую литературу я буду предоставлять тебе исключительно по официальному запросу от Круга. Со всеми печатями, подписями и положенными циркулярами.
Голос его звучал странно, чуть ниже, чем обычно, куда суше и гораздо более безлико. Так, как не звучал уже давно. Повода как-то не было, Алану давно не хотелось ни с кем подраться. Может, он и не тянул по силе до уровня смотрящего, но вполне мог того удивить парочкой проклятий. Впрочем, лезть в драку он не спешил.
- Если тебе так дороги твои ученики, то отъедитесь от меня, и занимайся ими сам.
Говорить этого определенно не следовало, но к такой реакции Бласа... Нет, не к такой, но вообще к любой реакции Бласа он был готов. А потому не сильно удивился, почувствовав толчок в бок. Правда, готовое сорваться вслух проклятие пришлось придержать, потому что пришлось срочно сгруппироваться, группируя силу под ладонями.  Тьма откликнулась мгновенно, обхватывая тело и гася скорость. Приземлился Алан на колени и тут же повернул голову, глядя вслед задним фонарям машины. Значит, вот как.  Прекрасно. Где-то под ладонями почти мгновенно сформировался сгусток, только кулак стисни, чтобы он в иглу превратился. Пальцы сжались, подрагивая от напряжения. И Алан резко стукнул кулаком по асфальту. Сформировавшееся копье рвануло следом за тачкой Бласа, нырнув предварительно в дорожное покрытие. И буквально за секунду достигло машины, впиваясь в днище, вскрывая его как крышку консервной банки.
Глядя на то, как машина медленно вздыбливается, вставая на передок, Алан сплюнул и поднялся, отряхивая руки. Вот с любым другим этого бы хватило, чтобы считать себя уволенным. Но, блять, не с Бласом, мать его, Сарагосой. Ну, хоть пар спустил. Уже плюс.

+1


Вы здесь » Fade to Black » Over and Done » the kids aren't alright


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC