Fade to Black

Объявление

The New York Observer
Убийца отца практически дышал ей в затылок, и эти еле ощутимые вибрации мертвеца, который обязан гонять по лёгким воздух, чтобы издевательски посмеиваться, липким чувством бессилия бежали по коже. Будто собака из эксперимента Селигмана, Клэр осознавала: новая боль наступит, и с этим ничего не сделать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Stories untold » anxiety disorder


anxiety disorder

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/dXAC04Y.png

LIBERTY RAVEN, RYAN O'NEIL, BLAS ZARAGOZA

1 апреля 2016
- Скажи "никогда", - попросил Тень.
- Пошёл ты, - ответил Ворон. ©

Отредактировано Ryan O'Neil (2017-08-15 09:16:09)

+1

2

Что ж, это было вполне ожидаемо.

Она никогда не оставалась в клинике надолго. Так что неудивительно, что после того, как из клиники забрали О’Нила, Ли тоже предпочла уйти как можно дальше. Легко сбежать, когда ты можешь перекинуться в птицу и улететь.
К тому же, пришло время вернуться к своему тотему, который она и так оставила максимально надолго. Никому нельзя доверять такие ценные вещи.  Кроме трухлявого дерева  в одном из парков города.

Единственная проблема состояла в том, что у неё фактически ничего не было. Только тотем, который она привычно нацепила себе на лапу (как хорошо, что она умеет вязать узлы). А в большом городе сложно жить, не имея одежды, денег и людей, к которым ты всегда можешь пойти. Сложно, но вполне реально. Либерти считала, что на данный момент её жизнь не так уж и плоха: за  то время, что она провела в больнице, приступы сократились и даже более того, последний был больше месяца назад; в ипостаси ворона легко передвигаться по городу и, в целом, будучи птицей – проблем гораздо меньше. Ну и, конечно, когда у тебя крылья - найти человека гораздо проще.

На самом деле она надеялась на то, что Райан от неё не отвернётся, когда она заявится к нему домой.

Да, у Либерти хватало наглости на то, чтобы ворваться в устаканившуюся жизнь своего друга по психиатрической больнице. Более того, она уже нашла дом, в котором О”Нил жил вместе с человеком, который называл себя его отцом. Либи не знала подробностей, но была уверена в том, что история эта действительно интересная.

Рядом раздался характерное урчание другого ворона, который уселся на балкон рядом с Либерти и тут же принялся очень активно навязывать своё общество. Как хорошо, что Рейвен ещё не настолько чокнутая, чтобы позволить инстинктам взять вверх и создать маленькую птичью семью. С другой стороны, как легка стала бы жизнь!

Оборотень не позволила себе развить эту мысль дальше, так что лишь каркнула на ворона в ответ и предпочла убраться подальше. Благо, она как раз сидела на здании, которое располагалось напротив дома, в котором теперь жил Райан. Осталось только придумать, как потактичней заявиться домой к другу, который не знает, что ты можешь принимать ипостась птицы.

Что ж, Либерти в принципе не отличалась тактичностью.

К её удаче, окно комнаты Райана было открыто, так что Ли позволила себе залететь в помещение и усесться на подоконник. Друг сидел здесь же, на своей кровати, и явно с интересом читал какую-то книгу, так что Либи посчитала, что необходимо привлечь к себе дополнительно внимание, а потому заурчала, проверяя голос. Как хорошо, что вороны способны копировать человеческую речь, а сама она – оборотень.

- Пр-ривет, - Прозвучало достаточно глухо, так что Ли раздосадовано каркнула, прыгнув на месте и клюнув пару раз корешок книги, лежащей тут же, на подоконнике. - Пр-ривет, - Повторила птица, перепрыгнув с подоконника на стол. Во второй раз получилось уже чище, так что Либи осталась довольна своей речью и даже пару раз кивнула сама себе. - Райан, отвернись.

Пожалуй, действительно странно то, что О'Нил послушал незнакомую ему птицу.

Перекидываться всегда странно, на самом деле Либерти уверена в том, что никогда к этому не привыкнет. Иногда она ловила себя на мысли, что случайно застрянет где-то посередине и останется в промежуточной стадии: ни птица, ни человек. Но страх был совсем необоснован.

Рейвен стянула с кровати Райана покрывало и шустро в него укуталась. Не то чтобы она стеснялась своего тела, но вести серьёзные разговоры с другом лучше, когда на тебе что-то накинуто.

- Привет, О'Нил.

+2

3

Вежливое «не могу связаться с О’Нилом, с ним все в порядке? Не мог бы он позвонить мне на днях?» со стороны Хейфеца было синонимично общечеловеческому «где, блять, носит этого мудака, я ему, сука, яйца оторву при личной встрече!». Солт уже растягивал губы в ехидной ухмылке, прикидывая ответ, когда почувствовал в квартире чужое присутствие.
Благодаря появлению неожиданного гостя разговор завершился быстро и на удивительно мирной ноте, а маг прислушался к Тени и реальному миру заодно, пытаясь понять, кто решил заявиться на ночь глядя. Не через дверь, нет, Знак, висящий над порогом выполнял скорее роль звонка, чем мог причинить реальный вред, но предупреждал о входящих исправно.
Где-то в комнате О’Нила. Оборотень.
Солт закрыл глаза, ловя каждый шорох в Тени, разглядывая происходящее за стеной с напряженным непониманием. Но агрессии не чувствовалось. Тень вела себя тихо.
И это было необычно.
До этого Райан не приводил гостей, словно боялся, что Блас сожрет любого, переступившего порог, с потрохами. Или не чувствовал, что может назвать это место своим домом. Знаки, появившиеся на стенах его комнаты, с точки зрения Солта ничем не отличались от лепета трехлетнего ребенка «это мое, я фам!», и в плане защиты были настолько же надежны, как картонная стена против цунами.
Но в целом – умилило. Солт не стал комментировать, поправлять или ломать. Сам так сам. Немного самостоятельности и личного пространства всегда полезно для личностного роста ученика и обретения уверенности в себе. Как-то так говорили опытные наставники, относившиеся к своим обязанностям менее наплевательски, чем Сарагоса.

«…ну а если нет, не гость?» Солт отложил в сторону галстук, поправил манжеты дорогой рубашки, и двинулся к комнате Райана. Стучать не стал, распахнул дверь сразу, начиная говорить еще раньше.
- О’Нил! Мне тут Хейефец весь телефон оборвал. Пере… О! Ка-ка-я неожиданность!
Локус вспыхнул колючими рубиновыми искрами и потух. Гостем О’Нила оказалась девушка. Голая. Нет, технически, она была завернута в какое-то покрывало, но под ним точно не было никакой одежды. На такие вещи у Солта была особая чуйка. С неплохой фигурой – это тоже не потребовало ничего, кроме внимательного сканирующего взгляда, снимающего мерки прямо через мешковатую тряпку. Жизненный опыт, мать его, который не пропьешь.
- Ты не говорил, что ждешь гостей. Какая милая сеньорит-та. Познакомишь нас?
Выглядели эти двое так, словно знали друг друга лет сто – старые знакомые, беседе которых помешал посторонний. Где он ее подцепил? И как она зашла? Явно не через дверь. Защитный знак на стене мельтешил в Тени, раздражал, мешая разглядеть милую сеньориту. Все-таки была от него какая-то-то польза.
- Тебя, милая, случайно, не Сэмми зовут?
От демократичных штатов можно было ожидать всего. От демократичного Райана тем более. От Райана, который про этого своего Сэмми говорил больше загадками – тем более тем более.
«Если это Сэмми, то у нас одной проблемой меньше.»
По крайней мере, он существует в реальности, воображаемый друг, о котором О’Нил упоминал так скупо, словно стеснялся.
«Или больше.»
- У Райана в комнате нет бара. Поговорим в зале? У меня есть неплохие вина.
Мнение О’Нила Солт не учитывал, обращался исключительно к милой сеньорите, которую уже успел обласкать жадным и маслянистым взглядом.   
- Жду вас там. И, милая, Райан наверняка может дать тебе одежду, если тебя смущает оставаться голой после оборота.

+3

4

- Либерти?
Ошарашенно спрашивает Райан, когда вместо птицы в его комнате вдруг оказывается Рэйвен, тактично сдерживая готовое сорваться с языка вполне логичное "какого хрена?"
Нет, он конечно же знал о перевёртышах, но чтобы Ли оказалась одним из них...

О'Нил с секунду смотрит на Либерти, стоящую возле окна в его комнате и закутанную в покрывало с его кровати, а потом встаёт и порывисто обнимает её.
- Я скучал.
Рука касается встрепанных волос, второй Райан прижимает её к себе крепче, искренне стараясь забыть о том, что под покрывалом Ли совершенно голая. Получалось... Не очень. Можно сказать, не получалось совсем.

О'Нил поспешно разжимает руки и делает шаг назад, чувствуя, что ещё несколько секунд таких объятий и его организм на это среагирует абсолютно естественно. Твою ж мать.
- Как ты меня нашла? Давно ты... - Он садится на диван, бездумно двигаясь к краю, освободив место для Ли рядом с собой. Не слишком умно.  - Выписалась? Сбежала? - Предполагает Райан, но не выдерживает и коротко фыркает. - Ворона? Серьёзно? Рэйвен вообще настоящее имя? Или просто показалось подходящим?

Райан на ощупь находит в кармане Локус, на пару секунд надевает его на палец и самодовольно усмехается - Знаки работали, а зна...
-  Блядь. - Усмешка с его лица исчезает, прямо как по волшебству, и он поспешно встаёт на ноги почти одновременно с...
- О’Нил! Мне тут Хейефец весь телефон оборвал. Пере…
- У тебя что, встроенный радар на голых дамочек? - Возмущается Райан, неосознанно загораживая Рейвен собой. - Постучаться не мог?
Не то, чтобы он злился, к бесцеремонности Бласа он он уже привык, но раньше тот хотя бы стучал, прежде, чем вломиться или здесь что-то другое?
Задумываться об этом Райан не стал, вместо этого взял со стола мобильник, снова сел и посмотрел на тёмный экран.

- Разрядился. Алан не сказал, что хотел? -  У Хейефеца он не был с тех пор, как побывал в старом доме и неожиданно почувствовал себя виноватым. - Ладно. Я к нему заеду на днях. Предупредил бы. Но это не запланированный визит.
  На предположение отца о том, что Либерти - это Сэмми, Райан демонстративно усмехается.
- Он как и ты. - Говорит О'Нил Рэйвен. - Считает, что Сэмми это мой воображаемый друг. Папа, это Либерти Рэйвен. Ли, это... - Короткая пауза, пока Райан думает, какое из имён назвать и останавливается на привычном. - Блас.
 
Он находит Рэйвен футболку и тренировочные штаны и послушно отворачивается, пока она одевается. Смотрится Ли в его шмотках забавно и О'Нил смеётся.
- Пойдём? Это... Больно? - Спрашивает он, придерживая перед ней двери и поясняет - Ну, оборачиваться?

В гостиной Райан кивает Ли на диван, дескать, устраивайся, чувствуй себя, как дома.
- Кстати, у Райана и телека в комнате нет, - хмыкает О'Нил, вспомнив недавнюю реплику отца.  - Так что насчёт очередной серии  Игры Престолов обращайся к Бласу. Ты же... останешься, да?  - О'Нил переводит взгляд на Бласа. - Пап, тебе помощь не нужна?

+3

5

Что ж, похоже, она зря переживала о том, что Райан может быть ей не рад. Одно порывистое объятье – и всё, будто камень с плеч. Пожалуй, это можно было назвать суперспособностью О’Нила: парой фраз и действий заставить её почувствовать себя в безопасности и окружённой заботой. Не было этой заминки, которая бывает порой у двух хороших друзей, которые давно не виделись и при встрече вроде и рады друг другу, а на восстановление прежних отношений всё же потребуется время.

- Я тоже скучала, - Либи уткнулась на мгновенье лбом в плечо Райана, с некоторым сожалением признаваясь самой себе в том, что не такая уж она независимая: когда привыкаешь к человеческому теплу, без него становится сложно. Рейвен садится на диван, и фыркает, когда О’Нил не выдерживает и вместо логичных вопросов начинает издеваться над её фамилией. – У меня мать перевёртыш, фамилия от неё. У моих родителей вообще странное чувство юмора, раз они меня так назвали, - Либи пожимает плечами и закатывает глаза, всеми способами пытаясь показать, как ценит родительские вкусы. – Я и так слишком долго пробыла в больнице. Приступы сократились, не вижу смысла торчать там и дальше. К тому же, нужно было вернуться к тотему. Сам знаешь, как в таких учреждениях не любят шнурки,  - Рейвен как бы невзаначай дергает правой ногой, указывая на небольшой тотем ворона, который всё это время висел на лапе вороны. Она как раз собирается развязать узел и повесить тотем себе на шею, как дверь резко распахивается и в комнату заходит мужчина.

Тот самый мужчина, который забрал Райана из психушки.

Тот самый, который бесил О’Нила одним своим видом в те дни.

Рейвен усмехается, когда друг инстинктивно пытается ей заслонить от взгляда этого мужчины, и это не её вина в том, что она исключительно из-за любопытства высовывает голову из-за спины Райана. На самом деле, если бы не проницательность воришки, Либи, быть может, ещё и поверила в то, что этот мужчина ворвался в комнату абсолютно случайно. Так что её интерес к тому, кто так красиво лгал, был вполне логичным.

- Учитывая тот факт, что никто, кроме тебя, до сих пор не видел Сэмми, то сомневаться в его существовании – логично. С другой стороны, мы с тобой – два психа, так что для нас всё возможно.

Ей не нравится перспектива разговора с этим Бласом, которого Рай не задумываясь зовёт отцом, а после зажимается, не зная, как его представить. Но в этом мужчине чувствуется сила, так что Либерти прекрасно понимает, что отказываться  - абсолютно неразумно. Так что она с благодарностью принимает вещи от друга и старается как можно быстрее переодеться и последовать следом за ним вниз.

- Со временем ко всему привыкаешь, - Либерти пожимает плечами, что смотрится довольно забавно из-за свободной футболки друга. Да и штаны постоянно приходится подтягивать, не смотря на то, что она и так затянула их как только было возможно, - Не переживай, я же привыкла. Тем более, что это стоит того. По крайней мере, мне хочется в это верить.

Либерти занимает место за диване, привычно подтягивая колени к груди и поглядывая на Бласа исподлобья. Если Райану она доверяла безоговорочно, то этого мага она справедливо опасалась. С другой стороны, сам О’Нил вряд ли остался жить у того, кто был конченным придурком. Но этот взгляд… Ли терпеть не могла, когда на неё так смотрели. Но сейчас оставалось лишь уговаривать себя быть приличной гостей.

Насколько это вообще возможно, когда ты заходишь в дом через окно.

- Рай, я нагло совру, если скажу, что у меня всё хорошо и мне есть куда идти, но я пришла только из-за того, что переживала за тебя, а не потому что хотела напроситься, - Либерти улыбнулась другу и перевела взгляд на его отца. Как же она не любила всю эту вежливость и притворные слова радости! Всё становится гораздо проще, когда человек не прикрывается этикетом. Если тебя ненавидят, презирают – сразу становится понятно, что отсюда лучше валить.

А когда так изучающее рассматривали – это здорово напрягало и вызывало кучу подозрений.

+2

6

«Сериал какой-то,» - щедрое предложение Райана, а отличие от его обычной манеры говорить, даже содержало вопросительную интонацию, а не констатацию факта. Волновался? О чем он мог волноваться, что Блас сожрет эту Либерти, предварительно завернув в тесто и сунув в духовой шкаф?
Вороний пирог.
Солт растерянно моргнул, пожевал фильтр сигареты, щурясь от табачного дыма. На невысоком столе и впрямь стояла бутылка вина и три бокала – неоткрытая бутылка, когда О’Нил и его старая знакомая, о которой, кстати, он говорил в разы меньше, чем о Сэмми, Солт возился с пробкой. На предложение помощи незамедлительно вручил сыну бутылку:
- Помоги, раз предлагаешь, - теперь разглядывая его так же внимательно, как до этого оборотня. Помолчал, не собираясь нарушать какую-то неловкую паузу, и перевел взгляд на Либерти. – Ты наверняка голодная? Перевертыши часто чувствуют голод после обращения.  Райан, принеси что-нибудь из закуски. В холодильнике точно была еда, - поторопил, прежде, чем О’Нил взялся за свой бокал. – Сходи. Выпьешь потом.
Напряжение Либерти ощущалось едва ли не кожей. Впрочем, ее вежливость нельзя было назвать наигранной – вот только почему все это так сильно волновало О’Нила и теперь он вел себя, как подросток, впервые притащивший свою девушку домой, знакомиться с родителями.
- Тебе он тоже рассказывал о Сэмми? Мне – чаще чем про кого-либо. Про тебя он не упоминал вообще, - доброжелательность в голосе была неподдельной, без подвоха. Кто-то из них троих должен же быть искренним, верно? 
Либерти предпочла диван, Солт – кресло.
- Надолго у нас? Правда, Игру Престолов придется смотреть без меня – я не особо люблю сериалы и из всех каналов предпочитаю спортивный. Я настаиваю на том, чтобы ты осталась. Столько, сколько захочешь. Райан не знакомил меня со своими друзьями. Не стесняйся.
«Возможно потому, что у него их нет». Сложно дружить с тем, кто большую часть своей жизни был заперт в четырех стенах. С ним нельзя отправиться на модную тусовку, он не займет денег, не сможет помочь и не выпьет с тобой пинту пива в вечер пятницы. Он сам нуждается в помощи, постоянно – и поэтому такие друзья не нужны никому. Солт медленно выдохнул дым в сторону.
- Честно говоря, ты появилась вовремя. Теперь у Райана есть вполне конкретные перспективы: своя квартира, хорошая работа, машина, членство в закрытом клубе манхэттенских гольфистов. Следующий логичный пункт семья, верно? Ну а если нет, то он добрый малый и, разумеется, готов помочь своим друзьям, особенно если эти друзья – милая очаровательная девушка, которая попросит о помощи, незначительной, для начала. Остаться переночевать, например, пару дней, недель или месяцев.
Доброжелательность – первый закон гостеприимства, который Солт не собирался нарушать. А поэтому говорил так же ровно, как если бы обсуждал погоду или поддерживал любой другой необязательной треп. Только локус грелся, вспыхивая внутри алыми искрами, реагируя на эмоции хозяина – перстень, являющийся ровесником Бласа Сарагосы в Новом Свете.
- Так чем ты занимаешь, Либерти? Чем зарабатываешь на жизнь, откуда родом, где твоя семья?
«Ну же, милая. Не знала, что все маги - снобы? Привыкай», - возможно, Солт бы расхохотался, если бы дело не касалось Райана. К слову о нем - знает ли его старая подруга о том, что он маг, успел он рассказать ей об этом, или нет?

+2

7

Блас смотрит так, будто видит насквозь. Либерти даже не знает, с кем можно его сравнить, никогда ранее ей не попадались такие сильные личности. Но она всё же упрямо пытается не отводить взгляд, хоть и получается так себе. В голове мечется мысль: «Надо выпить» - после пары бокалов у неё обычно наступала первая стадия, которую Итан когда-то назвал стадией борзости просто из-за того, что Ли переставала бояться смотреть в глаза.

Как не вовремя она вспомнила про них. В сердце что-то кольнуло, совсем не смертельно, но крайне неприятно. Впрочем, сейчас они неизвестно где, а у неё есть Райан. Который послушно направился на кухню за едой.

- Да, вы правы, я голодна. К тому же, вороной я пробыла довольно долго была в крылатой ипостаси, так что нормальная еда лишней совсем не будет.

Вино она решила оставить до лучших времён – когда в желудке будет что-то кроме украденного у зазевавшегося офисного планктона кусочка бургера. Бокал непривычно смотрелся в руке, хотя она не могла не отметить как изящно её рука выглядит, когда держит что-то утончённое, а не целую бутылку.

Все выглядят изящней, когда пьют из бокала, а не с горла.

- Когда проводишь много времени с Райаном – сложно не узнать о Сэмми, - Либерти всё так же смотрит на бокал в своей руке, задумчиво покачивая его. Рай о ней не упоминал. Не то чтобы это было смертельно, но в какой-то степени обидно. Про Сэмми, значит, сказал, а про неё – нет. Кажется, именно это чувство называют ревностью? Впрочем, ладно, в конце концов он принял её обратно. Будем надеяться, не из простой вежливости. С другой стороны – ей всё равно больше некуда идти.

Блас выглядит таким участливым. Либерти не привыкла видеть такое участие к своей персоне, а потому считает такое поведение крайне подозрительным. Быть может, он действительно хочет своему сыну добра? В таком случае, да, помощь его друзьям – весьма действенный метод для того, чтобы наладить отношения.

Но к добру она тем более не привыкла.

- В таком случае, я останусь. Не могу сказать точно, как долго мне придётся вас стеснять, но надеюсь, что смогу разобраться со своими проблемами как можно быстрее.

Ли сложно отделаться от мысли, что после этого разговора ей понадобятся лекарства. Которые ещё предстоит украсть.

Стоп, он что, сватает мне Рая?

Мимика у неё всегда была довольно богатой, так что удивление на лице Либерти сложно скрыть. Она на секунду задумывается, а не стоит ли выпить залпом этот бокал вина, потому как разговор с каждой минутой становится всё сложней. И что уж говорить о том, насколько он был странным.

Рейвен всё же не удержалась от того, чтобы оглянуться в поисках Райана, который так невовремя ушёл за едой. Конечно, она голодна, но он фактически оставил её на допросе. Спасибо, друг.

- Я, конечно, рада за Райана, - медленно начинает она, а затем не может сдержать радости во взгляде, когда замечает О’Нила, который возвращается к ним с едой, - Но боюсь, что с семьёй ему помочь не могу. А вот верным другом – всегда пожалуйста. Быть может, оно и к лучшему...

Уровень голода был выше уровня смущения, так что Либерти справедливо посчитала, что имеет право спокойно перекусить во время такого тяжелого разговора. Вот только Блас, кажется, даже не думал дать ей хоть маленькую передышку.

- Родилась в Конро, штат Техас. Семьи больше нет. В свободное от лечения в клиниках время – ворую, - Ли подняла взгляд от тарелки, чтобы встретиться глазами с Бласом. Открытое признание – увы, она не из лучших. Никакой драгоценной ложки в заднице. Никакой совести, когда дело касается чужого кармана. Пусть лучше узнает сразу, от неё, чем от кого-то, а после будет смотреть на неё с подозрением из-за каждой затерявшейся серебряной вилки. – Вам ничего не нужно украсть, к слову?

+1


Вы здесь » Fade to Black » Stories untold » anxiety disorder


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC