Fade to Black

Объявление

WELCOME TO NEW YORK!
апрель 2016 года, на месте взрыва на Манхэттене еще оседает пыль.
В городе объявлен красный, высший уровень террористической угрозы, некоторые требуют ввести военное положение. Манхэттен изолирован от внешнего мира - на выездах из боро, на мостах и в тоннелях, выставлены кордоны Национальной гвардии.
Все еще только начинается.
Must read
О проекте Сюжет Список персонажей Занятые Внешности Навигация по матчасти Нужные и акции от АМС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fade to Black » Violent souls » Liberty Raven | shifter


Liberty Raven | shifter

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ЛИБЕРТИ РЕЙВЕН | LIBERTY RAVEN
сбежавший пациент психиатрической больницы

http://savepic.ru/13522725m.gif
Aubrey Plaza


Имя: Либерти Рейвен
Раса и возраст: перевёртыш, 25
Место рождения и дата рождения: г. Конро, Техас, США (22.09.1991)
Профессия: вор
Лояльность: нейтральна
Семейное положение: свободна 

О ПЕРСОНАЖЕ

Маленькая Либи с детства познала весь смысл слова «ирония». Ирония заключается в том, что её мать – перевёртыш, покончила с собой спустя полгода после рождения дочери. Казалось бы: ты сильнее человека, твоя регенерация выше, продолжительность жизни – дольше. Однако на разум твоя раса никак не влияет. Биполярное расстройство, затянувшаяся депрессия и вот Либи остаётся с отцом. Человеком, который на самом деле её любит.
От матери ей достаётся фамилия, тотем ворона и способность обращаться в чёрную, мудрую птицу. До мудрости, правда, далеко. Либи живёт с отцом, который знает о её особенности, и с бабушкой – матерью отца. Она недолюбливает внучку, искренне считая её мать чокнутой шлюхой.
Отец Либерти работает в автомастерской и ему некогда возиться с дочкой. Либи не винит отца, она его очень любит и на самом деле старается быть хорошей дочерью. Даже если бабушка считает, что она ужасна. Маленькая, бесполезная дрянь. Либи терпит, ей совсем не хочется расстраивать папочку. Она старательно читает книжки, хоть это и требует от неё большого усилия – контролировать внимание на чём-то одном поразительно сложно.
Больше всего она боится раскрыть свою сущность. Папа часто повторяет, что никто не должен об этом знать. Ни единая душа. Либи слушает его и старается избежать даже мелких ранок: она прекрасно знает, что заживают они быстрее, чем у людей. А это странно. А всё что странно – людей пугает.
Ей было девять, когда тайна нелюдей была раскрыта. Отец приходит раньше обычного, даже забирает её из школы и долго повторяет одно и то же: никто не должен знать. Либи согласно кивает головой: она ещё не знает, чем именно это грозит, ведь оказалось, что в их школе она не одна такая. Ей интересно, ей хочется общаться с этими детьми. Но отец строго наказывает даже не смотреть в их сторону. Либерти любит папочку, так что слушается его. 
К сожалению, долго хранить тайну не получается. Три года Либерти росла, всё так же делая вид, что она обычный человек. Это было не так сложно, как казалось на первый взгляд: её бабушка ненавидела нелюдей. Она всегда была расисткой, а когда поняла, что помимо негров и азиатов существуют ещё и нелюди – её ненависть расцвела со всей возможной силой. Либи только и оставалось, что старательно прятать свой тотем и постоянно себя контролировать.
А потом произошло медицинское освидетельствование в школе, где выяснили что Либерти – оборотень.
Подросток – это сгусток эмоций. А когда на него давит чокнутый родственник – это подобно Аду. 
Либи правда старалась. Пыталась сделать всё идеально. Если уборка – то до последней пылинки. Если готовка – то это должно выглядеть идеально, а если не получается, то нужно повторить. За это она получала ещё сильнее: бабушка запрещала переводить продукты, но заставляла внучку готовить. Отец в это время начал отдаляться – автомастерская закрылась, другой работы он найти не смог и в итоге ввязался в какие-то незаконные дела. Либ никогда не знала, чем он занимается, но возвращаться он стал гораздо позднее, а после и вовсе пропадать неделями.
Этот период стал настоящим раздольем для бабушки-садистки. На самом деле доходило даже до физического насилия, типа неожиданного пореза или затушить бычок от сигареты о руку подростка: что ей, твари, будет с её-то регенерацией. Либ не запирали в подвале только потому, что она и так жила там с самого детства.
Либерти шестнадцать, когда в школе у неё происходит нервный срыв. Она не может идеально написать предложение в конспекте так, чтобы бабушка сочла работу достойной.
В больнице Либи проводит полтора месяца. Ей диагностируют обсессивно-компульсивное расстройство, о котором она, будучи девочкой неглупой, догадывалась и раньше. Сложно не заметить предпосылки к болезни, когда ты по нескольку раз повторяешь одни и те же действия, не совершив которые, сходишь с ума или доходишь вплоть до панических атак.
Она не рассказывает о том, что происходит у них дома. Правда, кажется, бабушка решает какое-то время не трогать девушку – она не знает, рассказала ли та, из-за чего вообще так много нервничает. В это время Либерти даже немного счастлива. Она регулярно ходит к психологу, принимает нужные лекарства, а по вечерам в своём подвале даже принимает облик птицы, пусть в четырёх стенах крылья и не размять так, как на улице. Но она не жалуется. Ей почти спокойно. Заслуга ли это кучи таблеток, которые ей приходится принимать в ударных дозах как оборотню, или же дело в том, что её никто не трогает – Либи и сама не может сказать.
Очередной срыв происходит через месяц после семнадцатилетия Либерти. Удача её отца заканчивается и тот совсем уж глупо погибает от пули какого-то наркомана. Либ хочет заставить себя понять, что они и так уже давно отдалились. Что её отец уже давно не обращал внимания на дочь. Но ей всё равно до смерти грустно, а суицид не кажется такой уж и глупой мыслью.
Удивительно, но вытаскивает её бабушка. А Либи снова отправляют в психиатрическую клинику. На этот раз, на целых полгода – помимо ОКР ей диагностирую биполярное расстройство. «Совсем как у мамы» – думает Либ, глотая кучи таблеток. Легче от этого не становится. Хорошо, что у неё не отбирают тотем – все уже знают о её природе. В птицу, правда, у Либерти превращаться не получалось. Никто не может точно объяснить, почему, но сама девушка подозревает, что как раз из-за своей нестабильности.
После больницы она возвращается домой и сама не знает, почему. Здесь её ничто не держит. Школа кажется совсем неважной, хоть для получения аттестата и оставалось сдать несколько экзаменов. А бабушка теперь не просто ненавидит дочь своего сына – её презрение ощущается кожей.
Либерти сбегает из дома, когда ей нет ещё и восемнадцати.
Честно сказать – достаточно опрометчивый поступок, хотя он и кажется ей единственно верным. Она знает про обязательную регистрацию в полиции и догадывается, что далеко ей не уйти. Первые пару месяцев она даже не покидает города: старается прятаться на заброшенных складах, а ещё периодически прячет вещи и перекидывается в ворона. Она знает, что это ненадолго. Знает, что скоро произойдёт очередной приступ. Что она сама же может подвести себя. Знает, а потому не планирует ничего даже на час вперёд.
Первое время она шарахается от полиции как от огня, старается не посещать людные места. Но, похоже, её единственной родственнице глубоко плевать, что происходит с внучкой. Её не ищут.
Ей действительно везёт, когда она знакомится с парочкой ребят, которым плевать на общественные нормы. Мошенница и хакер. А ещё они тоже нелюди. Ведьма, которой в принципе плевать на всё и оборотень, как сама Либерти. Итан и Селин. Они воруют без зазрения совести, а ещё умеют неплохо подделывать документы. Либерти присоединяется к ним. Сначала просто как попутчик, а после их дружба растёт с каждым днём и Либи даже кажется, что они маленькая семья.
Теперь для всех она просто Ли. У неё столько документов и имён, что она старается их не запоминать. А «Ли» достаточно безличное – то ли сокращение от имени, то ли просто прозвище. Ей это подходит.
Они путешествуют по стране и Ли, наконец, может хоть кого-то назвать своим другом. Они помогают ей доставать лекарства, а ещё поддерживают её в те времена, когда её снова начинают настигать навязчивые мысли от ОКР, или когда происходят перепады настроения от биполярки. Впрочем, она даже счастлива – о ней впервые действительно кто-то заботится.
Так проходит три счастливых года. Они не задерживаются в городах дольше пары месяцев, предпочитая уезжать до того, как их сможет заметить кто-то из полиции или других нелюдей. Хакер, обаятельная ведьма, способная втереться в доверие и ворон, который легко проникает в дома и ворует ценности. Почти идеальная команда.
Им приходится разбежаться в Новом Орлеане, потому что на пару из их личностей уже есть ориентировки, а на Селин даже составляют фоторобот. Никто не винит Ли, она и сама не уверена, что это была действительно её ошибка, но её снова накрывает от мысли о том, что она всех подвела. Здесь уже ясно, что без помощи психолога Либерти не справится.
Итан готовит несколько поддельных документов для Ли, они договариваются о том, как смогут связаться друг с другом если что-то произойдёт, если кому-то понадобится помощь, а затем Либерти отправляется в клинику под именем Алесты Роджерс. Ли прячет свои вещи и тотем в одном из парков и обещает себе сбежать из клиники через два месяца.
Итан и Селин уезжают в разные стороны. И, честно говоря, никто из них не знает, где находится другой.
Ли действительно проводит в клинике меньше двух месяцев, за это время чуть-чуть поправив своё психическое здоровье, доведя себя хоть до относительной, но стабильности. Она знает, что без Итана и Селин это ненадолго, но верит в то, что на первое время этого хватит. Оказывается, сбегать из психушки, когда ты можешь превратиться в птицу, а об этом никто не знает – не так сложно, как кажется сначала.
Ли решает двигаться в сторону Нью-Йорка, действуя по прежней схеме: останавливаться в небольших городах по пути, но не больше чем на пару месяцев. Периодически она отклоняется от основного направления, двигаясь на север, делая большие крюки.
Она попадает в Нью-Йорк за полгода до своего двадцать пятого дня рождения. Здесь на самом деле легко затеряться. Ей удаётся пару раз связаться со Итаном, которые находит ей человека, который способен сделать для Ли новые документы. А ещё клятвенно обещает пересечься с ней в Большой Яблоке. Когда – не говорит, но поддерживает идею о том, чтобы затеряться в огромном городе.
Ли потихоньку ворует, действуя по старой схеме. Пусть без напарников это тяжело и ей теперь не выяснить, в какой квартире богаче обстановка до тех пор, пока она не проникнет туда через открытое окно или дверцу для кошек. Но на жизнь хватает.
Ей всё так же сложно доверять людям. На самом деле, она искренне не понимает, как так быстро прониклась к своим единственным друзьям такими нежными чувствами, ведь с остальными так не получается. Хотя она часто видит других нелюдей. Многие из них совсем не скрываются и ведут вполне счастливую, повседневную жизнь.
Ли завидует. Она так не может. Ей страшно даже представить, что однажды она может работать в какой-нибудь кафешке официанткой и мило улыбаться какому-то человеку. Мало того, что она оборотень, так ещё и страдает набором психических расстройств. Перспектив на нормальную, спокойную жизнь почти нет.
Впрочем, в какой-то момент Ли ловит себя на мысли, что вполне привыкла к такой жизни. Правда, вскоре становится совсем уж сложно проникать в чей-то дом, пока Либерти не совершит все свои обязательные ритуалы, без которых, несомненно, её постигнет неудача. Тревожный звоночек от ОКР и Ли понимает – ей пора искать помощи на стороне.
Она попадает в очередную психиатрическую клинику. Её даже ставят в пример многим больным, мол: посмотрите, она пришла сама. Ли не гордится этим, она вообще никогда не любила пристального внимания к своей персоне, к тому же люди и без того её пугают, что уж говорить о людях с психическими отклонениями. Конечно, за столько лет она уже так много их повидала, но легче от этого почти не становится.
Однако, в этот раз Ли знакомится с одним шизофреником, который кажется ей совсем непохожим на остальных больных. Она часто видела людей с шизофренией, но Райан, кажется, чем-то от них отличается. Либерти не может точно сказать, в чём отличие, но они быстро становятся близкими друзьями с О’Нилом. Врачи считают это положительной тенденцией. Ли лишь фыркает – она и так успела это понять, без медицинского заключения.
Однако в какой-то момент Райана забирают. Якобы, переводят в более дорогую клинику. Ли относится к этому скептически: доверия в ней всё так же не прибавилось. Но с О’Нилом прощается достаточно спокойно. Лишь шепчет, что скоро они обязательно встретятся.
Ли привыкла сдерживать свои обещания. Тем более что в лечебнице она провела уже почти два месяца, и пора было снова уходить.

СЕМЬЯ И ОКРУЖЕНИЕ

Отец, Виктор Хьюз – Мёртв.
Бабушка, Патриша Хьюз – жива, связь не поддерживается.
Лучший друг, Итан – жив, местонахождение неизвестно.
Лучшая подруга, Селина – жива, местонахождение неизвестно.
Лучший друг, Райан О’Нил – жив, Нью-Йорк.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ

• Оборотень-ворон. Есть проблемы с контролем, особенно в периоды эмоционального спада, обусловленного биполярным расстройством. В такие моменты доходит до того, что Ли не способна менять ипостась на птичью.
• Страдает биполярным расстройством и обсессивно-компульсивным расстройством, а потому принимает много антидепрессантов и прочих таблеток для выравнивания эмоционального фона.
• Из-за биполярного расстройства обладает достаточно двойственным характером. В периоды маниакальных эпизодов Ли становится гиперактивной, ей сложно усидеть на месте. Мысли скачут от одной к другой, она искренне считает себя крутой. Стоит признать, что подобные периоды бывают реже, нежели депрессивные и «стабильные».
• В моменты депрессивных эпизодов впадает в сильнейшее состояние апатии. Способна удерживаться от мыслей о суициде лишь под действием сильных препаратов вкупе с воздействием близких людей. Помимо этого, может приносить себе физический вред, потому что «всё равно заживёт».
• В стабильные времена Ли, на первый взгляд, флегматична и  не принимает происходящее близко к сердцу, однако всё это лишь из-за привычки переживать всё в себе.
• Из-за ОКР часто повторяет одни и те же результаты. Если Ли вынуждена прятать свои вещи в тайниках, то ей сложно удержаться от того, чтобы перепроверить несколько раз одну и ту же вещь. Раньше, когда Либерти проживала с семьёй, её мании были заключены вокруг дома. Перфекционизм, граничащий с безумием. На данный момент, наиболее частая мания – повторение одного и того же ритуала перед воровством: проверка каждого окна по нескольку раз, даже если дома никого нет; брать предметы исключительно правой лапой и ни в коем случае не касаться серебра.
• Боится пожилых женщин.
• Проблемы с доверием, однако найдя кого-то, кто готов о ней заботится, превращается в тактильного маньяка.
• Питает слабость к чёрной одежде.
• Предпочитает, чтобы все звали её именно Ли. Не любит полную фору имени, ровно как и сокращение «Либи».

СВЕДЕНИЯ ОБ ИГРОКЕ

Вообще, у меня диплом. Но я клятвенно обещаю играть, пусть и медленно. Многое, как и у всех, зависит от реала.
Пишу от 4 до 8 тысяч, как от первого, так и от третьего лица. Думаю, здесь будет более уместно третье.
Предпочитаю экшен, драму и упоротость.

ХРОНОЛОГИЯ ИГРЫ

Ваш текст.

+2

2

Код:
[quote][align=center][b][size=16][font=Palatino Linotype]WELCOME TO NEW YORK! [/font][/size][/b][/align]
С принятием, новоприбывший! Прежде, чем ты на полном основании сможешь гулять по Тени, пить по подворотням кровь или бегать за упырями с серебряным колом, несколько завершающих шагов.
[align=center]● [url=http://fadetoblack.rusff.ru/viewtopic.php?id=19]Сфотографироваться на документы[/url]
● [url=http://fadetoblack.rusff.ru/viewtopic.php?id=27]Занести личное дело в ФБР[/url]
● [url=http://fadetoblack.rusff.ru/viewtopic.php?id=5]Получить паспорт[/url] [/align]

После этого можешь смело идти в [url=http://fadetoblack.rusff.ru/viewforum.php?id=10]ближайший бар[/url] или [url=http://fadetoblack.rusff.ru/viewtopic.php?id=11]пошариться по улицам города[/url], вдруг тебе повезет? 
[align=right]Искренне твой,
Смотритель балагана[/align][/quote]

0


Вы здесь » Fade to Black » Violent souls » Liberty Raven | shifter


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC