Fade to Black

Объявление

The New York Observer
Убийца отца практически дышал ей в затылок, и эти еле ощутимые вибрации мертвеца, который обязан гонять по лёгким воздух, чтобы издевательски посмеиваться, липким чувством бессилия бежали по коже. Будто собака из эксперимента Селигмана, Клэр осознавала: новая боль наступит, и с этим ничего не сделать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Over and Done » Вопросы и ответы


Вопросы и ответы

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/MDSskx5.jpg

ALAN HEIFETZ, LILY O'BRIEN

30 апреля 2016, Колумбийский университет, ветрено
Лили отправляется к профессору Хейфецу, чтобы расспросить о пропавшем брате.

+2

2

За время путешествий по стране Лили привыкла к определенному контрасту масштабов. Места, в которых она останавливалась, были маленькими, неприметными, и люди, жившие там, вели маленькую неприметную жизнь. И она вела такую же. Маленькие города. Небольшие коттеджи. Крошечные частные хозяйства. Заправки. Мотели у дороги. Официантки и менеджеры. Единственное, что было гигантским там - сама пустыня, бескрайняя белая пелена за домами и постройками. И дорога, разрезающая ее плоскость надвое.
В Нью-Йорке все было монументальным, и даже Колумбийский университет, несмотря на некоторую претензию на античность, был огромен. Внутри легко было заблудиться.
Лили повезло, что нужна аудитория была на первом этаже.
Из зала шли толпой студенты. Лили отошла в сторону, чтобы не мешать потоку, и
Лили знала, что Алан Хейфец не почтенный старикашка, но все же не ожидала, что он будет выглядеть совсем как студент. Она готова была поспорить, что за кафедрой на нем были джинсы и конверсы.
Лили остановилась у первого ряда столов, уселась на один, достаточно близко, чтобы ее заметили, но достаточно далеко, чтобы не мешать разговору. Поморщилась: катастрофа давала о себе знать.
Чудо, что она не заработала воспаление лёгких. Чудо… или магия мистера Вагнера.
Высота стен в аудитории наводила на мысли о готических соборах. В окна под потолком лился солнечный свет, высвечивающий крупицы пыли, витавшие в воздухе над столами и скамьями из дерева.
Здесь было старомодно, но ей нравилось. Веяло духом истории. Интересно, как Солт чувствовал себя в этих стенах – испытывал ностальгию по прошлому? Как вообще чувствуешь себя через триста лет жизни в Новом Свете?
Не Мэйфлауэр, но все же.
Нет ли желания вернуться к истокам?
Девица все не уходила. Опершись на кафедру, она близко наклонилась к профессору, о чем-то его спрашивая. Ближе, чем полагалось по всем канонам отношений студент-профессор.
Лили не имела ничего против профессиональных отношений, которые перетекают в личные, но сейчас ей хотелось пообщаться с профессором, и, желательно, до того, как его свободное время закончится.
В сумке лежала листовка, которая жгла кожу через ткань. Типографская ошибка.
Интересно, профессор Хейфец действительно был так терпелив и любопытен, как говорил Блас? Ей, конечно, было не привыкать к недоверию, но Лили уже изрядно утомили разговоры, по итогам которых ее разве что в Трентон не отправляли. Скоро, может и начнут.
Лили бросила взгляд на девицу. Ожидание начало раздражать.
Температура в зале упала на несколько градусов, когда Лили незаметным движением отодвинула Завесу. Кольцо жгло кожу холодом.
Не нужно быть гениальным манипулятором сознания, чтобы заставить человека уйти оттуда, где появляется щель в оболочке мира.
Девица засобиралась. Лили проводила ее взглядом.
- Профессор! – она подошла к кафедре. – Меня зовут Лили О’Брайен. Я от Бласа Сарагосы.
Лили протянула ладонь для пожатия. Она надеялась, что профессор не забыл об их уговоре, переданном ей Солтом. И что Солт ничего не перепутал. На короткий момент ей показалось, что лицо мага выразило недоумение, но ей могло показаться.
- Он сказал мне, вы можете рассказать об исследованиях, которые велись в Круге десять лет назад. Группа Джейсона О’Брайена, - заторопилась Лили на всякий случай.
Кротовые норы, хождения по разрывам и проект «Архангел» - самый амбициозный проект Круга, насколько могла судить Лили. Следование за мертвыми. Попытка выйти на ту сторону.
Когда-то и Тень была недоступна для людей, пока не сделали первый локус.
- И что вы разбираетесь в магии разума.

+1

3

Мало кто из знакомых понимал Алана, когда он заявлял, что ему нравится преподавать. А тому и правда нравилось и учиться, и учить. Впрочем, он никогда не отрицал, что у обоих этих занятий есть как плюсы, так и минусы. И первое всегда перевешивало второе. Просто иногда минусы становились крайне раздражающими. Например, невоздержанность некоторых студенток определенно была минусом. Не раздражающим, но заметным. Нет, Алан вовсе не был монахом, а студентки были наиболее логичной компанией для времяпровождения. Весело, недорого, необременительно. Но он никогда не спал с теми, кого учил. Во избежание появления куда больших минусов. Про это знали, вроде бы, все, но в каждом потоке находилась та самая неотразимая и восхитительная, к ногам которой должен был упасть один из самых молодых профессоров. Чаще всего интерес пропадал довольно быстро. В конце концов, кобелей вокруг хватало и без Хейфеца. Но иногда такой интерес становился довольно утомительным и навязчивым. Мог бы стать. Как в данном случае с Люсиль Мо, плодом греха китайца и гречанки. Чистокровная американка, разумеется. Сейчас девушка пыталась уложить все свои не слишком выдающиеся достоинства на стол так, что бы те казались минимум на размер больше, и делала вид, что ее вот очень интересуют проблемы трубадуов и их верности своему сюзерену. Вопрос, на самом деле, был довольно примитивным, но у мисс Мо на большее просто знаний не хватило. Впрочем, Алана это не сильно огорчало. Потому что такой простой ответ можно было дать быстро. К тому же, это не мешало плести легенькое проклятие рассеивание внимания. Девушка уже начала терять нить разговора, забывать слова, "подвисать". Выглядело это вполне забавно, особенно, если поймать ее растерянный взгляд. С каждой минутой разговора мисс Мо все больше изумлялась тому факту, что она вообще тут забыла. И только вот этот милый профессор, который что-то вдохновенно ей вещал, не давал повернуться и уйти. Ну и сосредоточиться на мыслях о том, что же она забыла. Здесь. И вообще.
И это было забавно ровно до того момента, как кто-то не вздумал дергать Завесу в его аудитории. Алан мгновенно утратил интерес к студентке. Через мгновение после того, как аудиторию накрыла сеть из Нитей. Мисс Мо засобиралась, что-то залепетала и испарилась из аудитории. А Алан повернулся к визитерше. Той самой. Прелесть, что такое, не так ли?
- Да, что-то такое он упоминал, - Алан задумчиво осмотрел протянутую ему ладонь, пережди, чем ее пожать,  - сколько вопросов и все прям сразу?
Он перехватил свою папку с материалами, собрал книги и спрыгнул с кафедры.
- Пойдемте ко мне, тут скоро будет следующая лекция.
В коридоре сновали студенты, и приходилось приложить изрядное старание, чтобы ни с кем не столкнуться. О разговорах на высокие темы речи и быть не могло. Зато было время обдумать, вспомнить, что там ему говорили про Лили О’Брайен. И Джей. И Блаз. И проект, да. Иногда Алан думал, что быть таким любопытным - есть зло. В итоге ты все время оказываешься крайним. Не важно, каков был результат, ты все время при деле.
Он прижал карточку-ключ к замку и толкнул старинную деревянную дверь. Парадоксальное сочетание техники и истории.
- Проходите, устраивайтесь. Так что там на счет разума?

+2

4

Маг, кажется, вспомнил о договоренности, и это уже было много.
Возможно, правда не стоило сразу так наседать с вопросами.
Лили прошла за профессором в кабинет. Добротно обставленный по университетским меркам. Новая мебель. Кулер в углу. Сквозь открытую форточку из внутреннего двора доносилось пение птиц, голоса студентов и шум автомобилей вдалеке. Шум дорог в городе никогда не затихал.
Лили опустилась на один из стульев, стоящих у стола в ожидании посетителей, и достала из сумки листовку, упакованную в прозрачный файл. Три фигуры наяривали на инструментах на фоне фиолетового лунного диска. Грейс Найтс знали толк в припизднутом мистическом роке - последние пару дней Лили слушала их, пытаясь найти ответы и не упасть в ностальгию. Падала.
Она подала листовку Алану, чувствуя, как медленно накрывает тоскливое дежавю. Скольким людям за последний месяц Лили излагала странные магические теории?
От амплуа городской сумасшедшей рано или поздно устаешь, сколько ни убеждай себя в том, что тебе наплевать на мнение окружающих.
Не наплевать, иначе не уехала бы из города хер знает куда.
"Последний раз", - пообещала себе Лили. Если Алан сейчас пошлет ее куда подальше, следующие сто лет она проведет, не вмешиваясь ни в какие проблемы, и черт побери этот город с его разрывами.
- Я ходила, - Лили запнулась, не зная, стоит ли рассказать подробно, но ограничилась краткой версией. - по воспоминаниям. Обнаружила это у себя в вещах после того, как вернулась - как будто утащила из памяти. Ее точно не было раньше.
Не могло там быть.
- Блас сказал, что разум мага может сформировать артефакт по воспоминаниям из прошлого. Неосознанно. Но это, на его взгляд, слишком сложный артефакт. Посоветовал обратиться к вам. Сказал, что вы самый крутой специалист по Тени в городе и что-то знаете. Или можете догадаться. Или вас просто заинтересует это.
Мир тонул дважды вокруг Лили. Первый раз - там, в нулевых, когда дорога заполнилась водой, как речное русло, как будто мир был картонным домиком, опущенным в воду.
Второй раз - на Мэдисон.
Может, у нее опухоль мозга. И она генерирует вокруг себя магическое поле с чудовищами, таинственными листовками и прочими галюнами.
Странно, что Солт не предположил этот вариант.
Лили выждала паузу, рассматривая профессора. Удивительно, до чего на своем месте выглядел Алан Хейфец в этом кабинете. Возможно, это все, что было нужно ей самой – найти свое место, нишу, аккуратно угнездиться в сфере изучения птиц и аномалий Тени, вернуться в Круг и почувствовать себя так, словно ничего не произошло. Смириться с тем, что Алан сейчас расскажет или не расскажет.
Десять лет для мага не срок. За десять лет можно потерять себя, найти и снова потерять.
Лили вспомнила слова Бласа. Вспомнила, как стояла у распахнутого окна, думая о том, что ей показал Блас.
«Господи, тебе обязательно нужно быть к кому-то в оппозиции, да?»
- Понимаю, что звучит безумно, но я думаю, что это вещь из прошлого. И не понимаю, как она попала сюда.

+2

5

Блаз вообще много чего мог наговорить. А еще надавать ценных указаний, рекомендация и даже попробовать что-то приказать. Иногда Алан делал вид, что слушался. Это была такая форма развлечения, отдававшая слегка извращением, но Хейфеца это развлекало, а что думал об этом сам Блаз, его не волновало ни в малейшей степени.  Кажется, Блаз что-то говорил. Или даже спрашивал? Но в последние дни Алану было банально не до просьб встретиться с какой-то девицей. Но раз уж та пришла. И тем паче, раз уж начала задавать такие вопросы. То он был согласен подождать продолжения разговора.
Каким боком сам Алан влип в тот проект, и каким образом внезапно обнаружил себя в списках причастных, он не знал до сих пор. Не исключено, что чем-то зачитался, увлекся, и не глядя подмахнул какой-нибудь договор. Хорошо еще, что не кровью. Это было ни разу не удивительно, скотина Сарогоса постоянно так и делал. Подсунет какой-нибудь манускрипт, подождет, а потом начинает дергать. Мол, давай, иди работай, ты только что подписал, видишь?  Впрочем, в тот раз было довольно любопытно. С точки зрения того, что ему даже удалось опробовать парочку некогда прочитанных методов. Все же, древние были крайне затейливыми ребятами. И его теории на счет Вавилона оказались близки к правде. Но сейчас Алан пытался понять, что говорить этой девушке. Какой вариант правды. Или - полуправды. Кстати, вариант "Я вам ни чего сказать не могу" полностью укладывался во вторую группу ответов.
Алан устроился за столом и махнул рукой, указывая на гостевой стул. С него не убудет послушать. И посмотреть.  Девушку он слушал уже краем уха. Значит, вот как. Старая афиша. Как... Как... Не этично, да. Алан аккуратно, за уголок, поднял пакетик и покрутил его, словно рассчитывая найти на обороте нечто неведомое. Или - действительно рассчитывая найти. Теперь у него был еще один вариант: нагло и бессовестно лгать. Тоже вполне себе симпатичненький вариант. Косвенная лесть от Блаза вообще ни чего не решала. Значит, Алан тут - самый крутой спец, а крайний по Манхэттену тут вообще погулять вышел, такой вот просто мальчик для битья. И ему совсем не было жалко ни девушку, ни, мать его, Джейсона.
- По каким именно воспоминаниям вы бродили?
Алан оторвался от созерцания афиши, положил улику на стол перед собой, сцепил пальцы в "замок" и уперся локтями о столешницу.
- Блаз прав, при определенных условиях маг может сформировать что-то вроде артефакта по воспоминаниям.  Но тут начинаются вариации. Поэтому будет неплохо, если вы попробуете припомнить, что это были за воспоминания. И к какому именно месту относится эта афиша. В том смысле, где вы ее видели тогда. Она висела на стене? Ее кто-то держал в руках?
Сложный артефакт. Хрена там.

+2

6

По лицу Алана Хейфеца невозможно было понять, что он думает об ее словах. Вежливое внимание. Нейтральные интонации. Лили не могла разгадать его. Раздумывает, как ее интеллигентно послать. Раздумывает, как бы поаккуратнее вызвать санитаров. Со стороны Алана было невероятно любезно не демонстрировать скепсис и держать нейтральный тон. Но несмотря на это, несмотря на то, что Лили готовила себя к поражению, или, по крайней мере,  старалась подготовить, она начала отчаиваться. У нее еще была надежда, что ее теории будут легимитизированны хотя бы элементарным «да, такое возможно» от мага Круга. Ученого, не оперативника.
Она сделала глубокий вдох. Еще один. Давай. Соберись. Не будь тряпкой.
Лили помолчала, подбирая слова.
- Блас хотел посмотреть на существ из Тени, которых я встретила в Нью-Йорке несколько дней назад. Проверить то, о чем я говорила. Он увидел их, но после нас занесло слишком далеко, в нулевые. Мои школьные годы. Эта листовка валялась на земле. Я подняла ее. Видите следы влаги? Там начался ливень.
Лили помолчала, думая, как лучше объяснить. Поерзала на стуле и взяла листовку.
- Изначально эта листовка полностью принадлежала миру моих воспоминаний. То есть она даже не имела магического происхождения. Вода, которой заполнилось все вокруг - это другой пласт. Искра, высеченная трением магии. Результат нашего контакта с воспоминанием. Но оба эти пласта не соотносятся с третьим - материальным миром. И я не могу понять, как это пересечение возможно. Я ничего не почувствовала. Разве можно не почувствовать собственную магию, даже если она непроизвольная?
Лили помнила. Блас сказал, что вода - его манифестация. Генерируемое магом поле, дрожащее, как натянутая ткань. Как полотно Завесы, которое рвётся через секунду с треском, выпуская в мир смертельный холод - дыхание Тени. Зарождение аномалии.
- Недавно на Мэдисон-авеню открылась аномалия, - сказала Лили осторожно. - Не думаете, что это связано? Что это тоже аномалия? Временная?
Путешествие предметов из прошлого в будущее и из будущего в прошлое. Еще одна занимательная тема для исследования. Такая же занимательная, как то, чем занимался ее брат.
Секретный спецпроект.
Лили подняла взгляд от листовки на Алана.
- Круг столько всего держит в секрете. Исследования моего брата. Ментальная магия. Последствия взрыва. Мистер Хейфец, я очень хочу разобраться во всем этом. Или хотя бы в чём-то одном. Вы можете рассказать мне про исследования Джейсона?

+1

7

Зря девушка сомневалась в намерениях Хейфеца. Он априори считал, что если бы она сбрендила, то до него просто бы не дошла. В том смысле, что в психушку ее бы отправил еще Блаз, тем более, что у него там даже какие-то связи, вроде, были. Опять же, он бы не стал вписываться за ту, в ком сомневается. Так что в наличие проблему Алан верил. Вот только пока несколько терялся с определением того, зачем же на самом деле к нему пришли. Так вот изящно от материализации одной маленькой херни перейти к выяснению деталей секретного спец-проекта - это надо уметь.
- Не обязательно. Материализация объектов из видений случались и до этого. Имеются задокументированные данные таких происшествий. Даже исследования проводились.
Перечислять весь список было бессмысленно. Вряд ли мисс О'Брайен интересовали именно эти данные. Хотя Алан мог бы. Легонькая лекция часика на два-три его бы развлекла. И все же, он не был лишен сострадания. В микроскопических дозах. Сострадания по отношению к себе, если кто не понял. А какая была благодатная тема. Тот мир, не тот мир, туда, сюда - долго и нудно объяснять, что изначально все у человека - в мозгах, было ленно. А еще - секретно и нельзя. Дурацкие правила. Он был мог рассказать о том, что при очень большой нужде из человека вообще можно было вытащить вообще все, что угодно. Разумеется, если соблюдать целую кучу условий, параметров и действий. Слишком большую кучу, а потом такие исследования были признаны бесперспективными, их закрыли, засекретили и забыли. Как обычно. У Хейфеца был полный стек документации, включая кое-какие личные дневники и аудиозаписи. Если бы в Круге об этом узнали, то его любимый склад просто бы срыли до основания, объявив еще одной аномальной зоной. Хорошо еще, что дело было давнее. Кажется, Блаз тогда еще даже не был старшим, а потому вполне мог вообще не знать об исследованиях в этом направлении.
Но нет, девушку интересовало опять же, не это.
- То есть, вы хотите разобраться в том, чем занимался ваш брат, - остальное - по боку, не то, чтобы он ожидал чего-то другого. Смешать все в кучу, сделать вид, что все проистекает одно из другого, и, наконец, сознаться, что ее интересует только ее брат. Или нет. Алан задумчиво рассматривал мисс О'Брайен и занимался важным делом: делал ставки. На то, что именно ей нужно, какой вопрос она задаст следующим, знал ли Блаз про ее истинный интерес.
- Зачем вам все это?
Все - в смысле - вообще все. Вопросы, поиски, информация, ответы, наконец.

Отредактировано Alan Heifetz (2018-04-10 15:41:04)

+1

8

- Говорите, задокументированные данные? – насторожилась Лили. Солт об этом не упоминал, хотя и не факт, что вообще интересовался этим. Часовой объяснял магические теории красиво, образно, но хотя эти образы были ясными и выразительными, им не хватало систематизации. Лили подозревала, что Блас понимает магию как-то интуитивно, а не эмпирически. Не в научных терминах.
Если бы Солт был книгой, он бы стоял в разделе художественной литературы, а Роберт в военной.
А Алан Хейфец... судя по тому, что говорил Солт, Алан Хейфец был в разделе энциклопедий самым большим томом. Кладезь информации.
Сезам, откройся
- Совершенно секретные, разумеется? – скептически спросила Лили, не особо ожидая, что маг опровергнет. – Которыми вы ни с кем не делитесь? Или все же делитесь?
Телефон завибрировал. Лили глянула на выскочившее уведомление.
«Если ты ещё не передумала, я возьму нам билет на завтра»
Да боже мой. Она забыла написать смс сегодня утром.
Раздражение Шинейд О’Брайен ощущалось на расстоянии, читалась сквозь строчки. Лили мгновение смотрела на телефон, представляя вечерний разговор, от мысли о котором накатывало апатичное раздражение и желание забиться подальше в свою скорлупу. И злость.
Часы тикали.
- Извините, - она пихнула телефон обратно в сумку, посмотрела на Алана, думая, что ответить.
Ходить вокруг да около Лили не могла. И не умела. И не хотела. Хотя и подозревала, что даёт не самые выгодные для неё ответы. Может, и стоило соврать.
- Я действительно хочу разобраться в том, чем занимался мой брат. Я хочу найти его. Для этого мне нужна информация.
Зачем. Хороший вопрос. Она помедлила, перебирая в уме варианты ответа. Ни один не казался достаточно внушительным. Было сложно придумать обоснование для того, чтобы нарушить правила и нагло влезть в Круг, требуя то, что ей не полагалось.
Или все же полагалось?
Солт говорил, Круг отвечает перед магами. Должен отвечать. А потом трёхсотлетний маг, пропивший печень с крутыми оперативниками Круга и важными лицами из Грейстоуна, сам рассказал ей то, что должен был хранить в тайне.
Фантастическая удача. Забыть о том, что ему есть, что делить с ее наставником.
И все же, планы Солта, какими бы они ни были, ничего не меняли. Лили хотела решить эту историю, закончить ее, потому что знание сидело в ней как заноза. Гноящаяся рана.
Это было бы слишком запутанное объяснение для, по сути, риторического вопроса.
- Если вы о брате, я очень злюсь на него, - Лили пожала плечами. – Хочу с ним поговорить. Это как разрешить старое семейное дело. Ну, знаете.
Лили понятия не имела, что скажет Джейсону. Что он лживый сукин сын, например? Как будто сообщит ему то, чего он и так не знает.
- Насчет этого, - она ткнула пальцем в листовку. – Хочу разобраться, что это. Я испугалась, если честно. Солт считает, я зря паранойю. Но я десять лет изучала магические аномалии, и их местами приходилось еще поискать. А тут я возвращаюсь в Нью-Йорк, и все это происходит одно за другим. Сразу после Митлайфа. Очень странно. Кругу я в этом не доверяю.
В целом, она могла бы сказать, что выясняет все это, чтобы сложить новую картину мира. Определить, где что по шкале надёжности.
После тварей из Тени, аномалии на Мэдисон и листовки – самое время.
Лили помолчала.
- Профессор Хейфец. Какова цена вопроса?

0

9

- Вам нужны данные о как их там, псевдореализованных вещах, проявленных из несопротивления вещному и поддержания Светлого пути? - Алан задумчиво прикидывал, есть ли у него что-то такое, что будет не жалко отдать. И почти сразу пришел к выводу,что таки нет, не будет. И только после этого вывода оторвался от задумчивого изучения потолка и посмотрел на девушку. Несколько ошарашенную. надо сказать, девушку. - Кхм. Это - китайские исследования. Точнее, даосские. Их концепция Пути и Достоинства очень так изящно ложилась на то, что у нас называют материализацией предметов. К тому же, у них на то были причины. Так что в девятнадцатом веке пара монахов не только провела ряд экспериментов, но и подробно все запротоколировала. Правда, извините, оригинал не дам, это даже не издание, а так, пара свитков от руки. Но могу предоставить копию. Эта работа не пользовалась популярностью, поэтому не печаталась и даже не копировалась. Но вам уступлю. Она, конечно, написана на хой, диалект цзяси-шэсянь. Монахи были из Южного Шаолиня. Ну и ребята там, конечно. даже с точки зрения самих китайцев занимались жуткой ересью.  Но написано все на пиньинь,так что общий смысл улавливается. Данные не секретные. По большому счету, они просто никому не нужны. Не интересны.
В процессе лекции Алан откинулся на стуле, сложил перед собой ладони, сцепив пальцы "домиком" и периодически постукивая указательными по губам. Было заметно, как мысли его виляют, бродят в потемках познания, наворачивают круги, уводя своего хозяина все дальше и дальше от реальности.  Он явно позабыл, с кем разговаривает и о чем. И что, сами виноваты, не нужно было в лоб его спрашивать о книгах. Однако, это был только один вопрос. Так что Алан поступил воистину милосердно, закончив импровизированную лекцию буквально за каких-то пять минут. Вопрос о том, как девушка будет переводить зубодробительный и мозговыносящий свиток, написанный двумя обкуренными монахами пару веков назад с диалекта старо-китайского на современный английский его явно не волновал. Его лично об этом не спрашивали.
- Что до вашего брата, то не думаю, что в обозримом будущем вы сможете с ним поговорить. Разве что прибегнете к услугам медиума. Но тут как раз все секретно. Думаю, об этом вам уже рассказали.
Разумеется, все было очень, просто очень секретно. Еще бы, такой эпический провал, крушение многих надежд и отттакая дыра в бюджете. Жертв никто не считал, это как раз были ожидаемые потери. С Кругом так было всегда. Если бы что удалось, то об открытии трубили бы на каждом углу. А осколки разбитой чашки было проще стыдливо замести под коврик. Долой. прочь, ничего не было. Так что даже за упоминание о проекте "Архангел" обещали карать и казнить любого, у кого окажется слишком длинный язык. не то, чтобы Алана это останавливало. Он был слишком зол тогда. Не забыл и сейчас. Но стоило ли хоть что-то рассказывать Лили О'Брайен он еще не решил. В конце концов, он приятельствовал с Джейсоном. А не с его сестрой. И понятия не имел о такой херне, как "семейное дело" по банальной причине - у самого Алана с семьей было все плохо в виду ее практического отсутствия.

+1

10

«Светлого пути?»
Лили озадаченно смотрела на учёного, внимательно слушая и пытаясь вычленить из его слов знакомое зерно, чтобы зацепиться за него.
Вопрос о цене учёный проигнорировал, как и не слышал.
- Хм. Спасибо, - неуверенно сказала она, не до конца понимая, действительно ли это полезные данные.
О даосизме Лили имела лишь самое общее, поверхностное представление. Магическое долголетие отдельные философы связывали с реализацией стремления к бессмертию, свидетельством раскрытия загадки вечной жизни. Как будто пути созерцания - это то, чему следовали маги Круга. Медитация и духовные практики.
Лили представляла инквизиторов, которые смывают с рук кровь и молятся в своих кельях.
Раньше - может быть. Не сейчас.
Лили недоверчиво смотрела на Хейфеца.
- Вы хотите сказать, что этими явлениями никто не занимался уже несколько веков?
Найти того, кто переведёт для Лили философский трактат с древнекитайского казалось меньшей из проблем.
- Нет никакой более актуальной информации? В двадцатом веке даосизм довольно плотно изучался западными исследователями. Насколько я знаю, - добавила Лили, чтобы не звучать слишком самоуверенно. - Вы уверены?
Классно, что она оказалась в компании ребят из Южного Шаолиня, которые написали никому не нужный текст про невнятные практики.
Если она займётся изучением вопроса, то сможет стать первым западным человеком, написавшим задрипанную научную работу по этой теме.
Время подумать о достойной карьере.
Ладно. Они хотя бы выяснили, что крыша у неё не едет.
Насчёт своих способностей освоить данное искусство Лили не питала иллюзий.
Хотя попытаться было бы соблазнительно.
- Я проводила ритуал. Несколько ритуалов. Разных.
Эта мысль пришла ей в голову в пустыне уже, не в городе, когда Лили через месяц отошла от своих эмоций и смогла начать мыслить  логически.
Не можешь найти среди живых - ищи среди мертвых
- Европейские ритуалы и ритуалы индейцев.
Тень в пустыне, казалось, вобрала в себя то, чего была лишена ее земля - плодородие, щедрость. Жирная и жадная, как чернозём, она охотно принимала в себя заклинания и жесты, готовая откликаться на слова мага.
- Тень молчала. Может, не захотела. Может, его нет среди мертвых.
Лили взяла со стола листовку, положила в сумку. Достала ручку и блокнот, нацарапала названия диалектов, пока не забыла.
- Так не расскажете? - уточнила она, поднимая на Хейфеца взгляд. Закрыла ручку, посмотрела на неё, не услышав характерного щелчка.
В смысле, не было же магии
- Эм, профессор... - неуверенно  начала она. - А как часто происходит эта псевдореализация? Это всегда теперь так будет?
Лили положила на стол перьевую ручку.
Перьевую.
Сбоку поблескивала золотистая надпись. 1962 год.

0

11

Где-то в этот момент Алан внезапно возмутился. То есть, вот значит как. Он к ней, можно сказать, со всей душой. Книгу вон даже не продал, а практически просто так подарил, информацией нахаляву снабдил, а она - давай сомневаться в его знаниях. Истинно, нет ни чего бесполезнее того, что достается тебе задаром. Вот если бы он заставил эту девицу саму искать информацию, копаться часами на полках, перебирая пыльные талмуды, перебирать регистрационные карточки, рассекая кожу на пальцах об их острые бумажные края, ломать глаза, пытаясь при плохом освещении разобрать полуистершиеся строчи - вот тогда бы эта пигалица знала бы, что такое знания!
Увы,прогресс все портил. Пара заклинаний и несложный ритуал избавил его библиотеку от пыли навсегда. Компьютер и нужный софт помогли избавиться от картотеки.  А нормальное освещение и нудное заклинание позволяли без проблем прочитать или услышать любой текст. Отстой этот ваш прогресс.
К тому же, Алан не столько злился, сколько искал повод. Говорить про проект не хотелось. Если бы Джейсон провалился в прошлое, было бы куда проще. Старая злость напомнила о себе неприятным кисловатым привкусом. У кого-то были фантомные боли. А у него вот - фантомный привкус. Хейфец непроизвольно поморщился.
- Это - редкое явление. Повторить его по заказу невозможно. Поэтому - да, никто не интересовался. Сложно исследовать то, что то ли есть, то ли нет. Тот труд, о котором я упомянул, имеет больше теоретический характер. И то был отнесен в разряд бредовых и ненаучных. Но вы можете спросить у других специалистов. Возможно, у них есть больше информации. Больше ни чем помочь не могу.
Он бы и сам хотел получить куда больше информации. Еще как хотел бы. Но рассказывать, что больше ничего нет, вообще ничего, и тем паче, уточнять, почему он сам недавно искал информацию на эту же тему, хотелось еще меньше. Да и смысл. Алан рассеянно улыбнулся и развел руками. Мол, вот такой он, беспомощный. Разговор окончен. Выметайтесь. Финита. Либо бери, что дают, либо извини.
- Что же до вашего брата... - Умела ли Тень смеяться? Вообще, можно ли было считать Тень живой? Алан полагал, что нет. Не в том смысле, что вкладывали в понятие "живой" маги. Можно ли было сказать, что жив воздух? В воздухе есть жизнь. Наверное, она есть и в Тени. И если раньше Алан это только предполагал, то сейчас, в данный момент, практически ощущал это всей кожей. Вероятно, пора было снова съездить отдохнуть от Манхеттана, Круга. И от Тени. Куда можно уехать от Тени? Смешной вопрос. - Проект "Архангел" не занимался проблемами времени. В его цели входило определить наличие в Тени форм разумной жизни. Идентифицировать их. И, по возможности, вступить в контакт. По официальной версии, все испытатели тогда слились с Тенью. Что именно это значит - вам никто не скажет, никто и не знает. Это просто такой красивый оборот речи для того, что никто объяснить не смог. И нет, с тех пор этим никто не занимался.
Все тогда слишком испугались. Просто до усрачки. Потому сделали вид, что ничего не было. Это как с банкой варенья. Если делать вид, что на полу нет сладкой липкой лужи, и ты тут не при чем, то возможно мама и не заметит того, что банка упала и разбилась. Круг так и сделал. Нет и ничего не было. Вот только пропавшие люди сами по себе не исчезли из памяти окружающих. Досадная оплошность со стороны пропавших.
Алан врал. Цель проекта были совсем иной. Но говорить девочке о том, что речь шла, фактически, о том, что случается с магами после смерти, как-то не хотелось. Да и так, с ходу, об этом не расскажешь. Придется рассказывать либо все. Либо промолчать. Он выбрал второй вариант, который был несколько ближе к правде.
- И я не советую об этом расспрашивать кого бы то ни было в Круге. Расспрашиваемый обязательно расстроится и сообщит, куда следует. Таковы правила.
А так же, клятвы и обеды, наложенные еще тогда. Сразу после краха.

+1

12

Обиделся. Заговорил о других специалистах. Лили подумала, что пора сдавать назад, хотя в общем-то было не поздно и не рано. Она мало что узнала и вряд ли узнает ещё.
Кольнуло лёгкое разочарование. Пока что больше всего информации она получила от Солта, хотя информация эта и была разрозненной и не очень понятной. Алан тоже говорил неопределённо. То ли есть, то ли нет. Сам-то он что думает.
- М, ладно. Спасибо, - сказала Лили, пряча в сумку ручку. Умение профессора Хейфеца  игнорировать прямые вопросы было восхитительно прокачано. Возможно, ему стоит податься в политики.
Лили решила, что потом изучит объект получше и проведёт несколько тестов в Тени. Она подозревала, что у неё нет оснований не доверять знаниям профессора, но что-то свербело внутри сомнением. Как будто были какие-то факты, которые она не учла, но которые были важны для разрешения этой загадки.
А вот о проекте Лили внимательно слушала, сразу простив доктора за игнорирование других вопросов. Другие формы жизни.
Значит, у Круга были основания считать, что другие формы жизни есть? Или зачем ещё нужны такие проекты? Отжать финансирование, чтобы распихать его по карманам руководителей?
Зачем тогда эксперимент, который закончится трагически?
Ответ был один - ну конечно, чтобы остановить эксперименты. А деньги слились с Тенью, как и люди.
Почему тогда ее сообщение проигнорировали.
Должны были быть те, у кого тот проект вызывал вопросы. И они остались.
Неужели ее одну это волнует.
- Спасибо, профессор.
Лили, конечно, согласилась с тем, что расспрашивать об этом не нужно. Но она знала, что нарушит это слово, как только подвернется удачная возможность. Постарается не подставлять ни Хейфеца, ни Солта, но обязательно спросит.
Лили поднялась, протянула руку.
- Благодарю за помощь. И за то, что уделили мне время, - Лили вежливо улыбнулась. Но задержалась, прежде чем уйти
- А что вы думаете? Насчёт разумной жизни? Есть она в Тени?
Она вспомнила голос существа из Тени. Пересмешник говорил как человек.
В своём роде разумная форма жизни.

0


Вы здесь » Fade to Black » Over and Done » Вопросы и ответы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC